Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 68)


ГЛАВА 30

Ял-Ниш настаивал на продолжении погони в течение всего вечера и целой ночи. Силовое поле было достаточно мощным, но по незнакомой местности пришлось двигаться при свете факела. Это было достаточно рискованно, но Ял-Ниш и слышать не хотел об остановке. Операторам кланкеров выдали дополнительную порцию нити, чтобы те не заснули во время движения. Иногда в армии прибегали к этому средству, чтобы поддержать в солдатах боевой дух и отвагу. Все люди нервничали, сознавая собственную уязвимость. Нападение полдюжины лиринксов в темноте грозило неизбежным разгромом.

После рассвета, когда была пройдена большая часть плато, на снегу были замечены следы беглецов.

— Это они! — крикнул один из солдат.

— Я ничего не вижу, — сказал Ги-Хад с оружейной платформы одного из кланкеров.

Он поднес к глазам бинокль, а Ниш и Иризис тем временем выбрались наружу. Ял-Ниш подошел и внимательно рассмотрел отпечатки на снегу.

— Это ботинки Тианы. Но не могу понять, следы выглядят так, словно она идет по своей воле.

Арпл тоже осмотрел следы и задумчиво потер шрам над губой.

— Если вы можете сделать такое заключение по следам на снегу, то вы гораздо лучший следопыт, чем я.

— Но она даже не попыталась убежать! — воскликнул Ял-Ниш.

— А вы бы стали убегать от чудовища, втрое превосходящего вас в силе и вдвое более быстроходного? Если бы я оказался на ее месте, я бы точно исполнял все команды лиринкса.

— Вот поэтому ты простой сержакт в гарнизоне Тикси, а не генерал на поле боя, — презрительно фыркнул Ял-Ниш.

Арпл подошел к нему вплотную:

— А вам хоть раз приходилось сражаться с лиринксами, следователь?

— Нет, — ответил Ял-Ниш и отодвинулся.

— Тогда заткнитесь и не выставляйте себя на посмешище. Вы не имеете представления, о чем болтаете. Если и есть на свете вещи, которые я не выношу, так это рассуждения так называемых знатоков из безопасного убежища в высоком кресле. Я видел сотни солдат, погибших от лап лиринксов, следователь. Они погибли и были съедены! И они были отличными людьми, сражающимися за свои семьи и свою страну. Не стоит говорить мне, как вести себя с лиринксами. Это моя работа. И не стоит сомневаться в храбрости других, пока вы не показали собственную отвагу.

Арпл высоко поднял голову и отошел прочь.

— Может, он и простой сержант, лар, — спокойно заговорил Ги-Хад, — но он пятнадцать лет сражался на севере. Он убил пятерых чудовищ, причем двоих — в схватке один на один, и это делает его одним из самых достойных представителей человеческой расы.

Колонна продолжила движение на предельной скорости. Солдаты, видя перед собой плоскую равнину, надели лыжи. Вдруг у Иризис вырвался смешок.

— Что тут смешного? — спросил Ниш.

— Забавно видеть, как кто-то заткнул за пояс твоего отца. Какой он все-таки лицемер!

Ниш разделял ее точку зрения, и только семейные узы мешали ему признать правоту Иризис.

— Мы еще посмотрим, кто одержит верх в стычке между Арплом и отцом. Ял-Ниш не самый слабый противник.

Впереди послышался лязг металла, и кланкер остановился.

— Похоже, у нас неприятности, — сказала Иризис. Ниш выбрался из кланкера.

— Что случилось? — спросил он Пар-Дида, склонившегося над правой передней опорой.

— Мне кажется, погнулся шток. Тебе придется его исправить.

Ниш выругался. Предстоит дьявольски трудная работенка на морозе, а ему даже нельзя будет надеть перчатки.

Нишу и Туниц потребовалось полтора часа, чтобы разобрать опору кланкера. Но и после этой нелегкой работы они не смогли найти причину остановки. Туниц опустилась на колени и облизала ободранный палец.

— Так в чем же дело? — мрачно проворчала она.

Ниш нахмурился:

— Вы же прекрасно разбираетесь в машинах, старший механик.

— Можно просто Туниц. Я ненавижу звания. Знаешь, все становится гораздо проще, если не забывать о юморе.

Нишу определенно нравилось работать с этой женщиной.

— Ты ведь родилась в Крандоре, правда? Как ты очутилась в такой дали от родных мест?

Туниц работала на заводе уже больше года, однако Ниш о ней почти ничего не знал.

— Давай-ка сначала поставим опору на место, ладно? — Туниц говорила, не прекращая работы. — Да, я родом из Ророса, одного из самых крупных городов Крандора. Мой муж служил механиком на флоте. Я не видела его уже три года, а дети… — Туниц замолчала, прилаживая тягу, которая никак не желала входить в предназначенное ей гнездо.

Ниш поддержал непокорную деталь, и опора встала на место.

— А сколько у тебя детей?

— Двое сыновей и дочка, — ответила Туниц. — Семи, пяти и четырех лет от роду. Я получила известие, что их отец пропал без вести. Его корабль сел на мель у побережья, недалеко от Тикси. Потом до меня дошли слухи, что он не погиб, а был захвачен врагами. Армия не могла ничего предпринять ради его спасения, так что я сама приехала сюда.

— Как же тебе разрешили? — спросил Ниш.

— Я… Я не спрашивала разрешения. Я просто оставила детей бабушке с дедушкой и сбежала. — Туниц подняла на Ниша взгляд своих карих глаз. — Но я опоздала. Мой муж к тому времени уже был съеден. Я пыталась уехать обратно, но в военное время, и без документов… Пришлось во всем признаться, а на этом заводе требовался старший механик. Так я оказалась здесь.

— Ты, наверное, скучаешь по детям.

— Я ни на минуту не переставала думать о них. И о муже. — Туниц стала совсем грустной. — Давай заканчивать.

Восстановленная опора работала нормально, и они разошлись по

своим местам. Ниш за это время содрал кожу почти со всех пальцев.

— Бывают моменты, когда я ненавижу свою работу, — сказал он Иризис в тот момент, когда Ял-Ниш проходил мимо.

— Если бы ты постарался, условия могли бы быть совсем другими, — холодно заметил Ял-Ниш.

Колонна продолжала погоню. Кланкер сильно тряхнуло, и раненый Дирр застонал. Его глаза на мгновение широко открылись, затем веки медленно опустились снова. Иризис ткнула Ниша в бок.

— Что такое?

Юлия, выгнув спину, неотрывно следила за Дирром, словно кошка за опасной змеей.

— Юлия, что происходит? — удивился Ниш.

Чувствительница стала пятиться назад, пока не натолкнулась на металлическую стену. Она тревожно оглянулась по сторонам, подняла наушники и вставила в уши восковые затычки. Потом приподняла очки и посмотрела на Дирра. Потом торопливо опустила очки и надела сверху еще и маску. Юлия вслепую стала нащупывать руку Ниша, нашла ее и поднесла к своему носу, явно желая обрести некоторое спокойствие.

Кланкер продолжал свой путь, теперь дорога шла под уклон с небольшой возвышенности. Через переднее окошко можно было увидеть только серую мглу.

— Юлия, в чем дело? — снова спросил Ниш, приподнимая ее маску, чтобы чувствительница могла видеть его губы.

Она отвела его руку, но удержала ее своими пальчиками.

— Я вижу его боль.

— Видишь боль? — удивленно повторила Иризис.

— Это сгусток крови в моей решетке, а от него отходит множество крючьев. Крючья впиваются в мое тело и рвут его. Я старалась помочь, но под красным слоем крови горит желтый огонь. Он сгорает. Он ненавидит меня! — Юлия снова выгнула спину. — Я только старалась быть доброй по отношению к нему, — закончила она голосом Иризис.

— Дирр не сознает, что он говорит. Он слишком страдает от боли, — сказала Иризис с редкой проницательностью. — Может, у него скрытый талант к занятиям Тайным Искусством, — уже тише обратилась она к Нишу.

— Многие люди живут и не подозревают у себя такого дара. Возможно, она проникла слишком глубоко в его подсознание, и Дирр ради самозащиты неосознанно причинил ей боль.

Внезапно кланкер так резко остановился, что все трое качнулись вперед. Солдат снова застонал. Они поспешили наружу выяснить, в чем дело. На этот раз Ниш не успел взяться за крышку люка, как Юлия уже оказалась вне кланкера.

— Это опять передняя нога, — услышали они слова Ки-Ары. — Вам придется снова разбирать и проверять опору.

— И на этот раз поаккуратнее, — добавил Ял-Ниш. — Если чудовище ускользнет из-за вашей нерадивости…

— Вы считаете нерадивой меня? — произнесла Туниц, выпрямившись во весь рост и показывая остро сточенные зубы. Она намного превосходила ростом следователя.

— Нет, не считаю, — гораздо спокойнее ответил Ял-Ниш. Туниц и Ниш снова проверили все рычаги и крепления, но не обнаружили никакого изъяна.

— Иризис, будь добра, проверь контроллер, — попросила Туниц.

— Это ведь один из твоих аппаратов, — предположил Ниш, отчаянно пытаясь своим дыханием согреть пальцы рук.

Иризис в несколько минут обнаружила дефект контроллера и устранила его. Из-за постоянной тряски нарушился контакт манипулятора с кланкером. Движение возобновилось, но только на несколько минут. Снова остановились все три машины.

— Что еще случилось? — закричал Ял-Ниш.

— Мы потеряли поле, — ответил Ки-Ара, снимая с головы свою «корону с шипами».

Оператор выбрался из своей кабины и отправился держать совет с остальными водителями. Все пассажиры вышли наружу.

— Чувствительница, где теперь наши беглецы? — спросил Ял-Ниш.

Юлия не услышала его вопроса. Тогда Ниш легонько дотронулся до ее плеча. Юлия подняла маску, и Ниш знаками попросил ее вынуть затычки из ушей.

— Где находится Тиана? — на этот раз громче произнес следователь.

Разочарования сыпались на него одно за другим, но Ял-Ниш упорно не желал признавать себя побежденным.

— Я не вижу ее, — слабым голосом ответила Юлия.

— Почему это ты ее не видишь? — угрожающе поинтересовался Ял-Ниш, поднимая вверх сжатый кулак.

Чувствительница попятилась и скрылась за спиной Ниша.

— Все дело в Дирре, — вмешался Ниш, стараясь уберечь Юлию от столкновения со следователем. — Мы считаем, что он обладает скрытым даром Тайного Искусства. Он бессознательно распространяет вокруг себя волны боли, и чувствительница не может сосредоточиться.

— Какие нежности, — буркнул Ял-Ниш и поспешно отправился к переднему кланкеру.

Все остальные последовали за ним. Солдаты образовали неровный кружок и энергично притоптывали ногами, стараясь не замерзнуть. Небо оставалось ясным, но постоянно дул пронизывающий ветер.

— Мы их окончательно упустили!

— Они не могли уйти далеко вперед, — заметил Ги-Хад. — На последних следах нет снега. Мы непременно поймаем беглецов в той низине. Там протекает широкая река. Вероятно, она замерзла, но операторам следует сохранять бдительность и не выводить кланкеры на лед, пока я его не проверю. Там могут встречаться полыньи, прикрытые тонким льдом, который выдержит вес человека, но проломится под тяжелой машиной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать