Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 64)


А здоровье? О, Зинаида Павловна хорошо знала, что это значит. У него даже шея похудела, стала тонкой, будто у маленького мальчика. Он еще придумал какую-то бригаду комсомольскую, для колхозников аппараты изобретают, иной раз до ночи засиживается. Куда это годится? Чуть ли не все детские болезни перенес ее Вадик - коклюш, корь, скарлатину, свинку... Зинаида Павловна все это пережила, успокоилась. Но вот он стал почти взрослым. (Именно "почти", потому что она никак не могла признать в восемнадцатилетнем сыне взрослого мужчину.) Однако нельзя же себя так переутомлять. Сегодня, может быть, впервые за все это время она почувствовала, что часть вины лежит на этой красивой "профессорской дочке", которая почему-то оказалась в колхозе. Теперь ради нее и новых друзей из Девичьей поляны Вадик мало спит и до полуночи делает чертежи каких-то странных проектов.

Медленно разливая чай, Зинаида Павловна думала об этом и вдруг совсем по-женски решила пожаловаться гостье на своего Вадима.

- Я вижу, вы большие друзья, - сказала она, взглянув сквозь поблескивающие стекла пенсне на Ольгу. - Мне это очень приятно... Но скажите, Оля, простите, что я вас так называю, попросту, - у вас в колхозе тоже есть мальчики. Я хочу сказать, юноши, вроде моего Вадима, работают целый день и даже иной раз до ночи засиживаются? Не щадят своего здоровья в этом юном возрасте?

Зинаида Павловна хотела было продолжать свою мысль о режиме дня молодого организма, о том, как важно следить за этим... О разумном сочетании труда и отдыха... Короче говоря, прочесть одну из своих лекций. Но Вадим знал их наизусть и теперь не хотел, чтобы Ольга выслушивала нотации, предназначенные только ему.

Он чуть не опрокинул чашку и, для пущей убедительности жестикулируя руками, стал доказывать всю несостоятельность замечаний матери.

- Мама у меня очень странная, - прежде всего, заявил он. - Она так боится за мое здоровье, что готова посадить меня под стеклянный колпак, чтобы, избави бог, не долетела ко мне какая-нибудь инфекция... Она уговаривает меня бросить работу в лаборатории. Утверждает, что переутомление, дистрофия, ослабление организма и всякие такие страшные вещи подстерегают меня на каждом шагу. Она, конечно, лучше меня понимает в таких делах... Но, моя дорогая мамочка, - Вадим коснулся щекой ее плеча, потом устыдился этой нежности перед Ольгой и с независимым видом продолжал: - Я считаю, что для "молодого организма", как ты меня часто величаешь, главное - деятельность. Настоящая, не топтание на месте, а стремление вперед, "чтобы брюки трещали в шагу", как говорил Маяковский.

- Надо - все делать в меру, - пыталась возразить Зинаида Павловна.

Но Вадим уже был затронут за живое. Теперь его ни за что не переубедишь.

- В меру... В меру... - громыхал он на всю столовую. В этот момент, ему казалось, что и голос его был похож на бас Маяковского. - Где она, эта самая мера? Не хочешь ли ты, чтобы я уподобился Жорке Кучинскому?.. Он соблюдает все законы для равномерного развития "молодого организма". Папа у него какой-то большой начальник в главке, присылает каждый день машину к институту. Сынок едет играть в теннис не потому, что увлекается этой игрой, а потому, что считает это занятие высшим шиком. Он вовремя обедает, отдыхает, а вечерами волочится за девчонками.

- Вадик! - В ужасе всплеснула руками Зинаида Павловна. - Такие слова... Постыдился бы гостьи...

- Извините меня, - Вадим вспыхнул, но возбуждение его не остыло.

Он, видимо, страстно, до боли ненавидел этого Жорку и спокойную Жоркину жизнь. Он ее ненавидел так же, как Васютин, и, может быть, навсегда запали в юношескую душу правдивые и взволнованные слова инструктора райкома о тупой сытости и самоуспокоенности каких-нибудь Лукьяничевых.

- Ненавижу, - твердил Вадим, сжимая кулаки. - Ненавижу! Этому сопляку (Зинаида Павловна снова ахнула) в теннис нужно играть затем, чтобы не разжиреть... У него нет никаких интересов, он ничего не хочет, кроме удовольствий. В институте он тоже бездельничает, на тройках едет и посвистывает. Книг для него почти не существует. Он только сквозь зубы цедит, что Маяковский непонятен. Да я бы ему за одного Маяковского ноги повыдергал...

- Довольно, Вадик, - вмешалась мать, - ты слишком резок. Жора обыкновенный мальчик, ничего плохого он не делает.

- Да и хорошего тоже, - не унимался Вадим. Он отставил чашку и вышел из-за стола. - Такие Жоры хуже Макаркиной и Круглякова в тысячу раз. К сожалению, они еще есть у нас... Ты говоришь, он обыкновенный, а какое право он имеет оставаться этим "обыкновенным", если эпоха наша самая необыкновенная из всех эпох, которые знала история? Ты же читала, что мы сейчас строим самые мощные в мире гидростанции, каналы в пустынях и степях, переделываем природу, разводим сады. А там за океаном - военный лагерь. Срочно стряпается водородная бомба, разводятся смертельные бациллы... Миллионы людей встали на защиту мира! Твоего же "обыкновенного мальчика" ничего не трогает, и водород его интересует как "водородная перекись", которой красят волосы знакомые девчонки. Я думаю, что через десяток лет такую говорящую амебу ученые будут изучать под микроскопом.

- Правильно и очень зло! - отозвалась Ольга, усмехнувшись. - Такие люди, кик это нелепое существо - ваш Кучинский, должны скоро навсегда исчезнуть. С ними мы не придем к

коммунизму. Мне почему-то кажется, что этого Жорку я встретила, поднимаясь сюда по лестнице. Мальчишка в шубе с бобровым воротником и сигареткой в зубах. Кругленький такой?

- Вот-вот, - оживился Вадим. - Собственной персоной вышли на прогулку... Я ему не могу простить, как он отозвался о наших работах. Пришел я к нему в прошлое воскресенье за монтажным проводом. А он меня прямо так в упор и спрашивает: "И охота это тебе благотворительностью заниматься? Связался с какими-то колхозниками". Простите, Оля, но это меня так задело, что я еле удержался. Подумать только!.. "Благотворительность"... Да я ему чуть по морде не съездил...

- Вадик! - снова воскликнула Зинаида Павловна. - Еще одно такое слово, и я тебя попрошу из комнаты.

- Ну не буду... Вот, честное слово, не буду, - замахал руками Вадим. Только, если он еще такое скажет, честное слово... изобью... И пусть меня тащит его папа в милицию, я там все как есть расскажу. А его шуточки чего стоят?! - снова загорячился Димка. - Жоркиному папаше кто-то привез из Парижа нелепую американскую игрушку. Румяная булочка, очень натурально сделанная из резины. Ну, не отличишь от настоящей, такая же аппетитная и пышная... Жорка тут же отбирает у папы подарок, выбегает во двор, по очереди подходит к маленьким детям и каждому из них сует эту игрушку... Какой-нибудь несмышленыш в два годика тащит приятную булочку в рот, надкусывает и с плачем бросает. Оказывается, булочка пищит словно мышь. Жорка хохочет. - Каблуки Димки выбивали дробь. Он пристукнул, словно припечатал их к полу. - Матери жаловались, что после этой "милой шутки" дети совсем переставали есть булки и при виде их плакали.

- Какое безобразие! - возмутилась Зинаида Павловна, и стекла ее пенсне задрожали.

Она, как детский врач, особенно близко приняла к сердцу рассказ Вадима. В этот момент она согласилась, что Жора не такой уж милый мальчик, каким она его себе представляла. Нет, Вадик никогда бы не решился на такую гнусную шутку.

- Оля, вы не хотите сливок? - спросила она, пододвигая ей молочник.

- Нет, спасибо! - Ольга вдруг встала из-за стола. - Простите, я позабыла наш подарок.

Она выбежала в коридор и притащила корзинку.

- Не знаю, не испортились ли?

Вадим с любопытством наклонился над корзинкой. Там в разных отделениях лежали свежие, будто тронутые росой ягоды. Среди них и гигантская земляника, и зеленовато-желтая актинидия, и крупные ягоды, напоминающие малину.

- Из нашей оранжереи, - смущенно говорила Ольга. - Когда мы их послали в город, то никто не мог поверить, что это свежие ягоды, все думали замороженные.

- Немудрено. Прелесть какая! - Зинаида Павловна взяла розово-красную ягоду. - Ну и огромная, никогда таких не видела!

- Для Оли - это обычное дело, - сказал Вадим. - Земляника у нее - гигант, величиною с картошку. Картошка по размерам похожа на дыню. Дыня - величиною с тыкву... А тыква... тут уж я не подберу сравнения... В общем, человек в нее влезет... Значит, тыква - величиною с хату.

Все рассмеялись. Вадим стал выкладывать землянику на тарелку.

- Мамочка, а если со сливками?

- Знаю тебя, лакомку... Балуете вы нас, Оля. - Зинаида Павловна тепло посмотрела на гостью. - Уж очень много посылок...

- Сейчас Тимка придет. Мы с ним все это разделим, - восторженно говорил Вадим. - Только он чудной, все такие вкусные вещи ребятам отдает. Знаете, Оля, я - грешник: не могу на такое самопожертвование решиться. Все могу раздарить... Но вот насчет земляники, - он прижал руки к груди, - ну, просто не могу... Кстати, мама меня поддерживает в таких делах. Кушай, мол, Димочка, тебе очень нужно сладкое... Вот я и стараюсь, благо вышел из такого возраста, когда золотухой болеют... Мама, как она по-латыни называется?

- Ну, довольно тебе, болтушка! - шутливо отмахнулась Зинаида Павловна.

Вадим поднес к лицу полную тарелку ароматной земляники и, вдыхая ее запах, от наслаждения закрыл глаза. Разве мороженая так пахнет?

Наблюдая, как Зинаида Павловна раскладывала не - обыкновенное лакомство по блюдцам и поливала сочные ягоды густыми сливками, Вадим обратился к Ольге:

- Вы так и не сказали, что случилось с Кузьмой? Как его дела? Мы давно от него не получали писем...

Девушка замялась и, не глядя на Вадима, ответила:

- Кузьма уехал в область. Его вызвали для реализации своего изобретения.

- Трактор-автомат?

- Нет, новый плуг для каналов. Сейчас, после решений правительства об орошении, эти дела особенно важны.

- Ну, еще бы... А надолго он уехал?

- Думаю, что да, - помолчав, ответила Ольга. - Там организован какой-то специальный институт. Говорят, что разрабатывается очень нужное изобретение. Ну, а Тетеркин к нему причастен как автор небольшого усовершенствования. Кстати, он и сам совершенствуется в заочном институте.

- Пишет? - осторожно спросил Вадим, пододвигая к себе блюдце с земляникой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать