Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Путешествие с трупом (страница 14)


Глава 4

Полный финиш!

Ваш друг Сан-Антонио прокатился из Парижа в Страсбур исключительно затем, чтобы узнать от умирающего, что у того в Канне есть баба, чье заглавие начинается с Бла. Согласитесь, что это не фонтан...

Мрак, как в пузырьке с черными чернилами, да еще с загустевшими!

Первое: найден тип с прекрасно изготовленной бомбой в чемодане, но нет ни малейшего представления, как он собирался ее использовать.

Второе: этот малый перед тем, как протянуть ноги, дает согласие, чтобы мы связались с женщиной, чтобы сказать ей, что с ним произошло. Достаточно ли ясно соображал псевдо-Клюни, чтобы понимать, что мы нашли или вот-вот найдем его бомбочку в чемодане? Да, конечно, он соображал, раз мог вести утомительную (для умирающего) игру в алфавит. А если соображал, что становится жарко, зачем сунул свою жену – или мать, или кого еще – в пекло?

Ни фига не понятно!

Я поднимаю шляпу, потому как жмурик есть жмурик и к нему надо относиться с уважением.

Поворачиваюсь к коллеге из страсбурской полиции.

– Пошли?

Он утвердительно кивает, не спрашивая меня, куда идти. Я непринужденным жестом прощаюсь с эскулапами и следую за коллегой.

– Странное дело, а? – спрашивает он.

– Да. Чувствую, мне придется попотеть, чтобы размотать этот клубок.

Я сажусь в машину, предоставленную в мое распоряжение.

– Куда хотите ехать? – спрашивает он.

– В отель, где он остановился. Он дает указания шоферу. По дороге я говорю ему:

– Прикажите сфотографировать этого бандита с открытыми глазами. Мне нужен хороший снимок, как для отдела идентификации.

– Хорошо.

Машина останавливается. Я выхожу из нее один.

– Займитесь фотографиями. Они нужны мне срочно. Встречаемся в полицейском управлении. Я хочу осмотреть вещи умершего А пока забронируйте мне спальное место в поезде на Лазурный берег. Есть такие?

– Конечно.

– Хорошо.

– Вам прислать машину?

– Не надо, обойдусь своими силами.

Он смущен тем, что должен прощаться со мной сидя, в то время как я стою, и проделывает целый ряд ужимок, являющихся в его представлении поклонами.

Я его успокаиваю кивком.

Затем я толкаю вращающуюся дверь отеля.

Маленький грум в синей ливрее бросается мне навстречу, осматривает мои руки, надеясь найти в них пару чемоданов, а увидев, что они пусты, смотрит за меня. Поняв наконец, что я без багажа, а следовательно, не нуждаюсь в его услугах, он теряет к моей персоне всякий интерес.

Подхожу к огромной стойке отдела приема и регистрации.

Тип, похожий на Эриха фон Строхейма2, только без его шика, поворачивает ко мне свою гладкую, как секретер красного дерева, голову

– Что угодно месье?

Я показываю удостоверение.

Он сгибается пополам.

– К вашим услугам, господин комиссар

– Я пришел по поводу вчерашнего типа, – говорю я ему.

– Я так и думал, – шепчет он почтительным тоном

– Я бы хотел узнать поподробнее, чем он занимался, когда жил у вас

– Я все рассказал вашим коллегам

– Моим коллегам – может быть, – говорю я, намекая, что на моих коллег мне плевать, как на отрезанный ноготь. Я перехожу в атаку:

– Он приехал вчера, не так ли?

– Да, вчера утром.

– В котором часу?

– В десять.

– Сколько нужно времени, чтобы доехать сюда от вокзала?

– Минут пять, не больше.

– Есть поезда, прибывающие без десяти десять? Он размышляет.

– Нет, ни одного. Последний – скорый из Брюсселя – приходит в десять минут девятого.

Я размышляю. Значит, мой парень не приехал на поезде, потому что маловероятно, чтобы он около двух часов болтался по улицам с чемоданами в руках в поисках отеля... Если только он не зашел к кому-нибудь.

– Кажется, швейцар видел, как он выходил из машины?

– Не швейцар, а грум.

Я указываю на паренька в синей ливрее

– Этот?

– Да.

Я делаю мальчишке знак подойти.

– Иди сюда, сокровище.

Он идет с недовольным видом, такой насупленный, что лысый начинает ему что-то говорить на эльзасском диалекте. Это «что-то» делает парня любезнее.

– Вы хотите со мной поговорить, месье?

– Нет,

хочу, чтобы ты мне кое-что рассказал. Мне сказали, что ты видел, как вчера приехал тип, с которым случился приступ.

– Это правда, месье.

– Он приехал на машине?

– Да.

– Какой она была?

– Черной... Я ее не рассмотрел. Надо вам сказать, месье, что я не подумал, что это клиент, потому что автомобиль остановился дальше отеля. Только когда я увидел, что он идет с чемоданами...

– Сколько народу было в машине кроме него? – Один мужчина... Но я на него не смотрел...

– Тот, кто приехал, колебался, прежде чем войти сюда?

– Нет.

Я протягиваю ему пятисотфранковую бумажку3.

– Спасибо, можешь идти.

Поворачиваюсь к Эриху фон Строхейму.

– Он попросил у вас отдельный номер?

– Да.

– Сказал на сколько?

– Всего на одну ночь.

– Хорошо.

Наконец-то хоть один интересный элемент. Клюни не собирался задерживаться в Страсбуре. Он должен был уехать сегодня, а переговоры начнутся через три дня. Думаю, страхи моих коллег малообоснованны. Кому же в таком случае предназначал Клюни свою бомбочку?

– Он поднялся в номер сразу?

– Да.

– А потом?

– Он оставался там до своего приступа. В полдень ему подали туда обед.

– Вызовите гарсона, обслуживавшего его.

Он утвердительно кивает, сует штекер в одну из ячеек мини-АТС и отдает приказ.

– Он сейчас придет.

– Спасибо. Ваш клиент звонил или ему звонили во время пребывания в отеле?

– Нет.

– К нему приходили?

– Тоже нет.

– Он колебался, когда заполнял регистрационную карточку?

– Нисколько.

Является болезненно-худой длинный тип с мешками под глазами, одетый в белую куртку.

Это гарсон, обслуживавший Клюни в его номере.

– Что он делал, когда вы вошли?

– Читал.

– Что?

– Книгу.

– Как он был одет?

– В рубашку и пижамную куртку.

Я это запоминаю. Тип в рубашке и пижамной куртке и с книгой в руке явно не собирался уходить и никого не ждал.

Однако Клюни ждал. Не человека, а своего часа. Ждал, пока наступит время выйти из гостиницы вместе с бомбой. Но если он приехал только затем, чтобы подложить бомбу и уехать, зачем ему понадобился такой громоздкий багаж?

– Его чемоданы были разобраны? – спрашиваю я гарсона.

– Только один.

– А второй?

– Второй стоял в глубине комнаты.

– Он вам что-нибудь сказал?

– Ничего особенного...

Я в очередной раз возвращаюсь к Эриху фон Строхейму:

– Как обнаружили, что он болен?

– Это горничная. Пришла убирать номер, постучала в дверь и, поскольку никто не ответил, вошла... Он полулежал на полу, без сознания, тело опиралось на кресло... Она закричала...

– Понимаю...

– Мы вызвали «скорую», и клиента увезли в больницу.

– Давайте поговорим о... находке, сделанной в его чемодане.

Эрих фон Строхейм краснеет, что, принимая во внимание полное отсутствие ботвы на его голове, становится довольно масштабным явлением.

– Произошел очень неприятный инцидент, – говорит он. – Мы освободили его номер и хотели отправить багаж в больницу на случай, если бы ему понадобилось сменное белье.

– И дальше?

– Один из двух чемоданов стягивается ремнем, заканчивающимся замком. Этот ремень был продет через ручку открытого чемодана, таким образом оба были соединены. Согласитесь, что это не очень удобно для перевозки.

– Конечно.

– Тогда я себе позволил...

– Взломать замок?

– Нет, не взломать... У меня есть связки из забытых клиентами ключей от чемоданов. Один подошел. Когда мы подняли ремень, чемодан раскрылся и мы увидели на стопке белья... ту штуку... Сначала мы не. сообразили, что это такое, а потом поняли и позвонили в полицию...

Я киваю.

– Ясно. Вы говорите «мы». Кто еще был с вами?

– Грум, дежурный по этажу и горничная...

– Ладно, спасибо.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать