Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 24)


Вскоре после этого визита видения Тианы переменились. Ничто уже не могло сдержать безудержной фантазии. Она погрузилась в озеро кипящей лавы и пронзительно закричала. Прошло четыре часа, Тиана не переставала кричать. Через восемь часов она лишилась голоса. Горло превратилось в сплошную кровоточащую рану, на губах появилась розовая пена. Крики прекратились, но они продолжали звучать в воспаленном мозгу, пересохший рот оставался открытым в беззвучных воплях, широко открытые глаза ничего не видели.

Иризис шпионила за Тианой весь день. После наблюдения успешного эксперимента она задумчиво отправилась в свою спальню. Проснувшись от крика, вышла за дверь и лодслушала разговор лекаря и сиделки. Несомненно, Тиана сошла с ума от приступа кристаллической лихорадки. Иризис получила долгожданный шанс.

Она воспользовалась ключами старшего мастера и отперла дверь мастерской Тианы. Записи в журнале содержали все, что ей было нужно. Иризис уничтожила последнюю страницу записей, забрала со стола законченный вариант контроллера и прихватила два других, еще не исправленных. В своей мастерской она приготовила все необходимое и настроилась работать столько, сколько потребуется.

Ги-Хад навещал Тиану пять раз. Он никак не мог смириться с ее сумасшествием. Кристаллическая лихорадка не была таким уж исключительным явлением среди ремесленников, но вот уже двадцать лет на заводе не было ни одного случая. Управляющий советовался с лекарем и сиделкой, даже приказал доставить в госпиталь древнюю старуху Ру-зию, которая уже десять лет тому назад удалилась на покой.

— Она совершенно невменяема, — через силу толковал лекарь Тул-Кин. Весь день он пьянствовал. — Даже если она очнется, то уже не сможет выполнять работу ремесленника. Можете спросить кого угодно.

Ги-Хад вопросительно посмотрел на старуху. Она уже почти ослепла, и голова тряслась от старости, но ум оставался ясным.

— Боюсь, что он прав, — слабым голосом произнесла она. — Нет никакой надежды. Когда ремесленники начинают так бредить, они редко приходят в себя.

— Вылечи ее, черт побери! — закричал Ги-Хад. — Я не могу без нее обойтись.

— Тебе придется, — ответила Рузия.

Они проспорили еще около часа, и наконец Ги-Хад смирился. Если уж от Тианы не будет пользы на производстве, пусть отправляется туда, где сможет внести хоть какой-то вклад в общее дело.

В этот момент к нему подошла Иризис с блестящим решением проблемы обнаружения контроллеров. Управляющий придирчиво осмотрел ее работу, потом все же улыбнулся. Маленький светлый луч немного разогнал тучи.

— Спасибо, кузина. Извини, что я в тебе сомневался. Несмотря на молодость Иризис, он предложил ей занять пост, которого девушка так долго добивалась, — пост старшего мастера ремесленников. А затем управляющий подписал приказ о переводе контракта Тианы в детский питомник.


ГЛАВА 10

Прошло десять дней, из которых в памяти Тианы сохранились лишь смутные обрыв и воспоминаний. Несколько раз перед ней возникало то озабоченное, то раздраженное лицо матери. Тиана с трудом вспоминала других женщин, а также пятилетнего Тоби, одного из пяти ее сводных братьев. И Джоэна. Дважды, просыпаясь, она видела его у своей постели, но Тиана с трудом открывала глаза. Потом просыпалась снова, но стул рядом с кроватью уже опустел. Все мужчины и женщины что-то ей говорили, но она не могла даже повернуть голову, чтобы посмотреть, кто к ней обращается.

— Мне это не нравится, — произнес один из мужчин. — Она даже не сознает, где находится.

— Так у нее кристаллическая лихорадка! — отвечал другой. — Все бумаги в порядке, а кроме того, она еще и девственница. С ее помощью мы неплохо заработаем.

— А что, если…

— Прекрати ныть! Ее все равно не запишут в учетный журнал.

Голоса затихли, и Тиана снова уснула. В следующий раз она открыла глаза и увидела Джо.

— Джоэн? — хрипло прошептала Тиана. — Что случилось? — Она огляделась, но комната была совершенно не знакома. — У меня был еще один приступ?

— Мне сказали, что ты кричала двенадцать часов, как будто заживо горела в огне.

— Я ничего не помню.

Из ее памяти стерлись даже сновидения. Последнее, что вспомнила Тиана, было завершение работы с контроллером и желание лечь спать. Однако горло все еще болело и голос оставался хриплым.

— Надо вставать, у меня много работы.

Тиана села в кровати, обнаружила, что на ней нет никакой одежды, и смущенно скользнула под простыню.

— Ты должна отдохнуть и поправиться.

— Но мне необходимо доработать еще два контроллера. Кроме меня, с этим никто не справится. На войне…

— Те контроллеры уже давно доработаны и отправлены на фронт.

— Что ты говоришь?

Тиана непонимающим взглядом окинула его лицо. Казалось, мир сходит с ума.

— Иризис исправила контроллеры, пока ты… была больна, — осторожно промолвил Джо.

Тиана схватила его за руку:

— Этого не может быть!

— Это так, Тиана.

— Джо, это я отремонтировала первый из контроллеров перед тем, как отправиться спать вчера вечером. Если Иризис выправила два остальных, значит, она просто скопировала мою работу.

— Ты в этом уверена?

В его беспокойном взгляде было сомнение.

— Конечно уверена! — Тиана рассказала, как именно она изготовила экран для хедрона. — Иризис ненавидит меня. Она всегда старается выехать за мой счет. Кроме того, она жаждет меня унизить.

Изменения в выражении лица Джо обеспокоили Тиану.

— Где я нахожусь? — Она тревожно оглядела незнакомое помещение. — Это не похоже на госпиталь.

— Это больничная палата в детском питомнике.

— Не думала, что настолько больна…

Тиана внезапно напряглась и уставилась в суровое лицо Джо. Старик отвел глаза, не в силах выдержать ее взгляда.

— Нет! — выдохнула она.

Весь воздух покинул легкие Тианы, она открыла рот, намереваясь закричать. Джо ладонью ударил ее по лицу, достаточно сильно, чтобы привести в чувство. Тиана остолбенела.

— Не смей кричать, — сказал Джо. — Или я тоже поверю, что ты сумасшедшая.

— Так вот почему меня продали в детский питомник? Но я не сошла с ума. Вчера я решила задачу…

— Тиана, — ласково прервал ее Джо, — ты здесь уже больше недели, и большей частью без памяти. А перед этим ты кричала не переставая почти полночи. Неудивительно, что лекари сочли тебя сумасшедшей. У Ги-Хада не осталось выбора. Заводу нужны здоровые ремесленники.

— А заменила меня Иризис? — В голосе Тианы послышались опасные нотки.

— Тихо! Дело даже не в этом. Специальным декретом ее назначили исполнять обязанности старшего мастера, хотя ей всего двадцать один год.

У Иризис есть все основания праздновать победу. Тиане захотелось умереть.

— Я здесь не останусь. Я никогда не смирюсь с жизнью здесь. Если бы только добраться до Ги-Хада, я смогла бы его убедить…

— Дело сделано, Тиана. Дважды у тебя случались припадки безумия, и два лекаря признали неизлечимую кристаллическую лихорадку". Ги-Хад не смог бы тебя спасти, даже если бы захотел. Безумный ремесленник опасен.

— Но я в своем уме!

— Люди, подверженные кристаллической лихорадке, всегда так говорят. Твой контракт

передан детскому питомнику.

— Но Ги-Хад — честный человек:..

— Он должен управлять производством и выпускать клан-керы. На севере мы потерпели неудачу, за один час разбито целое подразделение боевых машин.

— Я слышала, что… — Тиана осеклась, она опять чуть не сказала «вчера».

— Теперь ты женщина из детского питомника. Ремесленника Тианы больше нет. Мне очень жаль.

На глазах Джо появились слезы.

Дверь в палату распахнулась, и на пороге появилась громадная толстуха.

— Время посещения истекло. Попрощайтесь. Тиане требуется отдых. Скоро настанет первый день ее работы!

Женщина торопливо вышла за дверь.

Только теперь до Тианы дошел весь ужас ее положения. Ее работе, ее жизни, самому существованию пришел конец. Все, что ей осталось, — это занятие, которое она презирала от всей души. Желание заорать было почти непереносимым. Она уже открыла рот, но выражение лица Джо удержало рвущийся наружу вопль.

— Я никогда не стану женщиной из детского питомника! — прошептала она.

— Я не знаю…

— Я в своем уме. И я сбегу отсюда.

— В военное время отказ от предназначенной работы является преступлением.

— Мужчин никогда не направляют в детский питомник!

— А женщин не посылают на передовую, на съедение лиринксам, как послали моих сыновей, — тихо сказал Джо. — Я не утверждаю, что это правильно, Тиана. Просто ничего нельзя поделать.

— Все равно я здесь не останусь. Это место мне противно.

— Став беглянкой, ты лишишься своих прав. Первый встречный сможет забрать тебя к себе или избить совершенно безнаказанно.

— Мне все равно, — огрызнулась Тиана. — Я сама выберу мужчину, которому отдамся.

— Времена меняются, Тиана. Война…

— Будь проклята эта война! Это только повод лишить нас наших прав. Джоэн, ты обещал мне свою помощь. Так вот теперь она нужна мне, как никогда.

Джо растерялся. Тиана знала, он боялся за нее, не за себя.

— Конечно, я помогу тебе. Но только если ты соберешься с мыслями. Что я могу сейчас для тебя сделать?

— Зайди в мою комнату на заводе. Если ее еще не освободили, забери оттуда одежду, записи, инструменты, проволочную сферу и шлем. И еще там хранится книга. — Тиана рассказала, как отыскать тайник с трактатом Нунар. — Никому ее не показывай.

— Тиана, кристаллы вызвали у тебя припадки безумия. Если ты снова к ним прикоснешься…

— Я не сумасшедшая, — нетерпеливо возразила она. Дверь распахнулась, на пороге снова появилась матрона.

— Время вышло. Пора!

— Пожалуйста, Джоэн!

Старый шахтер кивнул и покинул палату.

— Отвратительный старик! — заявила матрона. — Такие, как он, здесь не встречаются. Слезай с кровати! — Женщина дернула Тиану за руку. — Дай на тебя посмотреть.

Матрона осматривала Тиану, словно та была окороком в лавке мясника. При этом она еще нещадно шлепала и щипала девушку.

— Хм! Красивые волосы, хотя и ужасно подстрижены. Как будто цирюльник пользовался топором. Чудесные глаза, необычный цвет. И кожа хороша, всего несколько пятнышек, но это мы быстро исправим. Нос не такой широкий, как предпочитают многие, но сойдет. Уши…

Она отвела назад волосы Тианы.

— Ушки очень изящные. Такие темные губы, это прекрасно. Открой-ка рот, состояние зубов невероятно важно. Ну что ж, по крайней мере почти все на месте. Вот эти два могли бы быть и более ровными, но никто не совершенен.

Матрона осмотрела десны, язык и горло, не переставая беспрерывно разговаривать сама с собой.

— Прекрасно, прекрасно, никаких болячек, никаких язвочек.

Она повертела голову Тианы из стороны в сторону и сделала несколько пометок на грифельной доске.

— Голова потянет на восемь из десяти. Или на семь с половиной? Не могла бы ты мне улыбнуться?

Тиана ощутила очередной щипок, но неожиданно для себя самой захотела с честью выдержать испытание. Она улыбнулась.

— О, чудесно! Еще и ямочки на щеках. Определенно восемь баллов.

Осмотр продолжился.

— Плечи несколько узковаты. Невероятно, но есть любители и на такие.

Ее собственные плечи выглядели почти квадратными и основательно заплыли жиром.

— А ты немножко костлява, девочка! На такую худобу редко бывает спрос. Ничего, мы тебя быстро откормим.

Матрона провела пальцами по ребрам и взвесила на своей широкой и влажной ладони грудь Тианы.

— Неплохо, совсем неплохо! Могли бы быть побольше, особенно левая, но я не вижу особых недостатков.

Женщина потеребила соски, пока они не встали торчком, потом продолжила осмотр.

Оказалось, что живот Тианы слишком впалый, волосы на лобке чересчур густые и кудрявые, бедра излишне стройные, а ступни ног непозволительно большие. Но самое страшное ожидало впереди.

— О, дорогая, посмотри на свои руки! Чем ты занималась, девочка? Можно подумать, передо мной руки матроса! А в большом пальце еще и загноившаяся заноза!

Фигура была оценена всего на шесть с половиной баллов, хотя матрона предполагала несколько улучшить показатели при помощи правильного питания и соответствующего ухода.

— Однако лучше, чем я ожидала. Особенно после того… но не будем об этом. Определенно, мы сделали хорошее приобретение.

Пойдем со мной, девочка, нам предстоит большая работа.

— Работа? — озадаченно переспросила Тиана.

— Ванна, маникюр, прическа, уход за кожей, будь уверена, мы еле управимся до обеда.

Две прислужницы вымыли Тиану в такой огромной ванне, что в ней свободно могла поместиться лошадь. И эта ванна была до краев наполнена горячей водой! Тиана чуть не упала при виде такого великолепия. На заводе застенчивость мешала ей мыться вместе со всеми, для мытья она обходилась тазом, кувшином с холодной водой и желтым щелочным мылом, которое немилосердно щипало глаза. Тиана не могла припомнить случая, когда мылась в горячей воде.

Ее продержали в воде до тех пор, пока голова не закружилась, а кожа на пальцах рук и ног не сморщилась. Во время мытья Тиане принесли поесть — ароматные пирожные, засахаренные в меду фрукты, гору конфет и сладкий йогурт. Помощницы матроны так уговаривали Тиану есть, что ее желудок заполнился до отказа. От горячей воды Тиану охватило странное чувство — она почувствовала себя ленивой и распутной. Две женщины за это время отскребли ее так, что кожа стала скрипеть. После этого ее уложили на стол, покрытый мягкой тканью. Теперь они принялись втирать в ее кожу приятно пахнущий крем и массировали до тех пор, пока мускулы не расслабились до состояния желе. С тела девушки удалили все до единого волоски, отшлифовали руки и ноги пемзой, обработали ногти, почистили зубы и красиво уложили волосы. В последнюю очередь ей наложили почти незаметный макияж.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать