Жанр: Научная Фантастика » Николай Нагорнов » Вечная Любовь (страница 38)


Словно в это время Открытого Неба попал в иной порядок пространства и времени... Да, так и есть... И как странно теперь из такого иномирного состояния возвращаться снова в земной порядок, говорить с людьми хоть о чем-то земном...

И надо как-то подойти теперь к Веронике и к Бабушке, хоть и непривычно шатает во все стороны от потери чувства земного притяжения... Надо как-то подойти...

- Ты плачешь?

- Кто?.. Я?.. Да... Если бы ты знала, что я сейчас пережил... Если бы ты знала, что приготовил Бог любящим Его, ты согласилась бы прожить всю жизнь в яме со змеями.

- Разве ты веришь с такой силой?

- Да. Я верю. Я всегда верю. Я рожден с верой. Прости меня, княгиня Мещерская, прости меня, Бабушка...

Ты молча киваешь со всепонимающей грустной улыбкой.

- И ты, Вероника, прости меня.

- Конечно. Только за что?

За земную ветхость, мой друг. За чашу грехов уменьшения Любви, какие только были в жизни.

Звонят колокола. Мы все уже стоим под небом, взявшись за руки. Бабушка подает нам свечи. Все вокруг подняли головы.

Эти прозрачнейшие брызги воды из серебряной чаши летят на твое лицо:

- Человек рождается лицом к Небу... И умирает лицом к Небу... Наверное, там, в Небе, остаются записи наших жизней, и когда мы умрем и уйдем туда, мы будем смотреть и смотреть их и только тогда поймем, как нам надо было жить и как мы ошибались...

Я люблю тебя... Пронзительно люблю тебя...

"И я тоже", - отвечаешь ты одним взглядом.

"И мы с тобой теперь обручены. И почти обвенчаны, правда?"

"Правда".

Сквозь заднее стекло такси наша княгиня Мещерская с улыбкой машет нам на прощание.

Мы с тобой куда-то идем и едем, поднимаемся по каким-то лестницам в тени и прохладе огромных зданий, прорезанной лучами Солнца, кто-то нам улыбается, кто-то спрашивает нас о чем-то, мы над чем-то смеемся - и не понимаем, не понимаем ничего...Где мы, зачем мы, что с нами - нам все равно, все равно... И Солнце заливает нас летним потоком сияния, и весенняя земля высыхает, и мы с тобой снова уходим куда-то, уезжаем куда-то, кружим по Старому Городу в призрачном забытьи, в мистическом полусне, лучи Солнца пронзают улицы, небо, воздух сверкающим блеском, расплываются в ореоле линии и краски, остаются лишь золотистые прозрачные силуэты...

Женщина, ты неуловима. Ты - Протей. Женщина, кто ты? Женщина, женщина, женщина...

Словно последние стены земного "я" поползли по швам, и сквозь эти швы и трещины хлынул со всех сторон ослепительный радужный свет!

Остался только снимок, цветной автограф дня.

Как кинокадры, каждый из которых...

Осталась только музыка, невесть откуда летящая. Остался только я. Осталась только ты. Мир растворился в золотистой игре переливов прозрачных силуэтов и оказался покинутым где-то вдали, где-то позади, где-то за гранью света и тени, ниже черты между зреньем и слухом - нас укрыла тень звуков, улетающих над нами невесть куда...

Мы нашли такую точку проекции "я" на мир, что тень "я" слилась с границами мира.

Так долго идет электрическая стрела по сверкающим рельсам из Старого моего Города в твой Новый Город. И так быстро летит время у двоих, когда они счастливы. И в окнах так много солнечного света, и тебе не миновать меня посреди всей Земли, не отступить от меня, не уйти, ведь уходить будет просто некуда...

Город еще очень юн. Его здания не освящены веками и не задержат благоговейного взгляда, но многоэтажный блеск стеклостали уходил за горизонт донести до потомков успехи и ошибки, овеществленные мечты и идеалы его созидателей...

Город виделся словно сквозь матовое стекло, и все видимое вокруг казалось увеличенным, и высвечивалась каждая точка пространства вокруг, наполняясь неведомым смыслом, и дома стояли именно там, где только и могут, и деревья росли только там, где они и растут, как то им суждено, и "Рождение Венеры" Ботичелли не могло не появиться в твоем доме, где это и было назначено от века, и всякий человек на улицах твоего Нового Города казался прекрасным и совершенным и почему-то удивительно близким и дорогим для нас - все живое и неживое стало вдруг пронизанным высшим таинственным значением, представилось вдруг сотворенным, установленным и соотнесенным друг с другом в высшей ослепительной гармонии всего во всем, идущего к лучшему в лучшем из миров, где каждый предмет, каждое существо, каждое чувство и мысль звучали своим тоном, звуки сливались в плавно плывущий тысяче-тональный аккорд гармонии вселенских сфер

Семь Престолов Огненной Славы Рая,

семь планет, семь нот, семь цветов радуги, семь чувств, семь дорог, семь холмов - все возносило свой звук, цвет и свет, благодарение и радость к Три-Единому, Запредельному, Неизреченному, сущему вне и сверх всяких форм и пределов:

Знание

Милость

Слава Корона

Гармония

Основание

Царство

Мудрость

Строгость

Победа

Кто видел это? кто понимал? кто объяснит мне?

Не было не-сущего и не было сущего тогда, не было ни воздушного пространства, ни Неба над ним... что двигалось туда и сюда? под чьей защитой? что за вода была - глубокая бездна? не было ни смерти, ни бессмертия тогда, не было ни признака дня или ночи... Дышало, не колебля воздуха, по своему закону Единое Нечто, и не было ничего другого кроме Него.

Кто воистину знает? кто здесь провозгласит? откуда родилось, откуда это Творение? даже Ангелы появились посредством сотворения этого мира, так кто же знает, откуда он появился? может, сам себя создал, может, нет - Тот, Кто надзирает над этим миром на Высшем Небе, только Он знает.

Вселенная вливалась в Запредельное, Планета вливалась во Вселенную, Город вливался в Планету, я вливался в твой Город, ты вливалась в меня.

Город ли плыл под нами асфальтовым эскалатором, мы же пребывали в неподвижности, или мы двигались по твердо установленному в Планете Городу, здания ли наезжали на нас и втягивали в себя, или мы вдвигались в них, кто скажет теперь мне? кто объяснит?

Но водоворот вечности устремил нас прочь из времени, сквозь барокко и Ренессанс, сквозь рыцарские турниры королевства Корнуолл, к рассветным сумеркам истории, где еще не было Европы, где еще не смотрел даже Сфинкс вглубь пустынь, где еще не началась великая духовная битва древних могучих ариев, потомков Бхараты, за власть над планетой - туда, где мириады душ, мириады "я" лишь приближались к планете из невидимых миров, чтобы начать историю планеты Земля, планеты Бхарата-лока, так названной теми, кто создал людей, и это плавное скольжение вниз мириад "я" напоминало невидимый снегопад в лучах солнца над облаками, неуловимо и непостижимо летящий со сверх-пространственной планеты.

И на этой сверх-пространственной планете идет вне времени и веков изначальная игра Вишну и его женской шакти Радхи, где нет уже никакой плоти, даже тонкой - эфирной, астральной и ментальной.

Но и трансцендентальная планета отпускает нас из своих объятий, это всего лишь космос, гигантская вакуумная яма меж адом и Раем, и всякие формы уже оказываются совершенно лишними: мы превращаемся в извечные вселенские принципы Мужского и Женского, Активного и Пассивного, Плюс и Минус электромагнитного поля, в мириады протонов и электронных орбит вокруг них, флуктуацию энергетических полей

перевивших друг друга вечным сюжетом Родена о вечной весне:

И Н Ь и Я Н ...

Дао породило Одно.

Одно породило Два.

Вот уже уходит и это... Инь и Ян, ты и я, сливаются воедино и становятся всецелым "я":

И ТОГДА В ПОСТОЯННОМ БЕСКАЧЕСТВЕННОМ ЛИШЕННОМ ПРИЗНАКОВ МЕСТЕ

УТВЕРДИЛСЯ Я В ДУХЕ КАК БЕЗДЫМНЫЙ ОГОНЬ СИЯЯ

ПАДАЛ ОГНЕННЫЙ ДОЖДЬ СТОРОНЫ НЕБОСВОДА ВСПЫХНУЛИ ПОЖАРОМ

ЗАДРОЖАЛА ЗЕМЛЯ В ЭТО МГНОВЕНЬЕ ЭТО БЫЛО КАК ЧУДО

С ДЕРЕВЬЕВ ПОПАДАЛИ ВЕТВИ С ГОР ПОКАТИЛИСЬ УТЕСЫ

РАСКОЛОЛИСЬ С ГРОХОТОМ ХРЕБТЫ КАК БЫ РАЗДИРАЯСЬ

НЕ ПЫЛАЛ ОЧИСТИТЕЛЬНЫЙ ОГОНЬ

НЕ СИЯЛО ТЫСЯЧЕЛУЧИСТОЕ СОЛНЦЕ

И СТАЛ Я ДУШОЮ ВСЕГО ВЕЗДЕСУЩИМ ВСЕЗРЯЩИМ

ПОКИНУВ ВСЕ КАЧЕСТВА ЗВУК И ДРУГИЕ

В ЗАПРЕДЕЛЬНУЮ ОБЛАСТЬ ВОЗНЕССЯ

И СТАЛ Я ДУХОМ ЯВЛЯЯ СВОЕ ВСЕБЛАЖЕНСТВО

Что далее происходило со мной (и тобой)? внутри меня (и тебя)? вокруг меня (и тебя)?

Кто видел это? кто понимал это? кто расскажет мне?

С кем это могло когда-либо происходить? кто объяснит?

- Есть ли у тебя еще желания? - спрашивает запредельный беззвучный голос.

- Да. Стать на время снова просто двумя людьми - мужчиной и женщиной.

Конец II части

Часть III

Хроно-реверс

"Каждый образ и каждый исчезнувший след в усыпальницу времени лягут на тысячи лет. И на круги своя когда все возвратится, сохраненное бережно явит Всевышний на свет".

Ибн Сина

Глава 12

Эхо подземного гула

Долгий гром падающего воздуха.

Что это вокруг?

Огромный город... Незнакомый... Нет, лишь невероятно изменившийся со времен короля Артура, Мерлина и рыцарей Круглого Стола. Объединенное Королевство Пирадор и Корнуолл. Форма человека.

Девочка-Женщина, ты неуловима.

Ты - Протей. Неуловимая, непостижимая, несущая в себе какие-то самые глубинные тайны, но... словно сама не способная их объяснить.

Вот и появляешься.

Но что с тобой? Это ты...и не ты. Ты похожа, неуловимо похожа на какую-то земную актрису... - или певицу? - конца двадцатого века...

- Как же я любила тебя, Орлов... Что ты сделал со мной? Ты... будто увлек меня за собой на такие высоты, где мне страшно и... слишком холодно или слишком горячо. Словно ты пришел из какой-то страны, где никто никогда не бывал. Будто ты - какой-то странный падший ангел, а не человек. И это единственное, что ты умеешь - уносить с собой в такие полеты? И больше ты не умеешь ничего? Ничего земного, обычного, нормального?

"Love is just a game", - you told me, - "Such a lovely game. Teach me how to play it I don't know"...

Неужели я мог так ошибиться в тебе, так обмануться?

Твой голос выплеснулся в странные слова, но они не из сердца, они не твои - это дальние глубинные слои души женщины, всепланетный архетип, это многовековая надежда, тысячелетнее сомнение, это жажда сверхъестественной силы и запредельной верности в мужчине, это голос крови предков праженщин, голос их памяти тысяч измен и смертей, нет, это жажда быть более чем единственной...

Не можешь понять? Не можешь почувствовать? Не веришь?

Лишь послеполуденной весною так медленно тают пылинки в лучах остановившегося времени в этой комнате...

До скольки веков растягивается секунда между ядовитой болью первого женского взгляда и полетом его тени, прорезающей черной стрелой косые солнечные лучи, сквозь дерево прожженного ею пола, сквозь почву, сквозь камни, сквозь слои материковых плит до того подземного города, о котором знает только она?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать