Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Путешествие с трупом (страница 20)


Глава 10

Я сую руку в карман, где лежит моя пушка.

– Войдите!

Дверь открывается Это медсестра и одна из ее коллег.

– Я пришла сделать укол, – говорит она.

Почему у меня сразу возникает ощущение, что что-то не так?

С врачом было условлено, что за Терезой Пеллегрини будут ухаживать, как за настоящей раненой, но колоть будут воду.

– Доктор сказал, что это вас укрепит..

Нет ничего странного в том, что медсестра, отвечающая за восьмую палату (в которой находимся мы), входит со шприцем в руке. Странно то, что ее сопровождает коллега.

– Кто эта мадемуазель? – спрашиваю я.

– Моя сменщица, она скоро заступит на дежурство, – отвечает медсестра. – Поскольку она новенькая, я ей объясняю ее обязанности..

Ничего не скажешь, все нормально!

Так почему у меня появляется неприятная щекотка в груди? Может, из-за голоса девушки? В нем звучит старательно скрываемая тревога... Это практически незаметно, но я обладаю таким козырем, как интуиция, и она мне подсказывает, что тут что-то нечисто.

Девушка взяла руку Терезы, засучила ей рукав и водит по коже пропитанной спиртом ваткой... Тем временем новенькая стоит немного в стороне и внимательно смотрит. Малышка полна сострадания, это видно по ее глазам... Но какого дьявола она все время держит правую руку в кармане своего белого халата?

Я, зевая, обхожу кровать.

– Мне кажется, ей стало немного лучше, – говорю я. Оказавшись рядом с новенькой, я внезапно хватаю ее правую руку. Она пытается вырваться, но уж если я в кого вцепляюсь, то намертво, как бульдог.

Я заламываю ей руку, и она вскрикивает от боли. Сунув руку в ее карман, я извлекаю из него миленький шпалерок.

– Странный рабочий инструмент для медсестры, – усмехаюсь я.

Вторая девушка положила шприц на ночной столик и упала на кровать вся в поту и жутко бледная.

– Господи, – икает она, – как я испугалась... Эта женщина пришла ко мне со шприцем в руке и сказала: «Доктор просит вас сделать этот укол пациентке из восьмой палаты». Я ее не знала и ответила, что должна спросить у доктора, потому что он дал мне четкие инструкции. Тогда она наставила на меня револьвер и сказала, что если я откажусь подчиниться...

Девица с пушкой чувствует себя очень плохо.

Тереза в своей постели не лучше.

– Смотри, – говорю я лжемедсестре, – как я вас облапошил. История с раненой – туфта, западня, в которую ты попалась... Nставьте нас, – приказываю я настоящей медсестре и Терезе Пеллегрини, – Мне надо очень серьезно поговорить с этой дамой!

Обе выходят из палаты. Я небрежно поигрываю двумя пушками.

– Ты работаешь на Бунксов, так? – спрашиваю я ее.

Молчок.

Хотел бы я знать, какое лекарство от трепа пьют члены этой банды! Из них не вытянешь ни единого слова...

Тем хуже для них. После случая с малышкой Рашель я стал приверженцем жестких методов.

– Ладно, продолжим чистку, моя милая, – решаю я. – Это займет некоторое время, но я уничтожу вас всех!

Я валю ее на кровать двумя сильными пощечинами и крепко привязываю простынями.

Сделав это, беру шприц.

– Укольчик достанется тебе, солнышко ты мое...

Она вся напрягается; ее лицо становится грязно-серым. Я задираю ее юбки. У нее очень красивые точеные ноги, ягодицы крепкие, в форме яблока.

Втыкаю иголку ей в мясо. Она вздрагивает.

– Ладно, – говорю, – теперь можно побеседовать. Или будешь говорить, или я нажму на поршень шприца. Надеюсь, ты меня понимаешь, а?

– Да, – едва слышно выдыхает она.

– Ты француженка?

Я предпочитаю начинать с невинных вопросов, чтобы постепенно продвигаться к более сложным вещам.

– Да.

– Ты состоишь в организации Бунксов?

– Да.

– Ты знаешь, где прячут русского атташе?

– Я не в курсе...

– Не советую упрямиться!

– Клянусь, я не знаю!

Она это почти выкрикнула.

Что-то заставляет меня поверить, что она не врет. Эта девчонка сходит с ума от ужаса и уже не может сопротивляться. Она полностью в моей власти.

– Значит, ты не в курсе?

– Да.

– А насчет типа, умершего в Страсбуре?

– Он был моим мужем.

Я чешу клюв.

– Твоим мужем?

– Да.

– Его роль в банде?

– Я не знаю...

– Не знаешь?

– Да! Я его больше не видела... Он меня бросил ради этой девки!

Для меня это луч света.

– Ради Блаветт?

– Да.

– И ты продолжаешь оставаться в организации?

– Да.

– Ты знаешь Бунксов?

– Только дочь...

Я резюмирую ее историю. Мне кажется, эта девчонка почти ничего не знает. Она пятое колесо в телеге. Ее выбрали добить раненую потому, что знали о ее ненависти к той.

– Чем обычно ты занимаешься?

– Я связная.

– Где ваша штаб-квартира?

Она молчит. Догадываюсь, что на этот раз она просто колеблется. Чтобы помочь ей решиться, я снова беру шприц.

– Нет! Нет! – кричит она.

– Тогда отвечай!

– Штаб-квартиры нет... Организация как таковая не существует... Время от времени приходят приказы...

– Есть же место, где ты можешь связаться со своими руководителями в случае неприятностей?

– Нет!

Все ясно! Они не дураки. Их главарь Бункс установил одностороннюю связь. Он может сколько угодно строить из

себя франкофила, возглавлять лиги по сближению между нашими странами, поддерживать боннское правительство... У нас против него фактически ничего нет – лишь одни предположения, и он всегда останется чистым благодаря своим деньгам и связям. Союзники и даже наше правительство за него. Бороться с ним все равно что срывать гору – результата не дождешься

– Как ты добралась сюда?

– Меня привезли на машине.

– Кто заговорил в Страсбуре?

Она не понимает.

– Как вы узнали, что я еду допрашивать эту Блаветт?

Врубилась...

– А... Кто-то следит за вами несколько дней... Он видел, как вы уехали в Страсбур, а потом в Канн, и руководство поняло, что вы допросили Леопольда и он рассказал о своей любовнице...

– Она в деле?

– Нет. Видно, они боялись, что он ей что-то рассказал...

В общем, все это дало мне очень мало. Моя цель – похищенный русский – все еще вне пределов досягаемости.

– Тебя ждут на улице? – спрашиваю я вдруг.

– Да...

– Кто?

– Двое мужчин в машине. На углу улицы. Я подхожу к окну и выглядываю наружу. В сотне метров дальше стоит машина. Я снимаю трубку телефона и звоню Пеллегрини. Только бы он не смотался погулять под предлогом, что сегодня ночью он холостяк! Нет, снимает трубку.

Он узнает мой голос еще до того, как я назвал свое заглавие.

– Получается? – спрашивает он.

– Все отлично. Но мне нужна помощь. Перед больницей стоит машина с двумя парнями. Они ждут лжемедсестру, которую я держу тут. Возьмите побольше людей и захватите этих урок. У меня есть все основания полагать, что это злые мальчики, так что берите с собой пушки и не стесняйтесь ими пользоваться, ясно?

– Понял!

– Действуйте быстро!

– Считайте, что я уже там. Он кладет трубку.

– Вот видишь, – говорю я девочке, – твоя история подошла к концу. Скажи мне, милая, дочка Бункса здесь, так?

– Да.

– Знаешь, где она прячется?

– Нет...

– Ничего страшного!

Я проверяю, насколько крепко она связана.

– Я ненадолго уйду. Только не пытайся удрать. Все, что тебе удастся, – получить содержимое этого шприца в задницу, понимаешь?

Она все прекрасно понимает.

– Пока, красавица!

Я выхожу.

В коридоре стоят медсестра и мадам Пеллегрини.

– Дежурная хотела поднять тревогу, – сообщает мне верная жена моего коллеги, – но я ей помешала.

– Правильно сделали. Не волнуйтесь, я сейчас вернусь. Остановившись под козырьком подъезда больницы, я смотрю в сторону машины. Надеюсь, парни не потеряют терпение, а Пеллегрини не задержится.

Я уже слышу рокот мотора. Машина на большой скорости выскакивает из-за поворота, резко тормозит и останавливается перед тачкой сообщников «медсестры».

– Выходите с поднятыми руками! – орет Пеллегрини. На это предложение отвечает сноп искр. В машине полицейских слышится крик. Автомобиль бандитов катит задним ходом. Полицейская машина преграждает ему путь. У сидящих в ней нет выхода... Полицейские открывают огонь, но бандитская машина продолжает катить. Тип, сидящий в ней за рулем, знает вождение. Он быстро разворачивается посреди шоссе. Машина поворачивается передом ко мне, и луч фар выхватывает меня из темноты. Рой пуль пролетает над моей головой, потому что я предусмотрительно упал на колени.

Поднимаю мой шпалер и выпускаю две маслины, чтобы ослепить машину. Поскольку она поравнялась со мной, я прижимаюсь к стене и делаю еще два выстрела. Слышу крик. Машина идет зигзагами и врезается в металлический занавес магазина велосипедов. Раздается жуткий грохот. Верх иронии в том, что как раз напротив пострадавшего магазина находится табличка: «Больница. Соблюдать тишину!».

Я бросаюсь вперед.

Думаю, можно вызывать катафалк. Один из двух типов прошиб башкой лобовое стекло, и из его разрезанной сонной артерии хлещет, как вода из открытого крана, кровища. А второму одна из моих последних пуль снесла верх черепушки и вышибла мозги.

Подбегает Пеллегрини.

– Падлы! Суки! – орет он. – Они убили Жереми, моего заместителя!

– Им конец, – сообщаю я.

Начинаю обыск мертвецов. При них нет ни клочка бумажки. Бунксовская тактика выжженной земли доказывает свою эффективность.

Я сильно разозлен.

– А пошло все... – говорю. – Я возвращаюсь в Париж. Займитесь трупами: отпечатки, фото... Заберите девушку, лежащую в палате наверху, найдите владельца машины... По мере получения данных пересылайте их мне в Париж, хорошо?

– Договорились.

– Заодно прочешите все гостиницы и семейные пансионы города. Ищите некую Кристию Бункс. Она очаровательная девушка лет двадцати, блондинка, загорелая... Настоящая красотка. Если случайно найдете, приставьте к ней толкового человека и следите за всеми ее действиями.

Я протягиваю ему руку.

– Мне очень жаль, что так получилось с вашим замом. Но с ним бы ничего не было, не выбери он такую говЕнную работу, как наша!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать