Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 27)


ГЛАВА 11

Еще два дня Тиана ела, спала и выжидала. Прислужницы появлялись дважды в день, они ухаживали за ее кожей, ногтями и волосами. Она едва замечала их присутствие. Тиану не оставляли мысли об отце. Выходило, что он был молодым человеком из приличной семьи. Ясно, что он любил дочь, а Марни отплатила ему высылкой на фронт. Каждый раз, вспоминая об этой несправедливости, Тиана не могла удержаться от слез. Как же его разыскать? И спросить больше не у кого. Бабушка умерла девять лет тому назад, а других родственников у Тианы не было. В детском питомнике она постоянно находилась под присмотром, не было никакой возможности проскользнуть в кабинет матроны и перелистать журнал.

Наступил ранний вечер третьего дня. Тиана сидела молча, пока прислужницы не закончили свою работу над ее руками. Она пыталась составить план побега. Завтра ей предстояло принять первого клиента, значит, бежать придется уже этой ночью. Ничто не могло заставить девушку отдаться мужчине за деньги. В ее памяти хранилось слишком много воспоминаний о романтических приключениях, рассказанных бабушкой. И слишком много видений. Как только она об этом подумала, перед ее глазами снова предстал молодой человек, призывающий на помощь. Все остальные видения исчезли.

Неужели это просто сны? Они слишком отличались от тех, что были вызваны работой с кристаллами и пропадали сразу после пробуждения. Образ молодого человека очень отчетливо хранился в ее памяти. Каждую подробность этих видений она помнила совершенно ясно, как будто все происходило на самом деле. Это должно быть реальностью. И юноша именно к ней обращался за помощью, это глубоко трогало Тиану. Надо найти его, чего бы это ни стоило. Но как?

Возможно, карьера ремесленника для нее закончилась, но работать в этом отвратительном заведении она не станет. Они не имеют права держать ее насильно, что бы ни говорил по этому поводу закон. Она непременно вырвется и начнет новую жизнь где-нибудь подальше отсюда. При этой мысли Тиана почувствовала страх перед неизвестностью. Вся ее предыдущая жизнь планировалась кем-то другим. На производстве все было организовано таким образом, что ей оставалось только работать. В детском питомнике будет то же самое. А если она убежит, как суметь выжить? Беглецов нигде не ждут. Хватит ли у нее храбрости? Тиану охватили сомнения.

За решеткой окна поднималась луна. Весь день шел снег и было пасмурно, но к ночи небо очистилось. Уже поздно, около десяти часов вечера. Тиане не хотелось спать — она отдыхала целую неделю. Как же убежать? Из болтовни прислужниц она поняла, что работа в детском питомнике продолжается почти до утра.

Тиана села у окна и стала перебирать в уме различные варианты побега. Оконные решетки были установлены основательно, и, чтобы их вытащить, потребуется не один день. Ей потребуются деньги и теплая одежда — приближается зима, даже на побережье ночами уже холодно. Но в первую очередь необходимо заполучить сумку с инструментами, это ее основное богатство. Если бы еще вернуть индикатор. Воспоминания снова наполнили душу Тианы горечью. Отчаявшиеся ремесленники ради возврата своих индикаторов были способны на любые крайности.

Дверь в комнату распахнулась, на пороге возникла матрона.

— Твой первый контракт вступает в силу завтра с полудня. Прислужница принесет завтрак в девять утра, в одиннадцать тебя проводят в ванну, чтобы приготовиться. А теперь ложись спать.

Матрона захлопнула за собой дверь, в замочной скважине скрипнул ключ.

Тиана осталась наедине со своим отчаянием. А что, если при контакте с хедроном возобновятся приступы безумия? Если это случится где-нибудь среди снегов, где некому будет о ней позаботиться? Тиана не представляла, как сможет выжить в мире, который она почти не знала. Уверенность в себе таяла с каждым часом. Может быть, она все же не слишком отличается от своей матери?

Лунный свет залил лицо Тианы. Полнолуние, на улице почти светло. Наверное, уже далеко за полночь. Тиана зажгла лампу и на цыпочках подошла к двери, чтобы внимательно осмотреть замок. Это старинное устройство было рассчитано на обычных пленников, но никак не на опытного ремесленника.

Тиана отогнула один из зубцов на оставленной после обеда вилке и в течение минуты справилась с запором. В коридоре было темно, лишь в дальнем конце на стене неярко светила лампа. Девушка вернулась в комнату, прихватила со стола нож и вышла в холл. Надо найти одежду и обувь, но в первую очередь — журнал.

Кабинет матроны Тиана отперла так же легко, как и свою дверь. Она отыскала и зажгла лампу. Журнала родословных на столе не было. Стенной шкаф заперт, а зубец вилки не проходил в маленькую скважину. Тиана оглянулась по сторонам в поисках подходящего предмета, чтобы взломать дверцы шкафа. Ее взгляд остановился на кованом металлическом стержне, служившем опорой вьющемуся растению. Тиана вытащила его, вставила один конец в щель между створками и нажала. Деревянная дверца с громким треском раскололась сверху донизу. Девушка вытащила нужную тетрадь и стала лихорадочно переворачивать страницы.

Внизу, в холле, раздался чей-то окрик. Надо торопиться. Все записи велись в хронологическом порядке. Как назло, Тиана не помнила год, когда Марни появилась в детском питомнике. Она с трудом разбирала почерк матроны в тусклом свете лампы. Наконец она наткнулась на упоминание знакомого имени — Джаски, одной из своих сводных сестер, значит, она на верном пути. Тиана посмотрела на верхнюю

строчку, но не обнаружила там имени матери. Марни пробыла здесь так долго, что ее записи занимали несколько страниц. Девушка пролистала назад несколько листов, пока увидела собственное имя, запись о своем рождении и первых годах жизни, проведенных в питомнике. В колонке примечаний она прочитала загадочную фразу: «Обладает ли она этим?» А ниже, другой рукой, ответ: «Невозможно определить. Надо устроить на подходящую работу и подождать». О чем шла речь?

Звук шагов привлек ее внимание. Кто-то идет. Имя, скорее найти имя! Тиана просмотрела соответствующие заметки, но это ей не помогло. Чернила уже выцвели, почерк отвратительный. Первое имя можно было прочитать как Амарти, или Аманти, или даже Арранти. На месте второго имени стояла закорючка, совершенно не поддающаяся определению. Это мог быть и Уллердин, и Менодин, и кто угодно еще. Тиана мысленно произнесла несколько вариантов имен, ничего знакомого. Под именем другим почерком сделана приписка: «Скончался». Тиана непроизвольно вскрикнула. Он умер, и ей никогда не суждено с ним встретиться.

Она задула лампу, сунула журнал под мышку и выскользнула из кабинета. Дойдя до угла, она тихонько высунула голову, чтобы осмотреться, но тут же отпрянула. Из противоположного конца коридора на нее надвигалась обширная тень. Похоже на матрону.

Тиана встала на цыпочки и задула ночник. Потом прижалась к стене и стала осторожно красться вдоль коридора. Добравшись почти до середины, она разобрана бормотанье приближающейся матроны:

— От этой жирной коровы больше беспокойства, чем прибыли. Давно пора выставить ее за дверь. Она скопила достаточно золота, чтобы оплатить все расходы на войну, а теперь еще претендует на половину прибыли по новому контракту! Эта костлявая малышка не протянет и года. Да она уже через месяц сойдет с ума, и с чем я останусь? Клиенты за такое не заплатят и медной монеты.

Тиана замерла на месте. Неужели Марни, у которой денег было больше, чем у легендарного правителя Туркада, ожидала получить прибыль от контракта дочери? Девушка почувствовала себя преданной.

Матрона, шаркая и тяжело дыша, подошла совсем близко, и Тиана затаила дыхание.

— Безмозглая горничная! Я же приказала ей проверить все лампы! — Она остановилась напротив Тианы. — Забавно. Есть здесь кто-нибудь?

У Тианы сердце ушло в пятки. Наверняка матрона ее услышала. Но старуха отдышалась и пошла дальше. Тиана метнулась в противоположную сторону, к лестнице. На бегу она пыталась вспомнить, закрыла ли за собой дверь. Вероятно, нет. Все равно, теперь уже слишком поздно.

Верхняя площадка лестницы была освещена только лампами в фойе. Девушка перегнулась через перила и у нижних ступенек увидела стражника Обойти его незаметно не было ни малейшего шанса. Она торопливо отступила под прикрытие темноты, но тут же наткнулась на громадный куст жасмина, росший в горшке. С грохотом, слышным, вероятно, во всем доме, горшок ударился о пол и раскололся. Журнал выскочил из-под руки Тианы и отлетел в сторону. Она принялась торопливо шарить рукой по полу.

— Что случилось? — закричал стражник, поднимаясь по ступеням.

Бесценный журнал как в воду канул. Как только стражник поднялся до верхней ступени, Тиана подобрала подол рубашки и побежала. Через несколько метров коридор изгибался; Тиана свернула влево, но тут же в темноте наткнулась на стену. Потирая ушибленный нос, она помчалась в другую сторону. Как обидно, что она потеряла журнал!

В этом месте коридор не освещался и заметно сузился, так что Тиане пришлось замедлить бег. Вдруг под ее ногой оказалась ступенька, и Тиана, уже падая, сумела ухватиться за перила. Сидя на ступени, она перевела дух, но вскоре услышала окрики и торопливые шага сторожа. Внизу, после лестницы для прислуги, располагалось несколько комнат, которые Тиана различала по запаху — прачечные, гладильные, буфетные, кладовые, потом шла просторная кухня, освещенная парой плит, в которых никогда не гасился огонь. В закрытых кадушках поднималось тесто, Тиана учуяла его по особому запаху. Скоро уже придут пекари, чтобы изготовить новую порцию пирожных и булочек на весь день. Вторая дверь вела наружу, но на ней был сложный замок, который Тиана не сумела открыть. В кладовых и буфетных укрыться невозможно — как только придут повара, туда постоянно будет кто-то заходить. Тиана ощутила себя сбежавшей преступницей.

Где-то невдалеке от нее раздался голос матроны, отдававшей приказы. Тиана нырнула в прачечную, освещенную лишь лучами луны, проникавшими сквозь высокое зарешеченное окно. В комнате стояли баки для кипячения белья и квадратный ларь, полный грязных вещей — по большей части ночных рубашек и постельного белья. Вот кто-то уже вбежал в кухню, загрохотали крышки баков и кастрюль. Следующей будет прачечная. Тиана забралась в ларь и укрылась под ворохом белья. Внутри все пропахло духами, массажным кремом и чем-то еще более противным. Одна из простыней вся была залита густым сладким вином. Внизу, под толстым слоем тряпок, обнаружился кафельный пол. Тиана забилась в дальний угол и сжалась в комок.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать