Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 88)


Снова зашипели гидромониторы, моторы рассерженно заревели, захлюпали широкие ленты транспортеров, выбрасывая на берег мокрый грунт.

Щит тронулся. Он шел медленно, как бы прощупывая дорогу, скрежетали зубчатые острые ленты, срезая почву впереди машины.

Вадим посмотрел вдаль. Блестящая река, будто витка, тянулась за щитом, как за челноком, и казалось, что нет ей конца...

Из-под воды, недалеко от щита, взметнулись наверх плотные прозрачные струи. Они расплывались по мутной желтой поверхности канала и пропадали.

"Наша река. Мы ее нашли, - невольно подумал Багрецов. - Она вырвалась на простор, и теперь понесет свои холодные струи вместе с водами канала. Пройдет она дальше к Южно-Украинскому каналу или Северо-Крымскому. Может быть, далеко отсюда, за сотни километров, живительные струи девичьеполянской реки напоят иссохшую, жадную почву. Кто будет знать, что эту воду нашли ребята из ОКБ? Я тоже не узнаю, однако буду чувствовать, что в свежей, душистой груше, которую я принес из московского магазина "Крымские фрукты", может быть, есть капля девичьеполянской воды. Вот она течет, эта капля, превращенная землей и солнцем в сладкий сок, течет по желто-коричневой коже плода.

Верно сказал Васютин о нашем труде. Бесчисленными ручейками труд миллионов людей вливается в государственную реку и оттуда по строгим правильным каналам растекается по всей стране.

Радуюсь я

это

мой труд

вливается

в труд

моей республики",

как всегда, вспомнил Вадим Маяковского.

Будто в ответ на эти мысли, снова заговорил Васютин:

- Уверен, друзья мои, вы не зазнаетесь, если я скажу, что не будь таких, как вы, выдумщиков, героев и смелых, настойчивых новаторов, то неизвестно, когда бы мы увидели машину Парамонова. - Он привлек к себе стоявших ближе всего к нему ребят и задумчиво добавил: - Ручьи бегут в один канал!..

Копытин все время молчал. Он держал в руках свернутую трубку чертежа и выискивал подходящий момент, чтобы обратиться с просьбой к Васютину. Наконец решился.

- Никифор Карпович. Помните, в прошлый раз мы с вами говорили о новом занавесе для клуба?

- А что? Придумал уже? Давай посмотрим.

- Но только это я так, - смутился художник, - посоветоваться. Не нам, конечно, такие вещи решать.

- Увидим, увидим! - Никифор Карпович взял лист и с помощью ребят растянул его перед собой.

Из-за спины Васютина Вадим смотрел на знакомую карту. Зелеными полосами протянулись по стране лесонасаждения. Несколько лет тому назад такая карта была помещена в "Правде". Но это было не все. Голубым пунктиром смелая фантазия Копытина вычертила на листе новые полосы. Сетками каналов покрылась вся страна. Новые реки синели не только в степях Заволжья и южной Украины. От Дона побежали тонкие рукава в Сальские степи. Каналы тянулись к Днестру.

И Ока, и Десна, и малые реки Среднерусской равнины - все были включены в сеть каналов колхозного мечтателя Бориса Копытина. Они как бы дополняли великий план преобразования природы.

А москвич Багрецов, тоже мечтатель, как и Борис, видел на чертеже не только небывалую оросительную систему, но и дороги, голубые дороги, по которым мчатся скоростные глиссерные поезда.

- Мне казалось, - заговорил Копытин, сквозь стекла очков следя за выражением лица Васютина, - думалось мне, что теперь, все это абсолютно выйдет. Скоро степи и пустыни получат воду по плану. А потом, наверное, и парамоновские щиты пойдут по стране.

- Возможно,

Борис, возможно, - согласился Васютин. Прищурившись, он все еще рассматривал карту. - Я надеюсь, что твоя мечта станет близкой действительностью. По великому сталинскому плану советские люди изменяют климат страны. И Волга и Днепр скоро понесут свои воды в сухие степи. Это только начало. И если будет нужно, соберутся вместе большие ученые, каждый из них многие годы изучал наши реки. Достанут они из шкафов карты подземных вод, подсчитают, столько осадков выпадает в разных районах, учтут тысячи разных обстоятельств, пригласят инженеров, изобретателей, затем доложат правительству. Наконец ранним утрам Копытин получает газету и видит похожую на эту карту. Только в ней все не так.

Борис, видимо, оконфузился и опустил голову.

Никифор Карпович с улыбкой взглянул на него.

- Как говорят: мечта - это первый контур любого настоящего проекта. Вот и здесь она у тебя нарисована. - А мы - советский народ, особенный. Мы умеем мечтать и бороться за эту мечту.

Васютин еще долго смотрел на карту.

На плотный лист звонко упала капля дождя.

Анна Егоровна взглянула на небо. Глаза ее сделались влажными. Она отвернулась, вытерла их кончиком платка и стала доставать из сумки прозрачную накидку.

В репродукторе на радиомашине послышался мощный голос:

- Внимание, товарищи! Через несколько минут начнется дождь. Приготовьте плащи, зонтики. Продолжаются опыты искусственного дождевания.

Бабкин бесцеремонно снял с руки Вадима белый плащ и осторожно накинул его на плечи Стеши.

Антошечкина благодарно и восхищенно взглянула на Тимофея Васильевича: "Вот это вежливость!"

Вадим ничего не замечал. Он смотрел на Копытина и вспоминал о другой, уже вполне реальной карте, которую он видел при испытании дождевальной машины, Тогда карта района была покрыта находящими один на другой кружками. Сейчас вода из новой реки прольется сверху на поля. Вспомнил он и о дырчатых трубах Тетеркина, укрепленных на тракторе. Из них шел совсем крохотный дождь на узком участке в десятки метров. Однако и эти маленькие дела, выдумки колхозных ребят, спасли не одну сотню тонн хлеба! Эти тонны зерна, влившись в мощную реку, текущую на государственные элеваторы, дали возможность стране строить и каналы, и дождевальные машины и щиты Парамонова. "Ручьи бегут в один канал", правильно сказал Васютин.

Хлынул теплый летний дождь. Серебряные нити повисли над лугом. А сквозь них, будто сквозь стеклянную пряжу, светило яркое горячее солнце.

- Смотрите, радуга! - Никифор Карпович указал палкой на небо. - Это мы ее сделали - советские люди. Вспомните, ребята, историю. Раньше строили триумфальные ворота, арки Победы... Вот она, наша триумфальная арка, - знак победы над природой.

Дождь затихал. На спокойной воде нового канала лопались пузыри.

Щит Парамонова продолжал двигаться. Уже он прошел то место, где вливалась в канал подземная река ребят из ОКБ.

Ольга сняла с плеча Андрюшку и вытерла на его лице капельки дождя.

Мальчик схватил лопатку и, продолжая прерванное занятие, стал расчищать дорогу бегущему навстречу ручью.

В небе горела радуга. Рожденная на советской земле, она как бы обнимала весь мир многоцветным радостным сиянием.

1947-1950 гг.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать