Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 45)


Светлый просторный зал, разделенный перегородками. За каждой перегородкой стоит корова, почти розовая, цвета топленого молока.

Тимофей заметил резиновые шланги электродоек. Каждый из этих аппаратов обслуживал сразу двадцать коров.

Через весь цех тянулись блестящие голубовато-серые рельсы, на них стояли вагонетки со жмыхом и отрубями. Через несколько часов теплое молоко потечет по трубам электродойки в огромные алюминиевые жбаны, как сталь мартена льется в ковши.

По этим же рельсам, тянущимся сквозь весь цех, побегут вагонетки, груженные готовой продукцией - молоком.

Вот так, без всяких мечтаний, точно и расчетливо сравнивал Бабкин "второй колхозный цех" с заводскими цехами, где ему часто приходилось бывать.

- Батюшки! Непорядок какой! - кто-то всплеснут руками.

Тимофей повернулся. Перед ним стояла в белом халате коровница Фрося.

- Да как же вы сюда прошли? - возмущалась она, и ее румяное круглое лицо стало совсем красным от гнева. - Маленький вы, что ли? Несознательный?

- Я не знал, что попал в секретный цех, - пробурчал Бабкин, обидчиво надув толстые губы. - Охрану бы выставили, если ходить сюда запрещено.

- Мы гостям всегда рады. Но надо же правила соблюдать, - чуть смягчаясь, сказала Фрося, убедившись, что в коровнике никого не было.

Она потащила Тимофея за рукав к выходу и за перегородкой надела на гостя халат. Завязывая тесемки на спине, Фрося, уже совсем успокоившись, говорила:

- Сейчас ноги вытрете. На всякий случай руки помоем, и тогда пожалуйста!

Строгая коровница, а вообще, как говорят, самая смешливая девчонка во всем колхозе, указала гостю на специальный коврик, пропитанный пахучей жидкостью креолином. Бабкин долго и сосредоточенно вытирал ноги. Затем Фрося подвела его к рукомойнику.

- Да я, собственно, товарища своего ищу, - пытался было запротестовать Тимофей. - Может быть, и нету его здесь?

- Не убежит далеко, встретитесь. А мне, дурочке, почудилось, что Антошечкина здесь мимо проходила, - звонко рассмеялась Фрося, и на щеках у нее запрыгали веселые ямочки.

Бабкину показалось, что когда она так заливисто смеется, у нее даже кудряшки звенят. "А вообще, - подумал он, - совсем не к чему вспоминать здесь Антошечкину. Что она хотела этим сказать? И при чем тут хохот? Стеша бы ее сразу оборвала за такую невежливость".

- Я что хотела, - зашептала Фрося, - Зойку вам свою показать. Хотите верьте, хотите - нет, но такой коровы во всей области не сыщете. Молодая еще, но она обязательно рекорд поставит!

Девушка затянула потуже халат, долго возилась, чтобы спрятать под белоснежную косынку курчавые волосы и, войдя в цех, поманила за собой Бабкина.

Тимофей вздохнул и зашагал мимо стойл, поворачивая голову то направо, то налево.

- Вот она! - с восхищением воскликнула Фрося.

Зойка неподвижно стояла на коротких толстых ногах, выпятив вперед рога, похожие на слоновые клыки. Она напоминала блестящую майоликовую статуэтку, которую вдруг взяли и увеличили в тысячи раз. Вымя ее было столь огромно, что Тимофей несколько раз удивленно заглядывал в стойло и не верил. В конце концов, у него осталось впечатление, будто под брюхом у коровы висит столитровый бурдюк с молоком.

- В нашей кухне для Зойки, кстати также и для других коров, готовятся блюда по заказу. Что они любят, то мы им и даем, - говорила Фрося, проводя куском марли по гладкой спине Зойки. - А вообще, кормим "по научному", как говорит Сережка.

Она посмотрела на чистую марлю и, видимо, осталась довольной: Зойка ее хорошо вымыта.

Вдруг Фрося тоненько захохотала. Тимофею показалось, будто посыпался горох в звенящие стаканы. Он удивленно взглянул на девушку и нахмурился.

Зойке, видимо, тоже не понравился этот громкий смех, она как бы укоризненно посмотрела на свою хозяйку и отвернулась.

- Не будем ее беспокоить, - Фрося ласково похлопала Зойку. - Коровы тишину любят. А я больно смешлива. Сейчас вспомнила про Сережку и удержаться не могла. Пойдемте, я что вам расскажу про него...

Бабкин снял халат и вышел из коровника. С тоской он посмотрел по сторонам. Вадима нигде не было.

От Фроси не укрылся этот взгляд. Она освободила свои кудряшки из-под косынки и спросила:

- Может, главный инженер на свиноферму пошел?

Тимофей пожал плечами и, вздохнув, подумал: "Какой он теперь главный инженер!"

- Сейчас мы его найдем. Не булавка, никуда не денется.

Фрося, провожая гостя к воротам, рассказывала:

- Послушайте, про булавку чего я скажу. Сережка нам покою не дает со своей наукой. Мы, конечно, курсы кончали по животноводству, ветеринарное дело изучали. Все, как полагается. А Сережка говорит, что нам надо курсы по электричеству проходить. Мы смеемся. С чего бы это за такую премудрость коровницам да телятницам приниматься? Потом, когда электродойки стали пробовать, конечно, кое-что и поняли. Но все же, думаем, больше электричеству у нас на ферме делать нечего. Вдруг узнаем, что Сережка с ребятами какой-то там магнитоуловитель приспособил. Знаете, такая машина, сквозь которую сено, люцерну и всякие другие корма надо пропускать. Иной раз в этих кормах может случайно то гвоздь, то проволока оказаться. Страшное дело для скотины! И что же бы вы думали? У нас была телятница Лидка, так она потеряла в сене булавку. Мы нашли ее на магните, когда корма сквозь Сережкин аппарат пропускали. Я в тот момент как вспомнила о Зойке, так чуть

замертво не хлопнулась.

У Фроси округлились глаза.

- С той поры и Сережка и наши ребята из особой бригады на всех фермах сачке дорогие гости, - продолжала она, и на ее щеках снова появились прыгающие ямочки. - Птичница как-то пришла к Сергею и жалуется. Оказывается, ее девчата сначала прочитали в книжке, потом и сами додумались лампочки провести в курятник. Осенью рано темнеет, день короткий. Курица на нашесте больше сидит, в темноте не желает клевать. Нестись тоже отказывается. Дали курам свет... Светло, как днем, каждое зернышко видно. Тут уж совсем другое дело. Ходят себе курочки под лампой и думают, что весна настала, солнце долго не садится. Все как будто бы хорошо, но куры хоть и дуры, а обмануть их трудно. Не хотят верить, что день стал длиннее, потому так не бывает на свете, чтобы сразу ночь наставала... Неизвестно, когда на нашест садиться. Приходится удивленным курам уже в темноте свои места искать. Птичница Варвара Касьянова, строгая, понимающая о себе женщина, хотела было все лампы обратно отдать. За каким лешим они сдались, сколь толку от них никакого?.. Куры план не желают перевыполнять. В бригаде у Ольги по этому случаю специальное заседание было. Сережка и говорит: "Надо со всей наукой к этому делу подойти".

- Ну и что же? - спросил заинтересованный Тимофей. Он даже позабыл о Димке.

- Перехитрил все-таки Сережка куриную смекалку. Я плохо в этом деле понимаю, - Фрося смущенно улыбнулась, - но, кажется, поставил он какой-то реостат, чтобы не сразу лампы тушить, а постепенно свет уменьшать. Как пожелтеет волосок у лампочки, так наши пеструшки, ну, прямо... организованно чистят свои носы и ко сну готовятся. Теперь у Варвары куры несутся круглый год. Привыкли... Вот он какой, наш Сережка! Только вы уж, пожалуйста, обеспокоенно попросила Фрося, - не говорите ему, что я вам сама об этом рассказала. А то он еще выше нос поднимет. И так никакого сладу с ним нет, все наукой нас донимает.

- Фросенька, милая! Поди-ка, девонька, ко мне, - послышался старческий певучий голос.

Из двери кормовой кухни вышел старик в белом халате. Он нетерпеливо постукивал палкой по ступенькам крыльца и выжидательно смотрел на коровницу.

- Бегу! - выкрикнула девушка и тут же шепнула Бабкину: - Наш директор, отец Борьки Копытина! Мы его все, ой, как боимся!

Бабкин проводил Фросю понимающим взглядом и снова направился на поиски друга.

"Ну и выдумщик этот Сережка, - размышлял Тимофей. - До чего ж он походит на Димку... Кажется ерунду предложил - реостат, а ферма увеличила доходность... Остановка за тобой, товарищ Бабкин, ты тоже на что-то способен".

* * * * * * * * * * *

Начинало темнеть. Разведчики возвращались из Степановой балки. Они твердо убедились, что ручей спадает в широкое подземное русло, так как не только спички, но и бутылки свободно проходят по нему и через некоторое время всплывают на поверхность Камышовки. Для большей уверенности разведчики послали Сергею пять поздравительных посланий, больше не было бутылок.

Именинник надувался от гордости, таял от ласковых слов поздравлений, но никак не мог забыть первого послания на неизвестном ему языке, найденного в простой зеленой бутылке. Эта записка была не похожа на обыкновенные. Оборванные края, пожелтевшая бумага и, главное, совсем непонятные слова.

У развилки дорог встретился Сергей со своими товарищами.

- Будь здоров, дружище! - крепко сжал ему руку Буровлев. - Жить тебе еще полтыщи лет. А ну, показывай поздравительную телеграмму из-за границы.

Стеша усердно потирала щеку: ее ужалила пчела.

- До чего же знаменитым ты становишься. Сережка, - ласково заметила она и шаловливо потрепала его за вихор.

Пастушок недовольно отстранился. Нежности какие!

Он вынул из кармана гимнастерки аккуратно сложенную записку и протянул се Ольге. Кому же, как не бригадиру, должен он прежде всего сообщить о своей находке? Бутылку Сергей отдал Копытину для "экспертизы".

- Ребята, у кого есть спички? - спросила Ольга, пытаясь разобрать записку. - Ничего не видно.

- Все спички в Камышовку сплавили, - отозвался Буровлев. - Целый день из-за этого не курил.

- И на что только не пойдет человек ради науки, - как бы невзначай сказала Стеша, покачиваясь на своих высоких каблуках. - Вчера только курить научился, а сегодня даже похвастаться не пришлось. Спички отобрали!

Багрецов подошел к Ольге и протянул ей темный прямоугольник, похожий на карманное зеркальце.

- Откройте! - сказал он. - При этом свете можно все прочитать.

Девушка приоткрыла крышку. Блеснула зеленоватая фосфоресцирующая полоска. Затем вся поверхность зеркала осветилась ровным, немигающим огнем.

Багрецов вместо зеркала приспособил стекло, покрытое ярким радиоактивным составом, обычно применяющимся в приборах на самолетах. Нанесенные этой краской цифры горят ярко и хорошо видны в темноте.

- Занятный фонарик, - похвалила Ольга выдумку техника. Она осветила записку и пыталась разобрать, что же в ней написано.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать