Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 65)


- Нет.

- Да на что же это похоже? - У Вадима даже ягода стала поперек горла. Уехал, и с глаз долой. Заважничал...

Ольга улыбнулась и будто нечаянно посмотрела на себя в зеркало у двери.

- Напрасно это, Вадим Сергеевич. Кузя не забывает старых друзей.

"Ого, - подумал юноша, проглатывая ягоду. - Он уже Кузя стал..."

- Но все-таки, почему Кузя?.. Простите, Оля, но я терпеть не могу уменьшительных имен... Даже с мамой приходится иной раз ссориться... Кузя... Смешно! Так и представляешь, что Кузя этот смотрит на вас младенческими глазами и пускает пузыри... Забавно! Однако почему же он не пишет? - настаивал Вадим и тут же почувствовал, что Ольге неприятен этот разговор.

- Ему незачем посылать письма, так как он бывает дома каждое воскресенье, - сухо ответила Шульгина.

Багрецов хотел как-то исправить свою бестактность. Черт его дернул вспомнить про пузыри! Не хорошо получилось, глупо.

Он суетился, неловко пододвигал Ольге тарелки с закусками, потом отставлял их обратно.

Зинаида Павловна смотрела на сына насмешливо и укоризненно, однако ничем не выдавала своего желания прийти на помощь.

Уж если ты считаешь себя взрослым, то должен найти выход из любого затруднительного положения. Посмотрим, как это у тебя получится. Надо уметь вести себя в обществе.

ГЛАВА 2

НОВЫЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ "ББ" И ДРУГИХ...

Сами

на глазах у всех

сегодня

мы

займемся

чудесами.

В. Маяковский

У входа позвонил Бабкин. Конечно, это был он. По сговору с товарищем, его звонок резко отличался от всех возможных комбинаций, присущих многим московским квартирам. Сейчас Тимофей вызванивал телеграфной азбукой начальную букву своей фамилии.

Вадим обрадовался. Он выскочил в коридор и чуть не сорвал цепочку с двери, распахивая ее перед желанным гостем.

Раздевшись, Бабкин степенно вошел в столовую. Его щеки румянились, как яблочки. Да и сам-то он похож был на сочное, крепкое яблоко. Он никак не ожидал встретить у Димки гостей, иначе он никогда бы не пришел в валенках. Валенки добротные, белые, фетровые и, главное, самые что ни на есть высокие. Казалось, что Тимофей выбрал их только затем, чтобы ходить по сугробам. Даже если он провалится по пояс, в его замечательные валенки совсем не набьется снег.

Бабкин шел к Ольге, протянув руку, а Вадим с улыбкой наблюдал за ним. Он думал, что Тимка так и не дойдет до конца. Еще бы! У него совсем не сгибаются колени... "И потом, - вспомнил Вадим, вовсе невежливо первому подавать руку. Это должна сделать девушка..."

Тимофей с чувством пожал Ольгину руку. Он смущен, неизвестно - то ли от неожиданной встречи, то ли из-за валенок.

- Тимочка, садитесь с нами завтракать, - пригласила Зинаида Павловна своего любимца.

"Ну и везет же Тимке, - с завистью подумал Вадим. - В Девичьей поляне Анна Егоровна в нем души не чаяла, а в Москве - мама. Непонятно, чем он полюбился им? Может быть, своей голубиной кротостью?"

- Почему сегодня опоздал? - покровительственно спросил Вадим.

- Да вот твой друг задержал. - Бабкин смотрел на Ольгу, которая рылась в своей сумочке.

- Какой друг?

- Жоржик Кучинский.

- Возьми его себе, - огрызнулся Вадим. - Странно, что этот важный барин снизошел до разговора с тобой.

- Знаешь, Димка, я злой, и не будем о нем вспоминать!

- Нет, это интересно. Мы сейчас о нем говорили. Мама его всегда защищает, Я думаю, что Оле просто нужно знать, какие типусы встречаются. А то она думает, что на нашем общем пути в ногах путаются только макаркины да кругляковы.

- Круглякова давно уже исключили на общем собрании, а с Макаркиной справились по-хорошему, - сказала Ольга, поднимая голову от сумочки и доставая оттуда конверт. - Сейчас у нее такие показатели, что и некоторые молодые позавидуют... Как-то она мне даже сказала, что ей просто совестно плохо работать, коли москвичи, - Это она про вас, - ради колхозников стараются, и, главное, им за это трудодни не начисляют, - Ну, а вы? - обратилась Ольга к друзьям. - Все-таки оставили в покое этого... Кучинского?

- Да что ж с ним сделаешь? - огорченно развел руками Вадим. - Как мама говорит, он обыкновенный мальчик. Мы его знали по школе, а сейчас в институте учимся на разных отделениях. Он - на дневном, мы - на вечернем... Предлагали Жорке заниматься настоящими полезными делами, а он только смеется. Силой, конечно, не заставишь. И вообще, он говорит, что его жизнь никого не касается, это... личное дело индивидуума.

- Оказывается, у вас все получается гораздо сложнее, чем в нашем коллективе, - задумчиво заметила Ольга. - С Макаркиной куда проще.

- Еще бы! - воодушевился Тимофей и решил рассказать о своей встрече с Кучинским. - Вот, например, сегодняшняя история. Жорка неприятный человек. Я не хочу с ним встречаться. Но он ходит по улицам и переулкам. Только что встретил меня здесь недалеко от дома. Идет с тремя девчонками. Сегодня мороз, а они в паутинках: ноги красные, как у гусят. Из-под шляпок абсолютно синие пудреные носы выглядывают. Хотел было я перейти на другую сторону, но Жорка заметил меня, взял за пуговицу и важно процедил: "Девочки, знакомьтесь... Это мой друг - начальник поросячьей фермы. Вчера пешком пришел из колхоза. Москву не видел, но просит, чтобы мы его повели в "Метрополь". - Бабкин смущенно заморгал бледными ресничками. - Конечно, это плоско и глупо. Но девчонки, видно, подстать Жорке: такие же пустые, поверили и, подсмеиваясь, потащили меня за собой...

- Ну и что же ты? - прикрывая рот ладонью, давясь от

смеха, спросил Димка.

Бабкин заметил, что друг смеется, убрал под стол свои валенки и грубовато ответил:

- Не буду же я драться с девчонками. Кое-как освободился... Но, откровенно говоря, мне не было так смешно, как некоторым моим друзьям.

Тимофей недовольно посмотрел на Вадима.

Тот сразу съежился под этим взглядом. Он обнял товарища и виновато заглянул ему в лицо.

- Тимка, прости, но я невольно представил себе, как ты отбивался от этих девчонок с синими носами. А вообще Жорка - мерзавец.

- Утешил, - буркнул Тимофей. - Это и без тебя всем известно. Мне досадно, что такие бездельники пока еще пыжатся, и как ни в чем не бывало ходят по чистым московским улицам.

Молчание. Зинаида Павловна вытирала чашки.

В стеклах горело холодное зимнее солнце. Вадим встал из-за стола и увидел оранжево-розовые крыши. Лиловые тени прятались под ними.

"Удивительно, - подумал он. - Вот такими же глубокими контрастами, как на этой картине в окне, отличаются люди..."

Он вспомнил ясную и светлую целеустремленность Стеши и рядом ничтожное самодовольство Жорки.

- Да, чуть не забыла, - услышал Вадим голос Ольги и повернулся от окна. Ольга протягивала Бабкину запечатанный конверт.

- Это от Стеши.

Снова отвернулся Вадим.

Тимофей почувствовал неловкость. И чего эта Шульгина сообщает всем, от кого письмо? Он сам прекрасно знает, кто ему пишет из Девичьей поляны.

Бабкин повертел письмо в руках. Распечатать или нет? Если спрятать, то, пожалуй, будет неудобно, - подумают, что секретничает. Да мало ли что подумают!

Краем глаза смотрел Вадим на конверт. "Лично. В собственные руки", прочел он вверху. "Не положено так писать на документах, - невольно подумал техник. - Надо ставить гриф по-настоящему - "Совершенно секретно". Просто и ясно... Проклятое любопытство! До чего ж невежливо засматривать в чужие письма, но что делать? Так и косит глаз, как у зайца.

Все-таки решился Тимофей распечатать письмо. Не глядя, равнодушно он разрывал конверт. Но Димка - любопытный хитрец - смотрит на его руки. Они чуточку дрожат. Почему? Тимофей не понимает... Впрочем, он и не хотел об этом думать.

Бабкин быстро пробежал глазами первую страницу. Бросил письмо на стол и дружески протянул обе руки Ольге.

- От души, Оля, поздравляю! - Глаза Бабкина светились радостью. - Вы наконец-то поняли, что это за человек!

- Кто? Кто? - засуетился Вадим. Он выхватил у товарища письмо, но, будто обжегшись, тут же бросил его. - Почему я ничего не знаю?

- Стеша пишет, что ребята из ОКБ готовятся к Олиной свадьбе, торжественно произнес Тимофей. - Назначена на пятое декабря. Закупили все шампанское...

- Приезжайте, пожалуйста, - сказала Ольга, опустив голову. - Кузьма тоже просил.

- Ну, это мы еще посмотрим, - загорячился Вадим. - Стоит ли? Разве так хорошие друзья поступают? Приехала, сидит целый час и молчит. Нет, дорогой Тимка! - звонко хлопнул он друга по плечу. - Потеряли мы у них доверие. Какие же мы члены ОКБ, если ничего не знаем? Друзья Золотые Звезды получают и молчат. Замуж выходят - тоже молчат... Скажите, уважаемый бригадир, насмешливо поклонился он Ольге, - может, вы нас под шумок там исключили?

Оля не поднимала головы. На губах ее блуждала улыбка... Разве можно говорить о своем счастье? Нет таких слов! И пусть друзья не сетуют на нее.

- Поздравляю вас, дорогая девочка! - Зинаида Павловна приподняла голову Оли и поцеловала ее в лоб. - Пусть счастье поселится навсегда в вашем новом доме...

Ольга ласково прижалась к ее руке. Так хорошо было здесь, в этом доме, где встречают ее друзья.

- Абсолютное отставание города от деревни! - смешно взмахнув руками, воскликнул Багрецов. - В Девичьей поляне будут поздравлять вас, поднимая бокалы с шампанским, а здесь... Простите нас, Оленька! В нашем доме, где торжествует медицина, я с момента рождения не видел ничего более крепкого, чем дистиллированная вода. Похоже на то, что гости, которые переступают порог нашей квартиры, сразу молодеют настолько, что хозяйка (по специальности детский врач) относит их к категории грудных младенцев.

- Болтушка ты! - Зинаида Павловна запустила пальцы в спутавшиеся волосы сына, нагнула его голову и оттолкнула от себя. - Возьми на верхней полке. Да не разбей бокалы!

- Не может быть, - рассмеялся Вадим, подбежав к буфету. - Ну, значит, сейчас отметим и будущую свадьбу Оли и мое совершеннолетие.

Как истый лакомка, Вадим тянул сладкое винцо из тонкого бокала и хотел даже подсыпать в него сахару. Однако "совершеннолетние" так не делают.

Неожиданно он ощутил, что радость его за Ольгу чем-то омрачена. Радость не могла быть полной. Вадим еще не совсем хорошо понимал, что вспышка веселости, которая сейчас уже прошла, не что иное, как внутренний протест. Чем-то его обидели, что-то отняли... О нет! Ни на минуту он не мог представить себя на месте Кузьмы... Смешно... Может, и вправду он, "Вадик", пьет сейчас вино потому, что именно сегодня, а не полгода тому назад стал совершеннолетним. И пусть Оля смотрит на него, как на мальчика. Так и должно быть... И... пусть они будут счастливы!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать