Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Вторая кожа (страница 16)


— Отвали отсюда, — зарычал Лью.

Чезаре повернулся к нему:

— Слушай ты, умник, держи язык за зубами, если не хочешь, чтобы у тебя появился второй рот.

Стоило Кроукеру сделать движение своей биомеханической рукой, как Чезаре молниеносно пронзил титановое запястье коротким ножом и пригвоздил его к столу.

— Я уже предупреждал тебя, ослиная задница, что со мной шутить нельзя, но ты предпочел дудеть в свою дуду. Теперь ты поймешь, как это глупо с твоей стороны, — усмехнулся Леонфорте, затем, как средневековый рыцарь, отвесил любезный поклон Веспер и преподнес ей красную розу, взятую с соседнего стола. — Прекрасный цветок для прекраснейшей из женщин.

Веспер вдохнула аромат цветка, улыбнулась Чезаре, и он, взяв ее за руку, повел к своему столу. В глазах Леонфорте снова вспыхнул прежний бешеный огонек. Широко улыбнувшись, он сказал Лью:

— Знаешь что, задница? Стоит подумать, что еще я смогу у тебя отобрать.

Кроукеру понадобилось все его самообладание, чтобы стерпеть издевку и усидеть на месте. «Что еще надо сделать по плану? — с горечью подумал он. — Не следует ли вскочить на ноги и щелкнуть каблуками от удовольствия?»

Ладно, Бэд Клэмс может смеяться над тем, что увел Веспер. Посмотрим, чем дело кончится. Кроукер вытащил нож из запястья, один за другим согнул пальцы, проверяя, действуют ли они. Боли он не чувствовал, крови, конечно, не появилось. Многие части руки имели способность самовосстанавливаться, но некоторые можно было разрушить. С кислым видом он смотрел на то, как Бэд Клэмс усаживает даму рядом с собой за большой круглый стол. Их план начал осуществляться. Веспер, под видом флоридской проститутки, оказалась настолько близко к Чезаре, насколько это было возможно. Теперь ей понадобится все ее искусство, чтобы остаться рядом с этим человеком как можно дольше. Она заинтересовала Чезаре, это было очевидно, но ей придется потрудиться, чтобы он не увидел в ней партнершу лишь на одну ночь.

Маргарита шла к своему автомобилю, думая о предательстве Рича Купера. Странная штука — память! Позднее она смогла припомнить только Фрэнки, водителя, который, завидев ее, вышел из машины, где сидел, просматривая в «Дейли ньюс» страницы, посвященные скачкам. Маргарита помнила, как он улыбался, обходя машину спереди. Она запомнила даже, что обратила внимание на выпуклость у него под пиджаком, где находилась кобура с пистолетом.

Все остальное произошло мгновенно. Ее телохранитель Рокко, казалось, поскользнулся и упал на землю. Одна его нога как-то неловко скрючилась. Телохранитель потянулся за пистолетом, и вдруг его голова разлетелась вдребезги, обрызгав мозгами и кровью проходящую мимо старую леди. Та в ужасе прикрыла лицо руками, а Маргарита, повернувшись, увидела Фрэнки. Он спрятался за крылом автомобиля и крикнул, чтобы она пригнулась, потом кинулся к ней и рухнул у ее ног, развернувшись в воздухе, — пуля угодила ему под подбородок, в перстневидный хрящ, другая раздробила плечо. Он не почувствовал этого, потому что был уже мертв.

Маргарита попыталась поднять водителя, но он был тяжелым, и она упала на колени.

— Фрэнки! Боже мой, Фрэнки!

Рука, оказавшаяся под телом, наткнулась на кобуру. Инстинктивно Маргарита начала вытаскивать оружие. Теперь она уже видела все, что происходит: кричащих людей и трех бегущих ей навстречу головорезов с пистолетами на изготовку. Кто они были такие? Наверняка наемные убийцы, импортированные таланты. Сердце чуть не вырывалось из груди женщины. «Сперва Леонфорте убили брата, теперь настала моя очередь», — подумала она и попыталась встать, но пистолет застрял в складках одежды Фрэнки. С криком отчаяния Маргарита ногой перевернула водителя, мертвые глаза смотрели вверх, из угла рта на щеку стекала струйка крови.

Один из трех головорезов, опустившись на колено и используя капот припаркованного автомобиля как опору, целился в нее. Маргарита освободила пистолет, недрогнувшей рукой подняла его и выстрелила. Коленопреклоненный человек, вскинув вверх руки, откинулся назад. Два его приятеля от неожиданности на мгновение замерли.

Она выстрелила еще раз, потом поднялась, подбежала к машине, скользнула в нее и включила зажигание, не успев еще толком усесться за руль. Нога нашла педаль акселератора и чуть не соскользнула с нее, пока она включала передачу. Переднее стекло разлетелось от выстрела, Маргарита вскрикнула и, выжав акселератор, нырнула в поток машин, даже не взглянув в зеркало заднего вида, и снесла при этом переднюю фару приближавшегося такси. Раздались сердитые гудки и визг тормозов.

Еще один выстрел разорвал внутреннюю обшивку машины, но уже через несколько секунд она оказалась вне пределов досягаемости. Женщина выправила занос, проскочила на красный свет и чуть не столкнулась с неуклюжим, полуразвалившимся грузовиком, но все же сумела объехать его, едва не сбила разносчика на мотоцикле, резко затормозила, разбрасывая вокруг осколки стекла и обломки хрома и пластика, сделала обратный разворот на Парк-авеню и как сумасшедшая понеслась по Мидтаунскому тоннелю домой, в Олд Вестбери.

Водитель свернул бронированный лимузин на посыпанную белым песком подъездную дорогу, ведущую к расположенному в западной части Палм-Бич гигантскому белому особняку с колоннами, старомодными воротами, массивным забором и безукоризненно подстриженным газоном. Особняк располагался в самом конце улицы Линде, там, где она выходила на аллею Флеглер. Его внешний вид, может быть, и не был таким шикарным, как у того особняка на Океанском бульваре к северо-востоку отсюда в собственно Палм-Бич, но он находился в

тишине и уединении и, что тоже немаловажно, был расположен в районе, заселенном солидными людьми, принадлежащими к среднему классу, а не в негритянском гетто.

Правда, из окон этого особняка открывался вид на озеро Вое, а не на Атлантический океан, но зато тут не было туристов и зевак, которые без конца толпились во всех достопримечательных местах.

— Вот мы и приехали, — сказал Бэд Клэмс, как показалось Веспер, необычно веселым голосом. — Осторожно с вермарайнерами.

Сразу за железными воротами лимузин остановился, и Чезаре, опустив стекло, сказал:

— Новенькая.

Охранник с пронзительным взглядом сердито нахмурился, а другой, похожий на медведя, открыл заднюю дверь. В руках он держал короткую цепь, на которой сидел мощный вермарайнер который просунул свою уродливую морду внутрь машины, где рядом с Леонфорте сидела Веспер. Чудовище выглядело не на шутку страшным, как будто последние полгода его кормили исключительно сырым мясом и стероидами. Когда собака опустила свои мощные лапы на пол машины, охранник взглянул на девушку с тупой похотью.

— Откройте свою сумочку, — приказал он.

Веспер расстегнула сумочку и открыла ее так, чтобы собака смогла обнюхать ее вещи. «Вот как тут поставлено дело», — подумала она. Бэд Клэмс, жестокий, но не лишенный какой-то притягательности, был далеко не дураком. Он председательствовал за большим столом ресторана, поддерживая разговор на самые разнообразные темы. Все это время его пальцы шарили по бедру девушки под облегающим платьем. Прежде чем он успел забраться слишком далеко, она остановила его руку, Чезаре несколько удивился, но, как и следовало ожидать, от этого его желание только усилилось. Веспер знала, что мужчины больше всего стремятся к тому, чего им не позволяют, поэтому нисколько не удивилась, когда вскоре он прервал обед и пригласил ее домой.

Когда пес потянулся, чтобы обнюхать ее, охранник проворчал:

— Выйдите из машины.

Веспер взглянула на Бэда Клэмса, который смотрел на нее с таким напряжением, что, если бы она не была к этому готова, у нее внутри наверняка все бы похолодело.

— Тебе что-нибудь не нравится в моей охране, детка?

— Да нет, все в порядке, — приветливо улыбнулась она.

Выкарабкавшись из машины, Веспер неподвижно стояла на зеленом газоне под ярким солнцем Флориды, пока охранник снимал вермарайнера с цепи. От сильного желания освободиться собака чуть было не поскользнулась, ее гладкая шерсть лоснилась на солнце. Она обежала вокруг Веспер и засунула свой нос ей между ног. Наблюдавший за ее реакцией охранник ощерился в улыбке.

Никто не произнес ни слова. Холодные голубые глаза Веспер приковали взгляд охранника, и он с усилием оторвался от них.

Бэд Клэмс рассмеялся:

— Что там у нее, Джое, пара колес?

— Конечно, мистер Леонфорте, — сказал охранник, снова сажая пса на цепь.

Бэд Клэмс сделал приглашающий жест рукой:

— Залезай обратно, детка. Проверку ты прошла. — Когда Веспер вновь засунула голову в лимузин, он взглянул на нее и спросил: — Нормально себя чувствуешь?

— Конечно. До тех пор, разумеется, пока этот пес не перепутает меня со своим обедом.

— Оставь это мне, — хмыкнул Бэд Клэмс. Лимузин направился к парадному въезду, и Чезаре опять положил руку на ее колено. Веспер на некоторое время успокоилась и откинулась на спинку сиденья.

Внутри особняк был таким же белоснежным, как и снаружи. «Должно быть, его чертовски трудно поддерживать в чистоте, — подумала Веспер. — Хотя вряд ли это имеет какое-либо значение для такого парня, как Бэд Клэмс Леонфорте». От поверхности криволинейных стен из полупрозрачных стеклянных блоков отражались яркие солнечные блики. Обстановка, вероятно, сделанная на заказ, имела те гладкие, обтекаемые формы, которые отличали мебель миланской работы. Вокруг вделанного в пол бассейна, в котором лениво плавал пятнистый карп, двумя запятыми располагались белые кожаные диваны. Нелепо выглядевший бронзовый камин, такой большой, что в нем можно было стоять, был заполнен огромным количеством свежих цветов, буйство красок которых разительно контрастировало с простотой убранства комнаты.

Играла музыка Джерри Вейла, записанная на одном из бесконечных компакт-дисков.

— Вам нравится это дерьмо? — Задав сей риторический вопрос, Бэд Клэмс подошел к матово-черной видеоакустической системе, сияющей огнями, как пульт управления самолета.

— Лично я не выношу ее, — продолжил он, отключая звук, — но для обслуги это нечто вроде традиции. Эта музыка напоминает им об отце, матери и тому подобном.

— А вам Джерри Вейл не напоминает о ваших родителях? — спросила девушка.

Он помолчал, медленно повернулся к ней и заглянул в глаза. Может быть, он просто боялся, что она знает, кем был его отец. Веспер замедлила частоту биения сердца тем же методом, с помощью которого обманывала детектор лжи. Такие вещи доставляли ей удовольствие — она приняла вызов, достойный ее необычного ума. Веспер была членом общества Фи Бета Каппа, выпускницей Йеля и Колумбийского университета по специальности клиническая психология, окончила докторат по парапсихологии. Плюс к этому была членом Менсы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать