Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 7)


- Мы будем искать эту реку, - спокойно сказала Ольга. - Вы правы, Никифор Карпович.

- Да разве я об этом говорил? - удивился Васютин, и глаза его блеснули из-под бровей. - Откуда ты взяла? Тут о специалистах был толк, что приедут будущей весной. Они все это дело как следует разузнают.

- Еще год ждать, - недовольно проговорил кто-то за спиной Васютина.

Никифор Карпович обернулся.

- А ты как же думал, Сергей? Все это так просто? Поковырял палочкой - и реку нашел? Нет, не одну книжку ты должен прочитать, прежде чем по-настоящему поймешь, как специалисты ищут воду.

- И прочитаю, - настойчиво проговорил лобастый, как молодой бычок, четырнадцатилетний Сережка. - И реку найдем, - твердил он, упрямо смотря в землю. - По научному найдем.

- Да кто же тебе мешает? - со смехом развел руками Васютин.

Вдали послышался гул трактора. Рокот его мотора и скрежет гусениц ворвались в тишину летней ночи.

Трактор приближался. Он шел на последней скорости.

Ребята привстали на бревнах, стараясь рассмотреть в темноте бегущий трактор. Послышался треск. На глазах у изумленной молодежи надулся и лопнул плетень. В разрыве показался масленый блестящий радиатор трактора. Он направлялся прямо на бревна. Девушки завизжали и бросились врассыпную. В этот момент через изгородь перемахнула чья-то тень.

Машина остановилась в двух шагах от Васютина.

Никифор Карпович встал, взял палку и, опираясь на нее, подошел к кабине. Там, опустив голову на руки, сидел механик Тетеркин.

- А ну, дыхни! - сурово обратился к нему Васютин.

Механик с готовностью повиновался.

- Не похоже... Заснул, что ли?

Тетеркин мрачно опустил голову.

Никто не заметил, что вслед за механиком, догонявшим трактор, в пролом плетня пролез Бабкин. Сейчас он стоял около радиатора и с волнением наблюдал за разыгравшейся сценой.

- Что ж нам с тобой делать, молодец? - с укоризной и болью говорил Васютин механику. - Заснул на дороге, так что вывалился из машины?

- Неправда! - неожиданно вырвалось у Тимофея. - Он не мог упасть из кабины. Бабкин, техник Центрального метеорологического института, - вежливо представился он, протискиваясь к Васютину поближе.

- Сердечно рад, - отозвался Никифор Карпович, пожимая руку. - Так почему же наш механик Тетеркин не мог вывалиться из машины?

- Очень просто. Потому, что он в нее и не садился.

Механик посмотрел на приезжего гостя хмурым, предостерегающим взглядом и, повернувшись к Васютину, сказал:

- Напраслина все его, Никифор Карпович. Откуда он знает? Действительно, беда со мной приключилась: заснул...

- Да, Тетеркин, приключилась беда. Но не только с тобой, а и с нами, потому что всем совестно за тебя... Мы вот сейчас размечтались здесь о том, какая жизнь настанет в Девичьей поляне через несколько лет, а ты за рукав уцепился. Назад тянешь.

Тетеркин долго смотрел на Васютина, затем решительно включил мотор, развернулся на месте и скрылся в темноте.

Оля протянула руку вслед ему, видимо желая остановить, но потом смутилась и, отвернувшись в противоположную сторону, долго смотрела, как за холмом вспыхивали далекие зарницы.

ГЛАВА 5

ОДУВАНЧИКИ И ВЕТРЫ

Наша

дорога

легла не гладко,

не скоро

нам

урожай дожинать.

В. Маяковский

- Вот на этом месте я видел, как трактор без человека доходил до конца поля и сам поворачивал, - рассказывал Бабкин Вадиму через три дня после описанных нами событий.

Друзья уже спустились с холма и теперь торопились к ужину. Стеша очень сердилась, когда они приходили не вовремя. Она решила, что с помощью своей матери для московских техников можно устроить настоящий санаторий. Пусть знают там, в Москве, как живут колхозники и как они рады хорошим гостям!

- Вчера я решил проверить, что за чудеса тут творятся с телемеханическим управлением, - продолжал рассказывать Бабкин, оглядываясь по сторонам, словно ожидая снова встретить знакомый трактор. - Проверил все наши приборы на холме...

- Как же ты мог это сделать? - ехидно спросил Вадим. - Без аккумуляторов?

- Ну, неважно, - отмахнулся от него Бабкин. - По схеме проверил.

- Тебе очень трудно сознаться, что приборы тут ни при чем, а шел ты только ради трактора? Ведь правда? - сочувственно спросил Вадим.

- Ладно, не приставай, - согласился Тимофей. - А тебя разве такая штука не заинтересовала бы? - в свою очередь, спросил он.

- Так я же от природы самый любопытный.

- Понятно. А другие, значит, лентяи? - с легкой обидой заметил Бабкин и, помолчав, продолжал: - Итак, я увидел снова, как по полю ходил одинокий трактор. Чисто углы срезал, все, как нужно. Я спрятался в траве и стал за ним наблюдать... Вижу, поднимается с земли человек, вскакивает на подножку и начинает возиться в кабине... Я, конечно, не удержался, встал на колени, думал рассмотреть, что он там делает. Человек как бросится ко мне!

- Ты, разумеется, бежать! - рассмеялся Вадим.

- Ну, вот еще! - презрительно заметил Бабкин, почесывая стриженую голову. - Мне просто не хотелось встречаться с ним.

- Ну и как же?

- Я прибавил шагу.

- А он за тобой, - подшучивал Димка.

- А он за мной... Наконец слышу, что отстал. Оказывается, его трактор сам убежал. Тут он бросил меня и погнался за машиной. Остальное тебе известно.

- Ничего не известно, кроме того, что беспризорный трактор ворвался в деревню, - возразил Вадим. - Как ты думаешь, зачем нужно этому Тетеркину так

таинственно обставлять свои опыты?

- Не понимаю.

Вадим помолчал, затем ядовито заметил:

- Могу тебя поздравить: одного врага в Девичьей поляне ты уже имеешь.

- Да... - задумчиво покачал головой Тимофей. - Не ожидал я этого.

Неяркое закатное солнце повисло над полями. Сквозь тонкую розовую пыль на дороге Вадим увидел несколько грузовых машин. Это возвращались с работы колхозники. Многие ехали на велосипедах.

Горели спицы-лучи в блестящих ободах, пестрели девичьи платья. Две девушки, темные, загорелые, откинувшись всем корпусом назад, спокойно беседовали друг с другом.

Вадим с завистью смотрел на них. "Как, например, может эта плотная девушка, явно не обладающая балетной грацией, как она может, - поражался он, держаться одной рукой за руль, а другой размахивать так, как это ей нравится? Все-таки она сидит на двухколесной машине, а не на диване. Удивительно!"

Не пришлось горожанину Багрецову испытать все прелести велосипедного спорта; впрочем, и здешние колхозники меньше всего думали о лаврах велосипедистов-рекордсменов. Тут это надежный транспорт, как в Москве троллейбус.

Вадим вспомнил рассказ Никифора Карповича о своей поездке в Черкасский район Киевской области. Там во многих колхозах действительно массовая "велосипедизация". Села большие, да и время дорого. В гости ездят друг к другу только на велосипедах. Едет сам хозяин, за ним жинка в расшитой кофте, а по бокам детишки, тоже на велосипедах, привычно накручивают педали. Однако дело не только в транспорте. На селе ремонтных баз нет. Значит, чуть ли не каждый должен уметь собрать и разобрать машину. Васютин сам видел, как бабушка в очках, перевязанных нитками, не только накачивала шины, но и подтягивала заднюю втулку гаечным ключом. Она поднимала машину, крутила колесо и смотрела, нет ли восьмерки. Так незаметно люди становятся технически грамотными, не говоря уже о любознательных ребятишках. Они до тонкости познают отцовский велосипед одновременно с азбукой. А от этой простой машины до трактора путь становится куда короче.

...Смотря на мелькающие спицы, Вадим вспомнил рассказ Васютина и очень пожалел, что не умеет ездить на велосипеде. Каждый день приходится ходить на холм пешком. Неудобно же для этого просить "москвича" у Анны Егоровны.

- Не говори, Лизочка, что Ванюша Буровлев не выдюжит, - услышал Вадим разговор двух девушек. Они отстали от своих и теперь медленно проезжали мимо московских гостей. - Он парень на работу злой. Антошечкиной несдобровать.

- Стешка об землю расшибется, а своего не упустит, - возразила вторая, бросая руль и обеими руками поправляя выбившиеся из-под косынки волосы. Обещала она восемьдесят центнеров, и хоть лопни, а выложит на стол... Ванюшка, он еще футболом страдает. А эта болезнь прилипчивая...

Дальше Вадим уже не слышал разговора. Однако ему очень хотелось побольше узнать о Буровлеве, у которого оказалась "прилипчивая болезнь". В деревне говорили, что Буровлев чуть ли не самый лучший звеньевой. У него был участок кукурузы, где он почти полностью применил механизацию.

...По пути на метеостанцию наши друзья встретили самого Буровлева. Он мыл руки в глиняной чашке и исподлобья наблюдал за своими товарищами. Закончив работу, они шли рядами вдоль высоких, в рост человека, стеблей кукурузы. Листья ее были плотные, как из целлулоида, темно-зеленые, но на концах уже тронутые желтизной.

Склонившись над чашкой, Буровлев тяжело дышал и хмуро смотрел на свое поле. Он был одет в коричневый костюм, куртка расстегнута, грудь обтянута белой майкой с вышитым знаком спортивного общества. Когда он приподнимал или опускал руки, то можно было заметить под тканью пиджака его круглые мускулы. Они, словно большие яблоки, перекатывались вверх и вниз.

Багрецов и Бабкин молча остановились на меже, наблюдая за Буровлевым. Тот их не замечал.

- Ванюша... дорогой мой, - послышался насмешливый девичий голос. - Наши девчата помогать тебе собираются. Чего ж ты, чудак, отказываешься?

Вадим обернулся. Недалеко от него стояла девушка. Лицо ее по глаза было закрыто капустными листьями.

Девушка взвизгнула и стала быстро отдирать приклеенные сметаной капустные листья. Она подбежала к Буровлеву и, бесцеремонно оттолкнув, вырвала у него из рук чашку.

Через минуту перед московскими гостями стояла мокрая смеющаяся Стеша. От смущения краска разбежалась по ее лицу. Оно стало похоже на спелый красный перец под дождем.

Маленьким платочком, сжатым в кулак, Антошечкина вытирала горящие щеки и, искоса поглядывая на Бабкина, быстро говорила:

- Простите за невежливость, что я перед вами анчуткой такой вырядилась. Наши-то привыкли. Я их и не стесняюсь. Знают, что артисткам не положено особенно загар на себя принимать. Роли у меня, можно сказать, классические, мило усмехнулась она, - сами понимаете: как же я на сцену выплыву красноносой? - Стеша звонко рассмеялась и, отбросив назад рыжие косички, снова затараторила: - У нас кружок художественной самодеятельности организовался, два спектакля уже было. Хотите Платона Кречета играть? - неожиданно обратилась она к Багрецову.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать