Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Вторая кожа (страница 45)


Один за одним сидящие за столом люди почти одинаково отвечали на поставленный вопрос.

Когда они закончили, Мик сказал:

— Я поздравляю вас всех — вы понимаете природу истинного величия.

— Но что это дает? — спросил Асада. — Так было в прошлом, а все мы понимаем, что прошлого не вернуть. ЛДП отстранили от власти, и мы остались с правящей коалицией, настолько слабой и раздираемой противоречиями, что каждые шесть месяцев имеем нового премьер-министра. Кто в этом зале сможет сказать, куда приведет эта политика постоянного компромисса? Никуда. Ах, если бы мы могли вернуть старое!

Мик наклонился вперед, в его глазах зажегся фанатичный огонек.

— Вы не правы, мои друг, — сказал он. — Вспомните еще раз разговор между двумя пожилыми мужчинами в парке. Первый живет в прошлом. Для него хорошо то, что прошло. Может быть, и для вас тоже. И, напротив, старик, который оправдывает человека, воскликнувшего: «Моя страна превыше всего!», живет в будущем. Но вот что я вам скажу, джентльмены: ни у того, ни у другого нет настоящего, и поэтому они обречены остаться на обочине магистрального исторического процесса.

Леонфорте немного помолчал, словно наслаждаясь повисшим в воздухе напряженным ожиданием, и заговорил снова:

— То же самое ожидает и вас, если не проникнетесь верой в то, что вам необходимо изменить свои взгляды на жизнь и на мир. Если не объединитесь со мной в моем наиболее смелом — и доходном — начинании!

Мик опять широко развел руки, но теперь этот жест производил впечатление, будто он хочет заключить всех в свои объятия. Дверь на кухню открылась, и вошли официантки, возглавляемые Хоннико. Оратор прекратил пророчествовать и сказал более спокойным тоном:

— Джентльмены, я пока что остановлюсь на этом, весьма важном пункте, чтобы дать вам насладиться главным блюдом нашего меню. Приятного аппетита!

Разлили по бокалам новую перемену вин — на этот раз это было густое, темно-красное Петрус урожая 1960 года. Затем принесли главное блюдо — тушеное мясо темного цвета с острым ароматическим уксусом и луком соте. Гарниром служили, разумеется, японский рис и тонкие стебли молодой спаржи.

Мик высоко поднял свой бокал, произнес тост за здоровье гостей и заговорил снова:

— Посмотрите на массы, этих рабов телевидения, радио и газет. И взгляните на себя — людей, обладающих таким умом и силой воли, которые возвышают вас над всеми остальными. Вы не являетесь ничьими рабами. — Леонфорте вещал, как баптистский священник или экзальтированный телевизионный проповедник, который старается загипнотизировать своих слушателей: — Вы — суперэлита. — Он, подобно политическому демагогу, играл на потаенных свойствах человеческого характера, которые не зависят от расы, происхождения или религии, а прячутся где-то в глубине души каждого, свернувшись, как змеи, готовые в любой момент выползти наружу.

— Терпимость к культурному и философскому разнообразию, характерная для политических систем стран вроде Соединенных Штатов, является идеальной средой для возникновения такой суперэлиты, — продолжил он. — В атмосфере открытости и созидания каждый человек может стать сильнее и богаче, чем при деспотическом режиме. Предвзятые мнения — проклятие политически лояльного индивидуума — могут остановить развитие суперэлиты в зародыше. Университеты, готовящие ее потенциальные кадры, сейчас платят огромные гонорары проповедникам терпимости и свободы слова, противникам расовой ненависти. Именно в такой атмосфере суперэлита развивается особенно бурно. — Но кого я называю суперэлитой? Тех людей, кому суждено править массами... — Леонфорте вытянул руку и театральным жестом начал указывать поочередно на каждого сидящего за столом. — Вас, Асада-сан... вас, Моримото-сан... вас... и вас... и вас.

Его выставленный вперед указательный палец рассекал воздух, как хлыст.

— Элитой я считаю всех, кто здесь присутствует, кто в корне отличается от других, живет по другим правилам, поступает, как хочет, и легко забирает власть в свои руки, как это делает император, подхватывая свою горностаевую мантию. Мы видим грядущее, видим то, что простой человек, заключенный в жесткие рамки своего жалкого существования, даже не может себе представить. А японцы мы или европейцы — не имеет значения, потому что мы говорим на одном языке.

Мик театрально понизил голос почти до шепота, и все наклонились вперед, не желая упустить ни единого его слова.

— У нас есть право — нет, нет, у нас есть долг извлечь преимущества из той свободы, которую предоставляет нам политически правильно функционирующее общество, — оратор поднял палец вверх, — и мы можем начать это делать прямо здесь. — Он указал на стол: — То, что мы едим, как императоры, не случайное совпадение, джентльмены. Происходит нечто вроде посвящения, магического ритуала. — Мик победно улыбнулся. — Вы знаете, в джунглях Вьетнама и во всех примитивных обществах существует поверие, что для того, чтобы действительно уничтожить своего врага, нужно съесть его!

— Что за чушь? — сказал Исе Икудзо, сидевший справа от Николаса толстяк, глава металлургической корпорации, который, если Мика правильно проинформировали, был известен своими сомнительными связями с якудзой — кланом Сикей. — Вы сказали, что первое блюдо китайского происхождения. И оно было достаточно вкусным!

— Да, конечно, — сказал Мик, улыбаясь еще шире. — Нашей закуской были императорские пчелы зажаренные в собственном меду и соку. Разве не деликатес?

— Без

сомнения, — сказал Асада с легким поклоном. — Редко когда представитель западной цивилизации вроде вас проявляет столь изощренный вкус. Лично я ожидал типично европейского стола.

Раздался общий смех, гости одобрительно закивали головами. «Всем, конечно, понравились китайские императорские пчелы. Этого можно было ожидать», — подумал Мик.

— А как насчет главного блюда? — спросил Икудзо.

— Разве оно вам не понравилось, Икудзо-сан? — поинтересовался через стол Асада. — Тоже весьма необычное, не правда ли?

Икудзо пожал плечами.

— Я бывал в Венеции и пробовал их фегато — особо приготовленную печень.

— Да, печень, которую вам подали, приготовлена по вьетнамскому рецепту, — сказал Мик. — Но чья печень! Мы все помним покойного Родни Куртца. Какая печальная история! — Он указал на пустое кресло. — В память о нем мы оставили для него свободное место. — Леонфорте опять заговорил тоном проповедника: — Ив память о его попытке подчинить «Денва партнерз» своим целям мы только что съели его печень.

Наслаждаясь произведенным эффектом, он отступил назад. Поднялся ропот голосов, вызванный его неожиданным сообщением.

— Это неслыханно, чудовищно! — вскричал Икудзо, а Асада побагровел, как будто его должно было вот-вот вырвать. И он был в этом не одинок. Все двенадцать человек, бледные как привидения, вскочили на ноги крича и потрясая кулаками. Один Мачида сидел посреди этого хаоса как статуя, не отвечая на гневные вопросы и не глядя на своих коллег.

Наконец он отодвинул свои стул и тоже встал.

— В этом нет ничего чудовищного! — Его властный голос прорезал поднявшийся шум. — И я предлагаю выслушать мистера Леонфорте.

Постепенно все уселись обратно на свои места. Большинство отодвинули свои тарелки поближе к середине стола, а некоторые даже отвернулись от них.

— Теперь мы все являемся одним целым! — выкрикнул Мик, и все головы повернулись в его сторону. — Мы отведали власти и теперь связаны своего рода кровавой клятвой! — Он нанизал на вилку кусок темного мяса, положил его в рот и начал жевать с видимым удовольствием. Проглотив его, он продолжил: — Мы уничтожили своего врага. Теперь мы должны воссоединиться, чтобы использовать «Денва партнерз» так, как нам это необходимо.

Икудзо швырнул на стол вилку.

— Хватит с меня этой чертовщины! Не делайте из нас дураков. — Он вскочил на ноги. — Вы злоупотребили обязанностями и правами хозяина. У меня нет перед вами никаких обязательств.

— Мне кажется, было бы лучше, если бы вы остались и выслушали меня, — спокойно сказал Мик. — После этого вы, разумеется, можете уйти.

— Я уйду сию же минуту! — вскипел Икудзо. — Кто вы такой, чтобы ставить мне условия? Вы итеки — иностранец и не имеете на меня никакого влияния.

— Икудзо-сан, мне больно, что между нами возникло подобное несогласие, — ответил Мик. — Разумеется, если вы хотите, то можете уйти хоть сейчас.

— Да, хочу, — тяжело пыхтя, фыркнул толстяк. Он оглядел стол и сделал формальный прощальный поклон.

Мик подождал, пока глава металлургической корпорации приблизился к двери, и сказал:

— Икудзо-сан, буду вам очень признателен, если вы ответите на один мой вопрос.

Толстяк повернулся к Леонфорте:

— И о чем вы хотите меня спросить?

— Вы ведь были неафишируемым компаньоном в «Стернголд ассошиэйтс», не так ли?

— Зачем вы спрашиваете о том, что наверняка знаете? — отрезал Икудзо. — «Стернголд» принадлежала Родни Куртцу.

— А знаете ли вы, что мистер Куртц планировал выжить вас из «Стернголд» так же, как и из «Денва партнерз»?

На лице Икудзо появилось выражение, похожее на страх.

— Что вы хотите этим сказать?

— Родни желал избавиться от вас как от партнера, поэтому согласился обменять ваш пакет акций «Стернголд» на половину его доли в «Денва партнерз». Но вы не произвели последней выплаты, следовательно, чисто технически нарушили контракт. Куртц отдал определенные указания на случай его смерти и смерти своей жены. «Стернголд» находится сейчас в ведении американской юридической фирмы «Батс энд Батс». Согласно завещанию Куртца все интересы «Стернголд» в «Денва партнерз» были переданы «Вордтел инкорпорэйтед», корпорации, которую я только что купил.

— Что? Но это ведь невозможно! — прошипел Икудзо. — Родни не мог этого сделать. Он знал, что у меня были денежные затруднения. Я встречался с ним на прошлой неделе. Он определенно обещал мне, что у меня есть еще шесть недель для того, чтобы выплатить ему остаток долга. Мы договорились.

— Вы так полагаете? — усмехнулся Мик, выкладывая на стол пачку документов. — Родни солгал вам. Знаете, как говорили о Куртце в Германии? Нельзя стоять по ветру, когда Родни мочится. — Леонфорте увидел, что глаза Икудзо помимо его воли потянулись к документам. — Ну, чего же вы ждете, Икудзо-сан? Вы вольны уйти. — Мик сделал паузу. — Или можете вернуться за стол, и мы переоформим ваше участие в «Денва партнерз». — На лице Леонфорте снова появилась широкая улыбка победителя. — Уверяю вас, я гораздо более надежный партнер, чем Куртц.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать