Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 100)


Иризис никогда больше не упоминала об утраченном кристалле. Она быстро приспособилась к костылям и бодро ковыляла на них, хотя по меньшей мере еще шесть недель ей не придется передвигаться без посторонней помощи. Но девушка без жалоб переносила свое несчастье и всегда была в самом бодром настроении, если не считать Ки-Ары. Оператор получил кланкер и был наверху блаженства. Он почти поправился, хотя иногда его мучили приступы головной боли и провалы в памяти. Доходило до того, что он спрашивал имена окружающих людей. И часто интересовался, что произошло с Симмо.

Юлия ушла в себя еще с момента начала боя. Ужасы ожесточенной схватки на развалинах иглу, а может, и воспоминания о формировании плоти пробудили в ее душе какой-то первобытный ужас. Целые дни она проводила с маской на лице и затычками в ушах, а частенько еще и с черным шелковым мешком на голове. Ниш даже не старался вывести ее из этого состояния. У него не хватало сил. Каждый день он спрашивал у чувствительницы о Тиане, но ответ каждый раз был отрицательным.

Наибольшее беспокойство причинял Ял-Ниш. Плечо и грудь главного следователя заживали достаточно быстро, а вот раны на его лице никак не затягивались. Рубцы представляли собой ужасное зрелище, швы постоянно гноились, и невозможно было смотреть на это без содрогания. Хуже того, из-за лихорадки он стал подозрительным и злобным, бросался на каждого, кто имел несчастье оказаться рядом. Дважды Ниш, принеся еду больному, вынужден был отцеплять от своей шеи судорожно сведенные пальцы Ял-Ниша. Следователь был на удивление полон сил, несмотря на ампутацию одной руки.

Но главной его целью была Иризис. Временами Ял-Ниш не умолкал по нескольку часов, проклиная ее монотонным, источающим яд голосом. Он обвинял девушку в совращении его сына-недоумка, в несчастьях Тианы, но больше всего злился за спасение собственной жизни.

Иризис, казалось, не обращала внимания на оскорбления. Она бесстрастно меняла ему повязки вплоть до того момента, когда погода наконец сменилась и настал час отправляться в обратный путь. Иризис принесла больному чашку бульона, но он швырнул еду ей в лицо, сбил с ног и уже собирался наступить на голову сапогом, когда подоспевшие Ниш и Ки-Ара оттащили Ял-Ниша назад.

— Грязная шлюха! — кричал следователь. — Ты лгунья и мошенница, Иризис! Как только вернусь, я запру тебя в детском питомнике! Тебе никогда снова не стать ремесленником.

Так он без умолку ругался более часа, пока Ки-Ара, единственный, кто мог с ним сладить, не напоил Ял-Ниша отваром ниги. С тех пор они держали его под воздействием снадобья двадцать четыре часа в сутки, а здоровую руку прибинтовали к туловищу.

Прошло уже три недели со дня боя у снежных хижин, когда перед ними наконец показались контуры завода. За долгие дни, проведенные в суровых заснеженных горах, Ниш не раз думал, что не доживет до этого момента. Никто из людей не осмеливался путешествовать в холодное время года. Если бы не сработанный на совесть кланкер, им бы не выжить.

Наконец они преодолели горный перевал, под которым тянулись шахтерские туннели, и остановились на краю долины, где располагался завод. Неудачная погоня растянулась на целый месяц.

Иризис дотащилась до заднего люка кланкера, и Ниш со слезами радости на глазах протянул ей костыли. Все смотрели на здания завода. Единственным, кого не затронула общая радость, был Ки-Ара. Он выглядел обеспокоенным, потел, несмотря на холодную погоду, и тревожно оглядывался на дознавателя.

— Разве трубы завода не должны дымить? — спросила Фин-Мак, выбравшись из машины.

— Вероятно, из-за отсутствия управляющего рабочие совсем разболтались, — легкомысленно ответил Ниш.

Фин-Мак подняла к глазам подзорную трубу. Она обвела взглядом всю долину и бессильно опустила руку.

— Дыма не видно ни над одной из труб. Ни над заводскими печами, ни над кухней и спальнями, ни даже над деревней шахтеров, — надтреснутым голосом произнесла она.

Ниш впервые заметил, что чувства Фин-Мак вырвались наружу.

— Лиринксы добрались до завода! — В голосе дознавателя слышались сдерживаемые слезы.

— А ведь там были и дети!

— Проклятое лицемерие! — сорвалось е губ Иризис.

— Ты забываешься, ремесленник! — ледяным голосом предостерегла ее Фин-Мак.

Иризис зевнула прямо ей в лицо. Она явно не испытывала беспокойства.

— Что за трогательная забота о детях! Я не заметила, чтобы ты исполняла свой долг.

— Как ты осмелилась напоминать мне о долге после стольких преступлений?

— Нет большего преступления, чем предохранение от беременности, — напомнила Иризис об одном из главных законов, регламентирующих жизнь людей.

Лицо Фин-Мак стало таким суровым, что наблюдавший со стороны Ниш с опаской отвернулся.

— Я бесплодна! — прошипела дознаватель. — Одиннадцать лекарей лечили меня, и ни один не смог вылечить. — Фин-Мак закрыла лицо ладонями.

— Все, чего я хотела от жизни, — это дети. И теперь я выслушиваю упреки от тебя…

К ужасу Ниша Фин-Мак разрыдалась.

Иризис онемела от растерянности. Теперь все встало на свои места: железный самоконтроль и видимость того, что весь мир у нее в руках. И все же, вспомнилось Иризис, при известии о нападении лиринксов на завод дознаватель в первую очередь вспомнила о детях.

— Я сожалею, — вымолвила Иризис. Фин-Мак никак не откликнулась.

— Я действительно сожалею, — повторила Иризис. — Вы, наверно, презираете

такую лгунью, как я…

— Я не презираю тебя, — отозвалась Фин-Мак. — Мне тебя жаль. Ты наделена всем необходимым, но растрачиваешь этот дар впустую.

От Иризис можно было ожидать чего угодно, но только не этого: она раскинула руки и крепко обняла несчастную женщину. После недолгого сопротивления Фин-Мак спрятала заплаканное лицо на груди Иризис.

— Нам придется соблюдать осторожность, — заговорила Рустина. — Надо быть готовыми к любой неожиданности.

Они набрали камней для катапульты и доверху наполнили металлические корзины на оружейной платформе. Туниц заняла место стрелка. Ниш, вооружившись копьем и коротким мечом, примостился рядом. Кланкер двинулся вперед на своей обычной скорости, поскольку на таком расстоянии лязг металла невозможно было услышать. Маленький отряд на машине пересек замерзший ручей и начал взбираться по горному склону в обход леса, по направлению к верхней дороге. На открытом месте у них было мало шансов выстоять против врага, но в лесной чаще их не было совсем.

Кланкер преодолел подъем и свернул на дорогу, ведущую из Тикси. Заводские ворота свободно болтались на петлях. На опустевшем дворе, несмотря на толстый слой снега, были видны следы разрушений, но никаких признаков чьего-либо присутствия.

— Кажется, это произошло довольно давно, — отметила Туниц. — Такие сугробы намело не за один день.

Люди с оружием в руках прошли по центральному проходу. Ковыляя мимо остывших печей, Иризис покачала головой.

— Печи погасли не меньше недели назад.

— И будет совсем непросто разжечь их снова, — сокрушалась Туниц. — Смотрите, в этой застыло уже выплавленное железо. Как мы будем его оттуда доставать?

Они не обнаружили ни одной живой души и никаких признаков битвы. Не было ни одного трупа, ни признаков грабежа. Исчезли только все до единого кристаллы из мастерской ремесленников. Во внутреннем дворе, единственном месте, где зимнее солнце все же преодолело заводскую стену, люди расселись позавтракать.

— Все выглядит так, словно завод атаковали, но людям удалось бежать, — сказал Ниш. — Лиринксам были нужны только кристаллы.

— Или они задумали вывести производство из строя, — добавила уже пришедшая в себя Фин-Мак.

— Полагаю, управление теперь возложено на вас, — обратилась к ней Иризис.

— Думаю, да. И мне совсем не хочется отказываться от этого места, поскольку это лучшее производство и лучшие шахты во всем регионе. Но мы не можем оставаться без стражников. Надо отправляться в Тикси. Там, я думаю, мы отыщем всех рабочих и шахтероа Я выясню, что произошло, и попрошу помощи у наместника, как только раздобуду почтового скита. И еще, — добавила она гораздо тише. — Надо что-то делать с оператором.

— Я сомневаюсь, что мы можем быть уверены… — начал Ниш, глядя на поспешно удаляющегося Ки-Ару.

— Никакие доказательства не требуются для того, чтобы поместить его в такое место, где он не сможет причинить никакого вреда, — жестко отрезала Фин-Мак.

Они закончили завтрак и уже собирались вставать, когда послышался шум удаляющегося кланкера.

— Что он задумал? — воскликнула Фин-Мак.

Ниш бросился к воротам, но машины уже не было видно.

— Он — изменник, — сказала Иризис, ковыляя вслед за Нишем, а потом громко рассмеялась.

— Что тебя так насмешило? — рассердился Ниш. — Теперь придется тащиться в Тикси пешком.

— Разве это не достойный финал нашей неудачной экспедиции? — продолжала смеяться Иризис.

Потом она покрепче перехватила костыли и начала спускаться с горы.

Путь лежал мимо горняцкой деревни и шахт. Они были совершенно пусты. Погода стояла благоприятная, и уже в сумерках они оказались перед воротами Тикси. В городе тоже имелись очевидные следы тревожного ожидания. Городские стены увенчались остроконечными пиками, а позади старых ворот были воздвигнуты еще одни.

— Все это ненадолго задержит лиринксов, — заявила Туниц, осмотрев сооружение профессиональным взглядом механика.

— Да, согласен, — вяло отозвался Ниш.

После столь долгого пути он мог думать только о горячей ванне. Он собирался нежиться в горячей воде до тех пор, пока не слезет кожа, а потом завалиться в кровать и не просыпаться по крайней мере неделю.

Иризис было уже не до смеха. Костыли так натерли ей кожу под мышками, что каждый шаг сопровождался болезненным вздохом. Фин-Мак незамедлительно отправилась к градоначальнику.

Ниш проследил, чтобы его отца устроили в гостинице, и вызвал для него лекаря. После долговременного воздействия ниги Ял-Ниш казался совершенно спокойным, но Ниш предупредил лекаря о возможных проявлениях скверного характера больного. Затем он подыскал тихую комнату для Юлии, все еще не оправившейся от тяжелых впечатлений, и дал горничной подробные инструкции относительно чувст-вительницы. Нашлось еще несколько срочных дел, и только к полуночи Ниш добрался до своего номера.

Он сбросил на пол грязную одежду и только занес ногу над бадьей с горячей водой, как в дверь громко постучали древком копья.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать