Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 9)


- Ну, это уже не по-комсомольски.

- Вот и я то говорю. Ольга обещала поговорить с Буровлевым.

- Не вредно, - согласился Никифор Карпович. - А больше вы ничего не придумали?

Подошла Ольга и поздоровалась с Никифором Карповичем. Наморщив лоб, она с досадой смотрела на линейку, которой только что на соседнем поле проверяла глубину вспашки паров. Заведующей агролабораторией пришлось сейчас серьезно поспорить с бригадиром МТС. Она требовала от него не только соблюдения правил агротехники, записанных в договоре с колхозом, но и новых, лучших показателей обработки земли.

Ольга все еще вспоминала этот неприятный для нее разговор.

- Вот что, Ольгушка, - обратился к ней Васютин, - надо найти какой-то настоящий способ, чтобы помочь Буровлеву. Думаю, комсомольская организация использует для этого ОКБ.

Багрецов все время, пока длился этот разговор, стоял в стороне и делал вид, будто он сильно заинтересовался прополкой кок-сагыза. Однако любопытство не давало ему покоя. Что такое ОКБ? Даже инструктор райкома упоминает об этом непонятном для Вадима сочетании букв. "Обыкновенные крупный буквы", - вспомнил он шутку Стеши.

- Идем! - Бабкин подхватил Вадима под руку и потащил за собой. - А то не успеем дотемна проверить приборы.

Товарищ неохотно повиновался. Он подумал, что следует поговорить с Буровлевым: может быть, этот парень примет московских комсомольцев в свое звено. На самом деле, как-то неудобно, когда отстающих ребят спасают девчата. Надо полагать, и он, Вадим, и особенно Тимка смогут освоить нехитрое дело прополки, подкормки и даже рыхления кукурузного поля.

По дороге к метеостанции Багрецов смотрел иными глазами на все окружающее. Он должен знать, где что растет и как выглядят разные злаки и всякие технические культуры. Нельзя же каждый день расплачиваться за свою неграмотность. Например, рвать кок-сагыз вместо одуванчиков.

Неподалеку от дороги Вадим заметил среди пшеницы гнезда крохотных дубков. Сейчас от зноя и ветров их прикрывали плотные стебли. Пройдут годы, и молодые дубки высоко поднимутся над полями и станут уже сами защищать хлеба от знойных суховеев. Вадим вспомнил, что читал о таких гнездовых посадках. Их предложил академик Лысенко.

Стало совсем темно. Впереди смутно очерчивался знакомый холм с ветростанцией. Незаметно, за разговором, наши друзья поднялись на холм. Багрецов пошарил в карманах, достал ключ и открыл герметический ящик. Внимательно проверив автоматическую аппаратуру, техники подсоединили нужные приборы и спустились по склону вниз.

Душно. Одуряюще пахла полынь. У Багрецова даже кружилась голова от этого запаха. Впрочем, тут не было ничего удивительного. Тимофей считал, что его товарищ "удивительно хлипкого здоровья". Он часто ходит с перевязанным горлом, потому что у него, как у ребенка, обязательно болят гланды. В этом случае всегда говорливый парень шипит, как рассерженный гусак.

- Отдохнем? - спросил Бабкин, присаживаясь у подножия холма. - Только смотри, не простудись. Подстели что-нибудь. Одуванчик!

Вадим ничего не ответил. Он привык к этой грубоватой заботе друга. Расстелив пиджак, он лег на землю и, смотря в звездное небо, думал о вчерашнем рассказе Васютина. Багрецов понимал, что тот не зря вспомнил легенду об исчезнувшей реке. Не только опытные гидрологи могут отыскать эту подземную реку. Местные комсомольцы если и не найдут ее, то, во всяком случае, сильно помогут специалистам в их будущих поисках. Никифор Карпович не сказал ребятам, как нужно искать воду. Он даже предостерег их. "Сами ничего не сделаете, говорил он, улыбаясь, - ждите гидрологов. В будущем году".

"Ну, а как же комсомольцы решили?" - подумал Вадим. За последние дни ему так и не удалось поговорить с Ольгой, однако юноше казалось, что ее "мечтания" должны принять какое-то реальное направление. Об этом говорил Васютин, этому он учил комсомольцев. Они, вероятно, его поняли, хотя о подземной реке больше за весь вечер ничего не было сказано.

Размечтался Вадим. Ему казалось, что самая крупная звезда над головой вдруг разрослась, закрыла чуть ли не полнеба, до самого Млечного пути. И вот ее лучи уже не лучи, а вода - сверкающий водопад. Он мчится к земле, перескакивает через пороги созвездий Стрельца и Тельца, спокойно обходит Большую Медведицу и плавно спускается на землю около деревни Девичья поляна.

Багрецов вдруг почувствовал, будто под ним приподнялась земля. Что это наяву? Или он все еще грезит?

Да нет. Под ним растет какая-то кочка! Вадим взглянул на Бабкина, тот сидел с безмятежным видом, обняв руками колени. Видимо, он ничего не замечал. А кочка все увеличивалась, она шевелилась, как живая.

В недоумении вскочил Вадим, и в этот момент его модный в полоску пиджак, разостланный на земле, вдруг поднялся в воздух и начал, как это ни странно, вертеться. Вадим и Бабкин с широко раскрытыми глазами смотрели на него. Все это продолжалось не более минуты. Когда друзья опомнились, пиджак, успокоившись, лежал на земле, и ничто уже не напоминало о случившемся.

- Нн-у и шш-уточки... - дрожащим голосом проговорил Тимофей, нагибаясь над пиджаком.

Багрецов беспокойно озирался по сторонам.

"Конечно, ничего особенного, - размышлял он, вытирая рукавом мокрый лоб. Это луна виновата, иной раз она настраивает слабые человеческие нервы на всякую чертовщину".

Техник старался думать об этом приключении с издевкой, иронически. Он прекрасно понимал, что все сейчас объяснится, однако

чувствовал себя в довольно глупом положении.

- Смотри, дыра, - прошептал Бабкин. Он стоял на коленях и, приподняв Димкин пиджак, осторожно заглядывал под него.

Вадим наклонился над отверстием. Дыра была правильной, круглой формы, диаметром примерно в пять сантиметров (у Багрецова точный технический глазомер). Вокруг дыры - развороченный дерн и свежая осыпавшаяся земля. Несомненно, что этого отверстия раньше не было.

Дыра оказалась глубокой. Длинный стебель полыни не доходил до дна, а когда Бабкин его отпустил, то стебель-измеритель беззвучно исчез, словно упал в глубокую скважину.

- Конечно, ее сделал не крот, - задумчиво процедил Тимофей и, помолчав, решительно добавил: - Определенно не крот.

- Убедил, - уже успокоившись, насмешливо проговорил Вадим, рассматривая в свете луны свой измазанный пиджак. - Этот крот мне чуть спину не прогрыз, показал он на темное пятно.

Пытаясь отчистить пиджак. Багрецов полез в карман за платком, поднял глаза и словно остолбенел.

Снова, как и в первую ночь их приезда, у подножия холма шла девушка в легком белом платье. Неслышными торопливыми шагами она мягко ступала по траве.

Опять Ольга!

Вот она подняла руку, поправила волосы, задумчиво погладила себя по щеке... Все... все... Каждое движение было знакомо Вадиму, словно знал он ее тысячи лет.

- Быстрее! - крикнул он и, схватив товарища за руку, потащил его вслед за девушкой.

Они бежали по светлому серебристому полю, освещенному луной. Впереди них летели две длинные тени. Одна смешно размахивала руками, словно это мчался по полю ветряк, оставив свое место на холме. Вдруг ветряк надломился и мгновенно стал короче.

Это Багрецов упал, запутавшись в траве. Тимофей ничего не заметил и побежал дальше.

Девушка подошла к подножию холма. Видимо, топот ног привлек ее внимание. Она оглянулась и тут же ускорила шаги.

Тимофей обогнул холм и в изумлении остановился.

Исчезла девушка, как одуванчик на ветру.

Тишина. Едва слышно шелестела низкорослая пожелтевшая полынь. Светила насмешливая луна. Она словно хотела сказать: "Видал чудеса. Бабкин, а?"

Плюнул от злости Тимофей, затем обшарил весь склон, все подножие холма, каждую ямку и каждый кустик, но... безрезультатно.

- Фокусы! Мальчиков нашла! - проворчал он и жёлчно наподдал комок сухой земли. Он постоял, затем прошел немного вперед, опустился на траву и, ползая на коленях, стал снова рассматривать склон. Ничего подозрительного. Отряхнув колени. Бабкин невольно взглянул на мигающие звезды и с раздражением дернул себя за нос. Действительно мерещится всякая чепуха! Вознесение девчонки на небеса!

Еще издали на фоне прозрачно-синего ночного неба Бабкин заметил долговязую фигуру Вадима. Тот шел по склону холма, будто ни в чем не бывало. Тонким и, как казалось Бабкину, противным голоском он напевал:

Заря моя вечерняя...

Звезда неугасимая...

ГЛАВА 6

СНОВА НЕПОНЯТНОЕ

Днем

рабочим

стала ночь нам.

В. Маяковский

Во взаимоотношениях наших друзей было немало грубоватой нежности. Они многое скрывали друг от друга, боясь показать излишнюю сентиментальность. (Этого особенно страшился Бабкин.) Им казалось, что легкая насмешка, подтрунивание над товарищем как нельзя лучше скрывали истинные чувства. Однако эта маскировка никого не могла обмануть. В институте среди комсомольцев часто говорилось о примерной дружбы между Багрецовым и Бабкиным. Она была требовательной, эта дружба! Тимофей однажды выступил на комсомольском собрании против Багрецова, когда разбирался вопрос о работе техников в лаборатории... Не хотелось бы вспоминать об этом, тем более что Вадим давно справился со своими ошибками - стал аккуратнее относиться к монтажу приборов, но в то время выступление Бабкина сыграло немалую роль в воспитании Вадима Багрецова. Что греха таить, было у Димки эдакое "вольно-поэтическое" отношение к технике, требующей высокой точности.

...Снова взобравшись на вершину холма, Тимофей глубоко погрузился в свои мысли и даже не обратил внимания на подошедшего товарища. За воротник залез какой-то испуганный обалдевший кузнечик. Он прыгал и царапался под гимнастеркой.

"Так... Сопоставим факты. - Бабкин уже более трезво стал расставлять, как по полочкам, свои наблюдения. - Вначале мы увидели приподнимающуюся землю... Затем завертелся пиджак... Конечно, он вертелся на "чем-то", поднявшемся из земли... На этом месте осталась свободная дыра - и все... Теперь дальше... В том же районе появляется Шульгина..."

- Ну, знаешь ли! - услышал Бабкин приглушенный шепот Вадима. - Час от часу не легче.

Приподняв голову, Тимофей увидел над собой вытянувшегося во весь свой длинный рост товарища. Вадим смотрел вниз на поля. Там перебегали, как гаснущие искры на пепле сгоревшей бумаги, веселые огоньки. Они были еле заметны в темноте, не похожие ни на автомобильные фары, ни на костры. Вот огоньки сгруппировались вместе, вытянулись в длинную цепочку, затем медленно поползли в разные стороны, по несколько штук в ряд.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать