Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 88)


ГЛАВА 41

Калиссин был очень необычным местом. Здесь можно было добраться до скрытой энергии всей планеты, если бы кто-то нашел в себе достаточно сил и смелости решиться на такой шаг. Пятьдесят тысяч лет назад метеорит, состоящий из железа и камня, вынырнул из глубин Бездны и ударился в землю. От сверхмощного удара почва загудела, словно колокол, а в воздух поднялось такое огромное облако каменной пыли, что весь мир погрузился во тьму. После этого наступил период оледенения, длившийся более тридцати тысяч лет.

Остатки метеорита проникли глубоко в недра Тарраладеля. Его каменная часть от сильного жара превратилась в стекло, а расплавленный металл образовал озеро, сохранявшееся в коре планеты до тех пор, пока газы не пробили себе путь наверх. Вместе с пузырьками газа наверх стал подниматься и жидкий металл, превратившийся в некоторое подобие пены. Эта масса поднялась до поверхности планеты, расплавила ледяной панцирь и застыла в виде остроконечной башни.

Теперь эта вершина на шестьдесят спанов поднималась над поверхностью озера, возникшего в кратере метеорита. Изнутри вся скала представляла собой подобие гигантских пчелиных сот из металлических ячеек. Снаружи довольно гладкую поверхность покрывали разводы ржавчины вперемежку с вкраплениями стекла. Основание скалы утопало в скалистой породе и многовековых отложениях, образовавшихся после окончания оледенения.

В окрестностях необычной скалы росли могучие деревья, совершенно не похожие на чахлую растительность остального Тарраладеля. В лесу часто встречались теплые источники и кипящие грязевые озера, над которыми постоянно поднимался пар. А многочисленные горячие ручьи выносили на поверхность почвы разноцветные окислы металлов. На возвышенностях появились лишайники, там же часто гнездились орлы и другие птицы.

Но никто из людей не отваживался собирать яйца из их гнезд. Пик Калиссин слыл дьявольским пристанищем задолго до появления лиринксов. Никто не осмеливался пересекать сверхъестественно теплые воды озера. При одном только взгляде на поднимающуюся из озера скалу люди боязливо вздрагивали. Все остальные вершины Тарраладеля большую часть года скрывались за шапками облаков, но над Калиссином всегда сияло чистое небо. Зато металлическая вершина притягивала к себе молнии чаще, чем любое другое место на планете. Местные летописцы утверждали, что злые духи во время своих ночных сборищ оттачивают на вершине свои стрелы, готовясь к вторжению в этот мир. И совершенно случайно один из рыбаков с дальнего берега однажды увидел над скалой крылатых существ, что только подтвердило правоту старинных преданий.

Эта вершина была порождением Бездны, и сразу привлекла к себе лиринксов. Кратер метеорита и, особенно, ячеистая металлическая внутренность скалы были им в какой-то мере знакомы. Но не только это заставило их выбрать столь странное место. Все метеориты были источниками энергии, и этот не являлся исключением. При падении на планету он не лишился своей силы. Удар о поверхность Сантенара, таяние ледяного панциря и поднятие огромной массы наверх породило нестабильность. Железный стержень, пронзающий верхний слой почвы, выбивался из окружающей системы. Такое положение порождало мощный источник энергии, ждущий того, кто мог бы ею воспользоваться.

Метеориты всегда были загадкой. Они странствовали по Бездне миллионы лет и приобретали совершенно необъяснимые свойства, высоко ценимые адептами Тайного Искусства. Лиринксы ценили метеоритный металл больше всего на свете, и в этом смысле Калиссин был для них настоящей находкой. Они собрали на островке своих лучших специалистов, чтобы дать им возможность хотя бы косвенно использовать источник энергии — лучшие умы лиринксов ели, спали и дышали, окруженные самой могущественной из всех субстанций.

Калиссин превратился в самую большую лабораторию и мастерскую. В своих ячейках-комнатах специалисты трудились над всевозможными проектами. Кланкеры, изобретенные людьми, нанесли народу лиринксов огромные потери, а общее количество особей не позволяло пополнить ряды воинов. Необходимо было срочно изобрести новые способы защиты.

Но лиринксам не удалось найти способ выкачивать энергию из силового узла Калиссина. Поле облегчало их деятельность, но только в непосредственной близости от источника, а зтого было недостаточно. Лиринксы жаждали завладеть амплиметом. Еще важнее было понять, как извлекать с его помощью энергию.

Все это Тиана постепенно поняла из отдельных фраз и разговоров за несколько дней жизни внутри скалы.

Прошла неделя. Тиана оправилась после перелета, хотя плечо еще не могло работать в полную силу. Лиринксы неплохо обращались с пленницей и кормили даже лучше, чем на заводе. Поначалу она настаивала, чтобы ей показывали продукты, из которых приготовлена пища, но скоро поняла, что лиринксы с уважением относятся к ее обычаям и пристрастиям. Они так же не склонны были навязывать ей человеческое мясо, как и поедать своих умерших сородичей. Кроме того, их рацион состоял в основном из озерной рыбы. Очень скоро Тиане наскучила их однообразная диета: жареная рыба, похлебка из водорослей и сырые овощи, чаще всего репа. Каждый день одно и то же.

Ее поместили в нескольких соединенных между собой ячейках в верхней части скалы. Тиана с трудом привыкала к странной форме помещений, они напоминали ей мыльные пузыри. На вогнутых металлических стенах виднелись ржавые разводы. В спальне для доступа свежего воздуха имелось круглое окно, пробитое в наружной стене. При желании его можно было прикрыть куском зеленого

вулканического стекла. Но Тиане не было холодно. Металл прекрасно передавал наверх тепло из недр планеты, и в Калиссине всегда было тепло. Но и вылезти через маленькое окно она не могла.

Заунывная музыка в эту часть скалы почти не проникала, лишь иногда отдаленные завывания напоминали тихие звуки гобоя. Это пел ветер, задувавший в отверстия, пробитые лиринксами в наружной стене.

Несмотря на сносные условия, Тиана не могла обрести спокойствие. Тоска по амплимету становилась все сильнее с каждым днем и причиняла ей непереносимую боль. От этой тоски она не могла избавиться никакими силами. В первую же ночь она смогла открыть замок на двери, но была поймана уже через несколько минут. Ее не стали наказывать, просто водворили обратно и поставили щеколду снаружи.

Ежедневно лиринксы расспрашивали Тиану об амплимете и особенностях ее ремесла. Она отказывалась отвечать, но каждый день в разлуке с кристаллом давался все тяжелее. Тиана и сама сознавала, что очень скоро ради минутной радости прикоснуться к камню она расскажет все свои секреты. Ей придется сделать это. Кристалл был ее единственной надеждой на освобождение. И, что еще важнее, амплимет был ключом к спасению Миниса. Несмотря на все свои злоключения, Тиана ни на минуту не забывала о высшей цели — вовремя доставить амплимет в Тиртраке.

Она не раз пожалела о том, что выдала Риллу свою тайну, но было слишком поздно.

— Чем занимаются твои сородичи? — спросила Тиана у Рилла на восьмой день заключения. — Вы пытаетесь построить собственные кланкеры и поэтому так интересуетесь моим ремеслом?

— Мы никогда не будем пользоваться оружием своих врагов, — холодно ответил он.

С тех пор как Тиана подняла голос в его защиту, отношения между ними совершенно испортились.

— Почему бы и нет?

— Этот путь ведет к деградации. Это противно нашей натуре. Все предметы, которые мы используем, должны отвечать нашим традициям и условиям жизни.

— Но было бы легче…

— Мы не ищем легких путей! — сердито воскликнул Рилл. — Мы не люди! Мы существуем не для того, чтобы сделать жизнь легче. Лучше — да! В противном случае мы скоро станем такими же развращенными, как…

Он явно собирался сказать «как люди». Тиана воздержалась от утверждения, что так им легче было бы выиграть войну. Она и без того поняла: лиринксы не придерживались правила, что цель оправдывает средства.

— Тогда чем же вы занимаетесь?

— Я не могу тебе сказать.

Еще одно отличие лиринксов от людей. Они почти никогда не лгали. Просто отказывались отвечать.

— Но чего вы хотите от меня? С самого появления здесь я только ем и сплю. Скоро стану шире этого стола!

Тиана попыталась перевести разговор в шутку, но ее слова звучали невесело.

Рилл подошел к окну и высунулся наружу. Так он простоял довольно долго, а когда повернулся, вокруг его глаз были круги инея.

— Мы наблюдаем за тобой и через тебя изучаем человеческую породу. Мы считаем, что ты сможешь нам помочь.

Тиана поежилась. Холодный ветер сегодня дул прямо в ее Окно.

— Ваши попытки воспользоваться амплиметом провалились?

— Что подсказало тебе эту мысль? — заинтересовался Рилл.

— Твое поведение и интонации. Я ведь тоже вас изучаю.

— Что еще ты узнала о лиринксах?

— Ты никогда не упоминал о ваших преданиях, Рилл. Лиринкс мгновенно помрачнел:

— Мы — потерянный народ. У нас нет своей истории.

— Как это может быть?

Тиана не ожидала ответа, но Рилл прошелся по комнате, поплотнее закрыл дверь и вернулся на прежнее место.

— Во время пребывания в Бездне мы клонировали своих неродившихся младенцев ради того, чтобы выжить. И мы выжили. И даже процветали некоторое время. Поэтому продолжали снова и снова клонировать младенцев в чреве матерей на случай любой угрозы. Мы выжили, и численность лиринксов возросла. Но мы уже не те, кем были раньше. Мы и сами теперь не знаем, кто мы такие.

В Калиссине находилась не одна сотня лиринксов, и у значительной части его собратьев имелись существенные отклонения — отсутствие крыльев или когтей, нетипичная пигментация, неспособность менять цвет кожи. Тиана давно замечала подобные недостатки и немало удивлялась по этому поводу. Может, они возвращались к тому состоянию, в котором находились до того, как попали в Бездну? К тому же ей казалось, что ни один из лиринксов не был уверен в том, что его тело именно таково, каким должно быть. И это касалось даже самых совершенных представителей расы.

На следующий день Тиану повели по многочисленным лестницам вниз, к помещениям в середине скалы. По мере спуска температура все поднималась, и в средней части башни было слишком жарко. Рилл привел ее в помещение, сделанное из нескольких смежных ячеек. Этот большой зал получился в форме ягоды клубники. В углу неудобного помещения рядом со столом из пористого железа, накрытым пластиной из бледно-зеленого стекла, стояла миниатюрная женщина-лиринкс. Именно она вправляла плечо Тианы во время суда и запомнилась почти полным отсутствием пигмента в коже. На дальнем краю стола стоял ящик, сделанный из железных прутьев и стекла, словно птичья клетка.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать