Жанр: Научная Фантастика » Николай Нагорнов » Вечная Любовь (страница 7)


Никогда еще не задерживали Вы взгляда на мне - Ваш взгляд скользил по мне, сквозь меня, вдаль от меня - я был для Вас всего лишь одним из. Одним из.

- Тихо. Зачем говорить за него? Как я поняла, этот молодой человек с "дипломатом" и есть Орлов. Да, я сейчас спрошу, - отвечаете Вы и делаете шаг.

И делаете шаг.

Но здесь, в углу кабинета, у окна больше никого нет, сижу здесь один с видом деланного безразличия.

И второй шаг. Вы намерены подойти ко мне?

Вы - ко мне? Но уже третий шаг - это не мираж! Что же это? Исчезнуть бы сей же миг, развоплотиться, провалиться сквозь пол, рассыпаться на атомы...

Секунды застыли в тягостном томлении. Один шаг отделяет Вас от меня. Один миг.

Вот уже наплывают смутным облаком Ваши ароматы. Вот уже словно захвачен Вашим гравитационным притяжением. Вот уже словно полюса неведомого магнита замкнули свои силовые поля друг на друге. Встаю, и как будто разряд микро-молнии, невидимой никому, пролетает вмиг между сердцами нашими. Что-то случилось. Только неизвестно как это называется.

- ....................................................?

Вы произнесли, Вы что-то произнесли, но Ваш голос долетел лишь как вибрация воздуха, звуки не сложились в слова, слова не открыли своего смысла.

- Рада познакомиться. Андрей, ты не хочешь помочь мне?

Помочь - Вам?.. Чем я могу помочь Вам? Разве рядом с Вами нет никого, кто помогал бы Вам?

- Да... Всем, чем могу...

Как неуверенно прозвучал голос... Он предал меня... Он с головой выдал меня. И Вы, конечно же, все поймете и...

- Мне сказали, у тебя стереоаппаратура и записи танцевальной музыки.

- Да...

- Ты можешь взять ее сегодня сюда на вечер?

- Могу, конечно, могу...

- Очень благодарна тебе, Андрей. Я надеюсь на тебя, - и, обернувшись ко всем. - Итак, сегодня в шесть!

И засветилась улыбка, мягкая и ослепительная. ...надеюсь... на... тебя... тебя... тебя... - запульсировала вибрация эхом в улетающем облаке Ваших ароматов.

Посланница далекого мира. Фантом. Иллюзион. Видеовихрь.

Вы одним легким дуновением разрушили в прах всю мою теорию, развеяли все металлоконструкции моих умопостроений о невозможности пересечения параллельных миров... Нет. Это галлюцинация. Это - сон наяву. Ваш мир отделен от моего невидимыми сверхпреградами, и не сломать их никому. Мы с Вами не произнесли друг другу ни слова. Видео-фантом.

- Артист, во сколько к тебе зайти за колонками? Колонки... Какие еще колонки...

- Артист, ты что, спишь?

- Какие колонки?

- Да ты же договорился с Ириной!

- С какой Ириной?

- Да брось ты разыгрывать - с практиканткой.

- Н-не знаю... Кажется, договорился... Да, конечно, договорился.

Не фантом. Это случилось. Вы сама... И сегодня вечером... Почетная сия...

Стечение обстоятельств? Нет, тут какое-то таинственное созвучие сердец, тут - передача мыслей сквозь пространство, телепатия...

- Так во сколько к тебе заходить?

- За час до начала...

- Значит, в шесть. Артист, ты переутомился? Смотрите, у него глаза как стеклянные. Ладно, в шесть.

Все растворилось в возгласах одобрения, в спешке и шуме... Ушли, и тишина пульсирует в кабинете. Остаться одному. Совсем одному.

Шум раздвигаемых столов. Аппаратура уже расставлена. Кабинет пуст и гулок, тени штор колышутся на полу... Март! Серая каша тающего снега, серая каша тающих облаков.

- Пошли, Артист, вмажем!

Труфан достает жестом фокусника бутылку "Рислинга".

- Нет, потом как-нибудь... Попозже, может быть...

Дверь захлопнулась, их шаги проскрипели по коридору. А за окном - сумерки опускаются на Старый Город, последние лучи заката угасают в глубокой тени тесно составленных бетонных домов... Жизнь оказалась непредсказуемой.

И буду ждать Вас, Исчезающая, глядя на это вечное небо. Знаю, снова буду лишь молча смотреть на Вас, ведь если Вы откажете мне, конечно, откажете, профессиональный долг обязывает, хотя бы Вы и не хотели этого... Вы же не позволите, чтобы тридцать шесть пар глаз следили за каждым движением, каждым словом, моим и Вашим, а потом они все обсуждали бы это...

Но мне - возврата нет... Вот там, в проходе ограды, появитесь Вы через минуту, еще через минуту войдете сюда, и поплывет весь мир в глазах моих, и сожмет вдруг сердце чья-то невидимая сила...

Хрустальный звон капель воды о лед за окном. Изменчивое фиолетовое свечение вытирает звездной тканью снежные глаза, но слезы капают с крыш. О чем плачут крыши? О том, что это было уже когда-то с кем-то - закат, сумерки, ожидание, слезы о том, что уже это было когда-то...

...вращение кассет, шелест ленты, минорные аккорды... здесь, в полумраке, густо-синяя тьма вливается с ароматом талого снега в распахнутые рамы... кружатся пары, кружатся пары, но это не мы... странно... те же лица - из серого мира, но почему же видится в танце этих пар какой-то нездешний ореол? почему вместо шестерки крыс, запряженных в тыкву, представляется шестерка коней с белыми плюмажами, что мчит золотую карету? отчего этот обычный танцевальный вечер кажется придворным балом?

Это Ваша тайна. Вы умеете черно-белую жизнь делать цветной. Вы - напротив меня, вдали у окна. Профиль на фоне полнолунного неба.

Мы - друг против друга. Между нами - сумрак. Шелест. Шепот. Между нами кружатся пары. Шпаги и эполеты. Декольте и кринолины.

Вдруг подбежала Зосимова, потянула в центр танцев. Нет, этого еще не хватало. Она, обиженная, отошла в сторону. Нет, не встану с этого места. Буду сидеть здесь весь вечер с безразличным ко всему

видом.

Но Ваши шаги - ко мне? Лунная аура вкруг облака локонов. Да, ко мне.

Легкая волна ароматов. Секунды застыли в тягостном томлении. Один шаг отделяет Вас от меня. Один миг.

- Бон суар, мсье Орлов. Я посижу с тобою рядом, ты не против? Прекрасная у тебя аппаратура. Это, видимо, не из магазинов?

Вы улыбнулись словно с каким-то подтекстом, понятным лишь нам двоим. Шелест бархата о капрон, о лакированное дерево. Сами эти звуки - словно музыка Вашего неведомого мира, где льют дожди над портом Шербург, где спит Амстердам, и Лондон спит, где весенний вечер висит над мостом Мирабо...

Вот Вы и рядом. Вы - рядом. "...где сумраком уют отполирован," - плывут по кабинету голоса из колонок, - "где аромат цветов изыскан и медов, где смутной амброй воздух околдован"...

- Мой отец - столоначальник губернского департамента, и для него нет ничего невозможного.

- Вот как? Это любопытно. Итак, ты - юный дворянин, боярский сын? "...под тонким льдом стекла весь дом и зеркала... Восточный блеск играет каждой гранью. Все говорит в тиши на языке души, единственном достойном пониманья"...

- В некотором смысле.

Полуулыбка.

Мраморно-рубиновая рука поправляет золотистую прядь. "...где для любви века, где даже смерть легка в краю желанном, на тебя похожем..."

- А почему ты не танцуешь?

Решайся, Орлов.

Сейчас или никогда.

Аут Цезарь, аут нигил.

Глава 6

Альбатрос

- Я не хочу танцевать ни с кем, кроме Вас.

Какая безнадежная решимость... С такой интонацией только объявлять на войне о своей сдаче в плен.

- Я могу понимать это как приглашение?

Тихое удивление в шелковом голосе. Нет, не удивление... восхищение моей смелостью? эффект неожиданности? отказа быть не может, сама Судьба идет навстречу. Вздрогнут в далеких созвездиях вдруг стрелки у звездных часов.

- Да.

Медленно, немыслимо медленно мраморно-рубиновая рука плывет в полумраке к моему плечу, неощутимо прикасается, только виден в темном воздухе искрящийся шлейф, след ее движения.

Вы поднимаетесь, медленно опускаете свою руку на мою, и мы выходим, мы взлетаем, нас уносят волны звуков этих скрипок - "...ты взглянула, и минуты остановлены как будто - как росинки их бери..."

И нет вокруг ничего, больше нет вокруг ничего... Лишь шум прибоя, звездные искры, безвозвратно улетают в небо секунды, и звуки несутся вслед за ними. "...как прекрасен этот мир - посмотри..."

Только сияние нежного и умного взгляда, Вашего взгляда, все-понимающего и слегка грустного, как и всегда.

Зачем же музыка так быстро заканчивается? Слегка поклониться Вам, сопроводить Вас на место. Что же делать дальше?

Между тем Левченко включает музыку, все начинают танцевать, а он... что он делает?! что он говорит Вам?! приглашает Вас? да как он смеет...

Вы что-то отвечаете ему - Ваша полуулыбка: сверху вниз, словно ставящая невидимую стену. С него тут же слетела всякая развязность, он исчез где-то среди танцующих. А Вы несколько смутились, и сейчас мне надо подойти к Вам и предложить лучше просто уйти на время отсюда, чтобы спокойно поговорить, и, может быть, даже предложить проводить Вас, и если Вы не откажетесь, то...

Но снова подходит Зосимова. Зачем так мешать? Что ей надо, в самом деле?

- Не пойму я тебя, Андрей.

- А зачем тебе меня понимать?

- Неужели тебе вот так вот, одному, не скучно?

- Одному? Это значит - без комсомола? Не скучно.

- Ты думаешь, у нас нет интересных людей, хороших дел...

- ...высоких мыслей...

- Да. Высоких мыслей! А что тут смешного?

- А я разве смеюсь?

- С тобой невозможно разговаривать.

- Правильно. Невозможно.

- Ну тогда, может быть, потанцуем?

- Зачем же? "Не обещайте деве юной любови вечной на земле".

- Орлов, ты ничего не понимаешь. Неужели ты думаешь, что она...

Еще не хватало советов от глупой девчонки!

Этому безобразию должен быть положен конец!

Лишь подойти к магнитофону, нажать клавишу - музыка обрывается.

Голоса недовольства.

- Плохая музыка!

Возгласы:

- Поставь лучше!

Поставлю сверх-ритмическую. Бони'М-78, "Ночной полет к Венере". Под такую никто не станет танцевать с Вами медленный танец.

Вот все и довольны.

Ни для кого ничего не случилось. Остается лишь выйти в коридор, сесть на подоконник, придти в себя и собраться с мыслями.

Следом выходит Левченко, закуривает и вопросительно смотрит.

- Ты зачем музыку оборвал?

- Тебе объяснить?

- А что объяснять? Втрескался ты в Ирину. Ну, правильно, классная баба, но это не значит...

Чертово плебейство... Вот сейчас встать, взять его за лацканы...

- Молись, гад, убивать тебя буду!

- Артист, ты чего... чего ты... шуток не понимаешь... стой...

- Сейчас я тебя отучу танцевать с чужими дамами...

Кто-то выглянул из кабинета, увидел начинающуюся драку, закричал:

- Мужики, там Артист Левченку убивает!

Все выскакивают в коридор разнимать. Смолкла музыка. Кто-то оттаскивает меня от него, его от меня... зрение и слух медленно возвращаются.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать