Жанр: Научная Фантастика » Николай Нагорнов » Вечная Любовь (страница 34)


Материальные объекты реальны,

"я" относительно реально

Восток: Запад:

Материальные объекты нереальны, Материальные объекты

абсолютно реальны,

"я" нереально "я" абсолютно реально

Атеизм: мир реален, Всевышний нереален. Плюрализм.

Теизм: мир реален, "я" реально, Всевышний реален. Дуализм.

Сверх-теизм: мир реален, "я" относительно реально, Монизм.

Всевышний абсолютно реален

Шеф молчал и ждал с легкой улыбкой, пока дочитаю этот лист и пойму все, что заложено в эти простые законы.

Так вот над чем разум впустую бился все эти годы! После теории относительности и квантовой механики до сих пор не сложилось никакого мировоззрения, основанного на этих принципах! Поскольку эти открытия разрушили и классический идеализм, и классический материализм... А ничего нового - или хорошо забытого старого - на их место не пришло. Лучшие умы сделали вид, будто ничего и не случилось... Поскольку иначе пришлось бы пересматривать все свои понятия и ценности.

Да, кто сможет признать не только относительность ценности материи, энергии, пространства и времени, вслед за Эйнштейном, но и относительность ценности самой своей земной личности со всеми "своими любимыми" чувствами, идеалами, целями, идеями, намерениями по сравнению лишь с одной Абсолютной Реальностью - "Бог есть Дух", "Бог есть Любовь" - но при этом не впадет в солипсизм и не сочтет внешний мир совсем нереальным, - тот сможет все!

Вначале мы учимся не зависеть от чужих решений, мнений, воли, разума, от коллективного подсознания, от традиций и стереотипов, не быть конформистами, объектами манипуляций, отсоединяться от ветхого Адама - групповой души человечества как биологического вида.

Это достижение предела развития "я".

И после этого можно отбросить "свою" волю, "свое" мышление, "свое" творчество, чтобы просто принимать интуицией даруемые свыше просветления.

И больше ничего не надо.

Отказ от всякого творчества Творчество как претворение в зримые формы представлений, полученных свыше (в состоянии отказа от "своей" воли, разума желаний, представлений) Самовольное творчество: иллюзия творения форм и представлений из самого себя

Да, реальность человеческих "я" относительна...

Пространство и время вокруг неожиданно дернулись со своих мест. Кто я на самом деле? Что такое "я" на самом деле?

Кто бы понимал квантовую механику так, как ее мог бы понять Фауст или сам Гете... Корпускулярно-волновой дуализм частиц - мог ли знать Фауст, что это значит? Кто поймет, как Любовь воздействует на волновые качества частиц, и выведет эти формулы, тот получит возможность изменять и корпускулярные их качества и станет основателем науки творения чудес.

Что для этого нужно?

Только одно - огромная полнота Любви к Богу. Потом к людям.

Как развить в себе эту Любовь?

Отдать в Любви свое "я" Искупителю и Марии.

И вот как преобразится теория относительности:

Принцип телепортации

Если за стационарную систему отсчета пространства взять не физическую планету Земля, а духовное "я" человека, соединившееся в Любви с Сердцем Искупителя и Сердцем Марии, то можно перемещаться сквозь пространство мгновенно.

Принцип движения сквозь время: хронопортации

Если за стационарную систему отсчета времени принять не физическое время (скорость вращения Земли вокруг Солнца), а духовное время, в котором находится духовное "я" человека, соединившееся в Любви с Сердцами Искупителя и Марии, то можно перемещаться сквозь время.

В древности эти законы знали... Иначе как бы они построили пирамиды Египта без кранов и вертолетов? Чем они строили? Телекинезом.

Это мистика Любви.

Люди с веками так погрузились в суету, что утратили знание ее тайн. И люди-дети это забыли... "Нам не понять... Этого не было никогда, потому что быть не могло..."

И когда начнется пробуждение Любви, вся старая культура, наследница греко-римской, придет к финалу: станет просто ненужной и никому не интересной...

Культура эпохи Света, как было предсказано столько лет назад... Она уже начинается, пока еще почти незаметно... Культура Любви...

Ведь можно совместить в себе западную аналитичность мышления и конкретность действий с российским сердечным все-вмещением и с восточной отрешенностью и непривязанностью ни к чему "душевному", "слишком человеческому"...

- Значит, вот так апостол Петр и пошел по воде...

- Да, вот так... Он понял, что Любовь на самом деле - более реальна, чем земля, и потому прочнее земли и сильнее земного притяжения. Но когда вдруг усомнился в этом, то и стал тут же тонуть.

- Теозис - "Бог стал Человеком, чтобы человек стал Богом"?

- Безусловно.

Путь управления реальностью... Подлинно реальна только Любовь, и все дарующее Любовь становится для нас реальным. А все, не имеющее в себе Любви, кажется иллюзорным, оно не суще: не имеет сущности, а потому не имеет и существования, лишь мнится и кажется. Оно иллюзорно.

А путь управления реальностью - Любовь к Богу больше, чем к себе... И тогда Бог и "я" становятся одним целым, Бог вступает внутрь "я".

И не мог понять столько лет, что же значит - "утаил истину от премудрых века сего и открыл ее младенцам"...

- Знаете... я пойду... мне нужно теперь в себя придти... Можно сказать, жить дальше незачем - истина открылась. Или наоборот, жизнь лишь сейчас и начнется, а все, что было до этого дня - лишь предисловье к судьбе...

Коридоры твоего дворца науки переходят один в другой и не кончаются. Отдать бы сейчас копии этих листов Шефа твоим преподавателям... Впрочем, раньше или позже они должны будут и это понять, а иначе - заняться в жизни чем-нибудь другим.

Выходишь из аудитории. Взгляд твой блеснул - увидела. Миг

- и включился магнит: два полюса. Нераздельных. Вечно-несоединимых. И неслиянных.

Вот и все - и снова вдруг оттаяла душа. Вот и все - и снова стало легче мне дышать.

Перевоплотиться в тебя. Раствориться в тебе. Потерять себя. Потерять даже память об этом себе.

И не будет и нет граней, и нет границ, и нет полюсов. Нераздельная неслиянность.

Что же все-таки случается, если взгляды вдруг встречаются?

- Скучал без меня?

На тебе сошелся клином белый свет.

Если выйдешь ты мне навстречу...

Обрывается сердце, уже нет слов.

Смерть от счастья, разорвавшего душу.

Но - надо удержаться, надо удержать. Любовь к женщине напрямую, от себя, а не как дар свыше - может убить ее хуже ненависти - сможешь ли ты вместить в себя этот поток пламени, данный мне для нескольких миллиардов людей? Да сможешь ли ты этот огромный огненный водопад вобрать в себя и не взорваться и не погибнуть?

Издревле люди были существами-андрогинами. Катастрофа провала в майю: они разделились на полюса - мужчин и женщин - искать друг друга всю жизнь и едва ли находить.

И поворачиваются со скрипом и грохотом каменные створы век: Время огромным глазом смотрит на нас. Но читаю вдруг в этом запредельном взгляде:

Я = ТЫ.

А эти двое - мы - снова куда-то перемещаются. И плывет за окнами парк, вокзал, мост. Деревянные древние кварталы воздушного кружева.

Апрельский снег тает быстро. Солнце то прячется за крышами, то выскальзывает из-за них и сверкает искрами радуг в лужах и летящих каплях воды.

Говорятся какие-то слова, руки встречаются и расстаются, чтобы встретиться, и встречаются, чтобы расстаться. Говорятся просто глупости, милые глупости. Твое имя - Нежность. К чему слова? Что значат слова?

- Выходим?

На тебе сошелся клином белый свет.

Старый трамвай катит дальше. Увозит внутри отпечатанные в воздухе наши улыбки-жесты-звуки. Их тень скользит над нами, плавно уносится к куполам, где солнце играет с нею.

- Хорошо быть глупыми, правда, Орлов?

- Замечательно... Если бы еще навсегда. Сойти с ума, чтобы войти в сердце.

- А я уже сошла.

Остановилась вдруг напротив.

Это - признание?

- Я - тоже.

Безнадежный жест мой тает в воздухе.

А Старый Город, а Вечный Город принимает нас в широкие объятья своих улиц. И Время варварским взглядом обводит Форум, как показалось бы одному всемирно известному нобелевскому тунеядцу, чьи стихи мы оба любим. Солнце уже спряталось за гранитными домами. Тротуары погружаются в тень.

- Послушай, Вера, есть на свете высшая святая истина?

Очень важно, что ты ответишь сейчас.

- Есть. Конечно, есть: Все должны любить друг друга.

- "Должны" все убивает.

- "Должны" - в смысле: не будут счастливы, пока не полюбят.

- Так ты хиппи: "Make love, not war". Как, впрочем, и я сам, наверное.

- Только не "Make love", а "All you need is love".

Удивительно.

А теперь зайдем в это крошечное кафе. Словно не в центре Старого Города, а где-то на Монмартре.

На тебе сошелся клином белый свет.

Сумерки опускаются на Старый Город. Твое затененное лицо на фоне окна. Почему мне так тревожно и сладко с тобою? Фиолетовая боль заката за окнами...

С Ириной Истоминой все было иначе: Я = Я, ТЫ = ТЫ, терциум нон датур. Тем более с женой, Эльвирой - европейская отчужденность и дистанция как эталон культуры отношений, маскировка в себе самого тонкого, женственного, нежного эталон "культуры"... Кто же из нас с тобой, Эльвира, больше убивал это в себе? Да разве теперь поймешь...

Неужели вот так и уснет вечным сном Западная Европа, раздавившая в себе главное ради всего прочего?..

И ради этого стоило жениться на западно-европейской принцессе, особе королевской крови? Вот фантомы, вот иллюзии... Словно королевская кровь Западной Европы - панацея от всех бед России...

А если наоборот? По принципу парадокса? В России всех людей отрывали от всякой захваченности что земным, что духовным - и создали самых гармоничных людей, живущих выше и земного, и духовного, иначе не выживешь?

Но, жена Эльвира... но мне тебя забывать... не легко.

Как это глупо - быть уверенным в том, что надо выбросить из себя чувство к одной женщине, если любишь и другую. Словно само чувство любви - это некая собственность человека, и он вправе им распоряжаться по своему усмотрению. Но почему так часто в женщине

есть что-то, властно велящее: "Люби лишь меня одну!" И почему зараженная этим женщина не может понять: разрушая любовь в другом, она убивает лишь себя?

И так бывает очень часто: Грань. Барьер. Стена.

Но ты не такая, девочка-женщина.

Я = ТЫ открывается вдруг только сейчас.

И вот - совсем другая женщина рядом.

И в этом кафе, как почему-то всегда и везде сейчас, снова и снова играет кассета, и это Татьяна Анциферова, столь когда-то любимая, во времена "Драконографии", да и теперь... И поет она последнее, что записал не похожий ни на кого чудесный композитор, совершивший в недавние годы, видимо, нечто похожее на мою ошибку - он женился на западноевропейской принцессе и уехал с ней на ее историческую родину, в страну, называвшуюся во времена Римской империи Галлией, ныне Францией, и оставил всем на память вот это свое последнее завещание:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать