Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 75)


Девушка смущенно оглядела слушателей, словно искала на их лицах сочувствия.

- Стеша, милая! - восторженно воскликнул Вадим. - Да ведь эту твою мысль прекрасно выразил Маяковский.

Коммуна

не сказочная принцесса,

чтоб о ней

мечтать по ночам.

Рассчитай,

обдумай,

нацелься

и иди

хоть по мелочам.

Багрецов горячо, с чувством прочитал эти стихи.

- Вот об этих мелочах я и рассказываю. - Стеша посмотрела на Павла Григорьевича. - Вы тоже городской человек, поэтому, может, и странной вам почудится наша затея. - Она поправила на голове блестящие косички. - Скоро мы все перейдем на открытый счет. Будем получать со склада по потребностям, а пока ввели этот открытый счет в колхозном ресторане. Название у него "Колос"... Мы по-настоящему стали богатыми, и у многих колхозников деньги лежат не на личных сберкнижках, а в банке, на счету у колхоза. Все, что нужно этим людям, дает колхоз. Кстати о мелочах: Тихон Данилович курсы поваров организовал. Сейчас некоторые наши девушки уехали в город продолжать образование. - Стеша держала куриную ножку, кокетливо отставив палец. - Очень понравилась им эта профессия...

- Искусство, Стешенька, искусство! - многозначительно поднял усы Тихон Данилович. - Наше маленькое консервное производство сейчас на широкую дорогу выходит, вроде как завод у нас получается. Огурчики девичьеполянские вы в Москве не пробовали? - обратился он к Павлу Григорьевичу.

- А кто его знает! - простодушно ответил инженер. - Может, и попадались.

- У нас же особенные!

Повар был истинным рыцарем пищевой промышленности и в то же время патриотом своего колхоза. Ловким движением он вывалил на блюдо банку мелких корнишонов.

Крохотные огурчики лежали среди укропа, листьев черной смородины, вишни, пахучих трав, как будто только что сорванные с грядки.

- Мы, как говорится, свято бережем "фабричную марку" нашего колхоза, говорил Тихон Данилович, снимая вилкой траву с огурчиков. - Найдите здесь хоть один кривой среди этих малюток.

- Да не все ли равно. - Павел Григорьевич с аппетитом смотрел на деликатесные корнишоны, которые, казалось, сами хотели прыгнуть в рот. - Вкус тот же.

- Ваша правда, - согласился повар. - Но... - он развел руками, некрасиво. Сквозь банку-то все видно. В следующий раз, когда вы захотите полакомиться деликатесами, спрашивайте только девичьеполянские консервы. Их у нас уже шестнадцать видов! - У повара гордо приподнялись усы. - Есть спаржа... Зеленые помидоры. Они у нас, как моченая антоновка. А компоты наши? Не слыхали? А варенье? Доложу вам, что только наше клубничное варенье да Черкасского завода на Украине понимающие люди называют "высшим совершенством".

- Тут даже не в этом дело, - перебила Стеша восторги Тихона Даниловича. Она старалась не смотреть на Бабкина, который все время наблюдал за ней. - На продукцию нашу не жалуются. Сырье для переработки тоже есть. Огородная бригада получает большие урожаи этих овощей... Со всего района люди к нам учиться приезжают. А самое главное - наши колхозники уже не сезонные рабочие. На консервном заводе работа идет почти круглый год, да и на других наших производствах, ну, скажем, у Буровлева, тоже самое... Не хочу зря говорить, но думается мне, что именно это самое важное. Скажите, - быстро обратилась она к Вадиму: - чем теперь наши рабочие отличаются от городских? Да и вообще наша Девичья поляна - от города?

Моторист, сидевший рядом с Багрецовым, внимательно посмотрел на него, как бы ожидая ответа. Но тот только развел руками. На самом деле, возражать не приходится.

Стеша из-под рыженьких бровей озорно взглянула на Вадима.

- Насчет нашего ресторана тоже не сомневайтесь, - добавила она. - Не хуже, чем у людей...

- Это уж вы мне поверьте, - Павел Григорьевич, похлопал юного москвича по коленке. - Мы каждый день в "Колосе" ужинаем, хоть нам открытого счета там и не положено. Самое интересное, что у колхозников вкусы переменились. Все мы грешны, - инженер сморщился и сделал постную физиономию. - Рюмочку-другую нет-нет, да и пропустим. Вы меня, конечно, извините, - с виноватым поклоном повернулся он к Стеше. - Это разговор не для девушек и ваших, так сказать, сверстников. Но я не могу не привести этого примера. Меня удивило, что почти все посетители ресторана, так сказать, не водочку предпочитают, а, скажем, сухое или десертное вино.

- Это уж в привычку вошло, - обрадовался старый повар, и его длинные усы задрожали от удовольствия. - Все как есть наш клиент понимает. К рыбному требует белое холодненькое, а к мясному - красное. Обратили внимание, повернулся он к улыбающемуся Павлу Григорьевичу: - в меню у нас рекомендательный список находится, какое вино к чему больше подходит. Ну, это, как полагается, для приезжих...

Павел Григорьевич затрясся в хохоте, чуть пуговицы не отлетели от жилетки.

- Вот это я понимаю, - хлопнул он себя по блестящей макушке: просвещаете, значит, темный городской народ. А то, глядишь, приедет к вам какой-нибудь неискушенный в этом деле инженер и, чего доброго, станет осетрину мускатом заливать. Молодцы, ей-богу, молодцы! - Он тонко взвизгнул, словно его неожиданно пощекотали. - Правильное воспитание.

Инженер схватил свою панамку, нахлобучил ее, затем снова сорвал с головы и, уже успокоившись, вытер красные глаза.

- К слову сказать, - продолжал он,

глядя на смущенного повара: - почему раньше наш народ больше водку пил, чем вино? У нас делаются лучшие вина в мире, а мы попросту не особенно обращаем на них внимания. Все это мелочь, но и в этом мы должны бороться за культуру. Приветствую вас, Тихон Данилович!

- Прошу отведать! - Растроганный повар поставил на стол бутылку вина без этикетки.

Стеша понимающе улыбнулась, и что-то прошептала на ухо Бабкину. Тот сделал круглые глаза и взглянул на Димку.

Дрожащей рукой разливая вино по бокалам, Тихон Данилович с проникновенным волнением говорил:

- Легкое десертное. Могу признаться, что это вино пользуется особенной любовью наших колхозников.

- Приятное, очень приятное, - смаковал розовое игристое вино инженер. Иголочками так и колет в нос. Я так думаю - крымское, - протянул он. - Не ошибся?

- Ошиблись, очень даже ошиблись. Местное винцо, девичьеполянских зимостойких виноградников. Вот уже четыре года, как осваиваем особый сорт мичуринского винограда. А винцо из первой опытной партии для, как: говорится, внутриколхозного потребления.

...Закончился обед. Вскоре прекратились испытания тракторов, так как Павел Григорьевич приказал испробовать их на другом участке.

Вместе со Стешей Тимофей брел по дороге к Девичьей поляне. Он вел за руль мотоцикл. Не хотелось ехать - слишком коротка дорога до колхоза.

Вадим тоже следовал за ними. Однако ему было страшно неудобно идти вместе с Бабкиным и Стешей. Он чувствовал, что мешает им, а потому и разговор не клеится. Багрецов решил отстать.

Тимофей все еще не мог избавиться от ощущения неловкости, вспоминая, как он поцеловал Стеше руку. Шляпа тогда слетела и покатилась. Бабкину пришлось ее ловить. Может, в этом было спасение? Никто в ту минуту не заметил его растерянного, покрасневшего лица. Только когда он снова надел шляпу, наблюдательная Стеша многое могла прочесть на лице Тимофея.

Удивительнее всего, что за три года их знакомства и большой дружбы они ни разу не признались друг другу в своем чувстве. Сколько писем написал Тимофей девушке! Сколько ответов получил от нее! В письмах было все: и местные новости, и радость от обоюдных успехов, и поздравления с праздниками или днем рождения. В них часто встречались осторожные теплые фразы: "Скучаю без вас, Тимофей Васильевич, - писала Стеша. - Сейчас идет дождь, и мне грустно. Когда ждать вас?" И Тимофей отвечал: "Я очень хочу вас видеть, Стеша. У нас начинается экзаменационная сессия..."

Никто из них не решался первым раскрыть свое чувство: Тимофей из-за скромности, а Стеша больше из гордости. Как может она, девушка, первой сказать ему об этом! Ждали они друг друга вот уже три года, и, пожалуй, никто из друзей как следует этого и не оценил. Впрочем, уж очень молоды были и Стеша и Тимофей, не созрело их робкое чувство.

Однако Вадим совсем другой. Сейчас он думал о поведении Бабкина и с тайным смущением вспоминал прошлое.

Впервые встретив Ольгу, он на другой же день написал посвященные ей стихи: "Ну и что ж, что мне восемнадцать. Встреча с вами сказала мне вновь..." Дальше шли примерно такие же подходящие к данному случаю слова, их уже не помнил Вадим. Конечно, заканчивалось это четверостишие в рифму словом "любовь".

На подобные излияния Тимофей не способен. Он считал, что такими словами, даже если их требует рифма, бросаться нельзя.

Солнце давно перекатилось через зенит и сейчас словно торопилось закончить свой трудовой день. Сквозь легкие облачка оно равнодушно посылало свои нежаркие лучи на песчаную дорогу, по которой спускались Бабкин и Стеша. Как тень, брел за товарищем молчаливый Вадим. Тимофей отдал другу его шляпу и сейчас шел с непокрытой головой, держа за спиной прожженную фуражку. Солнце уже успело выкрасить его лоб и нос будто малиновым вареньем. Малиновый цвет просвечивал даже сквозь щетку стриженых волос.

"Прежде чем сказать о своем настоящем отношении к девушке, надо выяснить ряд совершенно необходимых обстоятельств, - строго и трезво анализировал Бабкин создавшееся положение. - Все может случиться. Возникнет ряд непредвиденных ситуаций, - размышлял он, искоса поглядывая на Стешу и стараясь сохранять на лице маску ледяного равнодушия. - А вдруг она совсем иначе относится ко мне, чем я к ней?" - мелькнула осторожная мысль.

Мотоцикл сползал с горы, словно толкал Тимофея: "Ну говори же, говори..."

Начал Бабкин издалека, нерешительно, будто пробуя, не проломится ли под ним тонкий ледок. Сейчас ему казалось, что действительно он приближается к девушке по хрупкой стеклянной корке. Того гляди, провалишься.

- Был я, по вашему заданию, в институте каучуконосов, - нарочито равнодушно сказал Тимофей, краем глаза наблюдая за Стешей. - Видел новый сорт тау-сагыза. Потом я все подробно расскажу. Кстати, - небрежно заметил он, имя Антошечкиной в институте хорошо известно. Удивительно интересная там работа. Огромные залы. Везде электронные микроскопы... Сами понимаете, на всю страну институт работает.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать