Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 9)


ГЛАВА 3

Крил-Ниш Глар со своей рабочей скамьи наблюдал за проходящей мимо Тианой. Он страстно жаждал обладать ею с тех самых пор, когда появился на заводе три года назад. К несчастью, Тиана не обращала на него никакого внимания. Это обстоятельство сильно огорчало молодого человека, более известного под издевательской кличкой Ниш, что на местном диалекте означало «ничтожество».

Ниш был маленького роста, и это еще больше омрачало его жизнь. Он был потомком поколений коротышек, и в душе презирал каждого из них. В остальном его наружность вовсе не была отталкивающей, наоборот, темные волосы и яркие глаза, которые, подобно океану, меняли цвет от зеленого до серого, были по-своему привлекательны. К сожалению, Ниш обладал сальной прыщавой кожей на лице, а его покрытый пушком подбородок вызывал ехидные насмешки.

И все-таки у Ниша было хорошо тренированное тело; широкие плечи, плоский твердый живот и упругие ягодицы заставляли печально вздыхать многих работниц завода. Ниш мог утешить себя еще и тем, что природа вооружила его шикарным органом для обзаведения потомством.

Однако, грустно сознавал Ниш, случай воспользоваться им выпадал нечасто. Несмотря на хроническую нехватку мужчин как на заводе, так и в деревне шахтеров, женщины не спешили завести роман с механиком. Ниш винил в своих неудачах маленький рост и отсутствие бороды. Он ненавидел свое тело.

Конечно, с этим ничего нельзя было поделать. Но во время войны даже самые уродливые мужчины не страдали от недостатка женщин, а у Ниша имелись неоспоримые преимущества. Он был умен и происходил из хорошей семьи. Но существовала еще одна помеха: находясь в обществе любой женщины моложе своей матери, Ниш настолько смущался, что нередко терял дар речи. Он был не слишком искусным механиком, но быстро соображал и легко учился. Кроме того, у него была исключительная память — помнил все увиденные лица и предметы, не забывал и подслушанные разговоры. Это давало ему преимущество еще в одном неафишируемом занятии. Оба его родителя — и отец, Ял-Ниш Глар, и мать, Ранья Мгел, были экзаменаторами. Тем более было непонятно, как они допустили ошибку в отношении собственного сына. На востоке страны, да и на всем Сантенаре, каждый ребенок в возрасте шести лет должен был предстать перед экзаменаторами, которые выявляли любой талант или способности к умственному и физическому труду. На основании испытаний определялась дальнейшая судьба ребенка — кому-то предстояло стать рабочим или шахтером, купцом или ремесленником, солдатом или производителем детей. На беззаботное детство времени не оставалось, война с лиринксами длилась уже более полутора сотен лет. Места погибших солдат не должны пустовать, детям приходилось работать. Весь мир был поглощен одной задачей — выжить.

Испытания повторялись в одиннадцать лет, а потом в шестнадцать, чтобы исключить возможность ошибок. Некоторые одаренные дети проявляли свои способности рано, другие созревали позже. В пору ученичества Ниш был доволен должностью писца при одном из значительных купцов Фассафарна, торгового города на южном побережье Эйнуна-ра. Через этот незамерзающий порт проходили несметные количества товаров, направляемых в Крандор и даже в Туркад, до его падения. Ниш успешно усваивал все языки и диалекты Сантенара и был неплохо подготовлен к самостоятельной работе. Ему нравились встречи с важными людьми и возможность участвовать в переговорах в качестве переводчика. Он и сам мечтал когда-нибудь стать важным купцом и разбогатеть.

Катастрофа грянула, едва ему исполнилось шестнадцать. За встречей с экзаменаторами последовало недолгое совещание, и уже через несколько часов родители отправили его через горы в качестве ученика механика на этом всеми забытом производстве. Ниш был раздавлен. Он и представить себе не мог, что такое назначение спасло его от действующей армии. Единственным напутствием родителей было «держать глаза и уши открытыми и подробно писать обо всем каждый день». Ниш был послушным сыном. Он до сих пор детально записывал все, что узнавал за день, и раз в месяц его объемистое послание уходило с остальной почтой.

Первый год на производстве был сплошным кошмаром. Все другие ученики, как юноши, так и девушки, оказались выше его. Лицо несчастного Ниша покрылось пятнами. К тому же как механик он ничего не умел. В схемах, конструкциях или в управлении военными машинами он разбирался слабее шестилетних детишек, выросших на заводе. Еще его донимала болтовня о неудачной карьере писца, о том, что его отослали на производство в качестве наказания, все окружающие считали, и что если он не удержится в должности механика, то не миновать ему шахты, а это уже было рабством.

Ниш не желал мириться с таким положением и решил добиться успехов на поприще механики, чего бы это ни стоило. Несмотря на отсутствие таланта, он решил добиться признания упорством. Там, где не хватало знаний и опыта, он брал сообразительностью и настойчивостью. Ниш работал днем и ночью, до полного изнеможения. Своими вопросами он доводил наставников до исступления, заставлял их снова и снова объяснять устройство и принцип действия боевых машин, придумывал различные способы для тренировки пальцев, чтобы справляться с операциями, которые легко давались большинству его товарищей.

К окончанию первого года ученичества он был первым среди самых отстающих и

откровенно глупых или ленивых учеников. Все же он не был последним, и для Ниша это стало большим достижением. Если успех сына и произвел на родителей какое-то впечатление, они никак не показали этого. Ниш был обескуражен, но решил стараться еще упорнее в следующем году.

К концу второго года он уже занимал место в середине группы. Успех был отмечен скупой похвалой матери и приглашением приехать домой, чтобы отпраздновать восемнадцатилетие. Ниш опасался, что родители снова заставят его сменить профессию, возможно даже отошлют в армию. Ниш отлично понимал, что творится на полях сражений, и совсем не хотел испытать это на своей шкуре.

Приехав в отчий дом, он обнаружил, что отец сменил профессию. Ял-Ниш стал следователем и занимался выявлением вредителей, саботажников и предателей, где бы они ни находились. Это была ответственная и неплохо оплачиваемая должность, подотчетная только наместнику Эйнунара. Теперь его отец мог и сам со временем занять этот высокий пост.

После третьего года ученичества Ниш немного продвинулся в средней группе подмастерьев, но, увы, на этом и остановился. Острый ум и упорный труд не могли заменить недостающих способностей. Это его сильно беспокоило, но Ниш все же уведомил своего отца о результатах обучения и о том, что был бы не прочь вернуться к должности писца. Ял-Ниш не выразил ни удивления, ни разочарования. Он написал сыну: «Все идет хорошо. Не забывай писать каждый день».

Ниш склонился над частями кланкера, с которыми провозился уже целое утро. Детали должны были составить узел управления механическими конечностями машины, а эту часть сборки механик ненавидел от всей души. Запчасти производились на десятке различных участков, и, если хотя бы одна из них имела малейшее отклонение от стандартного размера, сборка превращалась в подлинный кошмар. Иногда ему приходилось тратить несколько дней только на то, чтобы убедиться в непригодности одной из деталей, потребовать ее замены, а потом начинать все заново.

Ниш постучал грязным пальцем по агрегату. Как обычно, он с ног до головы испачкался в смазочном масле. Механик ненавидел грязь, он всю жизнь стремился выглядеть наилучшим образом. К тому же заводские работницы при виде механиков насмешливо морщили носы и презрительно называли их слесарями и грязнулями. Некоторые женщины и сами работали механиками, эти были достаточно дружелюбны, но Ниш не обращал на них внимания. Он всегда презирал механиков, хотя и был одним из них. Взоры Ниша были обращены на верхушку пирамиды, к которой он принадлежал по праву рождения.

В это время мимо механика прошла Тиана. Ремесленники пользовались на заводе наибольшим уважением. Они тоже работали руками, но имели дело лишь с благородными материалами: золотом и серебром, платиной и ртутью, медью, янтарем и кристаллами. Большинство ремесленников были подлинными художниками в своем деле. Более того, ремесленники вкладывали в свою работу чувства. Они обладали особым талантом, близким к Тайному Искусству, это роднило их с магами и мансерами.

Без врожденного таланта у Ниша не было ни малейшей надежды стать ремесленником. Но честолюбие не давало ему покоя, и механик стремился к связи с одной из ремесленников-женщин. На заводе их было четверо, но Нишу подходили лишь двое. Одна из них, Иризис, проходила мимо слесарей, высоко задрав носик, поскольку происходила из дома Стирмов, ее отец и дядя были мастерами, и девушка считала, что предназначена для чего-то большего, чем участь простого ремесленника. Ниш ее терпеть не мог, хотя думал о себе так же. Он был во многом похож на эту девушку.

Тиана была совершенно другой. Ниш считал, что они могли составить неплохую пару. Вот и сейчас он отложил работу, чтобы проводить взглядом возвращающуюся Тиану. Ее положение на заводе было достаточно высоким, но все же Ниш считал себя аристократом по сравнению с Тианой, ведь она родилась в детском питомнике и не знала отца. Лишиться отца во время войны было обычным делом, но не знать своего происхождения считалось большим недостатком в обществе, воспитанном на семейных сказаниях.

Тиана ходила с высоко поднятой головой, хотя и не задирала нос, как Иризис. Она попросту не обращала никакого внимания на окружающих, как будто все, что ее интересовало, находилось в ее голове. Некоторые называли девушку Ледяной Девой, но Ниш был уверен в другом. Он считал, что понял ее: она просто стремится забыть обо всем, что не касается работы. Может, это из-за ее низкого происхождения?

Тиана носила просторные брюки и блузу из серого льна, на ногах были надеты поношенные, но безукоризненно вычищенные ботинки. На производстве, рядом с печами, большего и не требовалось. От покачивания ее грудей в такт легким шагам все внутренности Ниша превратились в жидкий кисель, все, кроме страстного желания, потеряло смысл. Он слишком долго колебался. Тиана прошла мимо, на губах играла слабая загадочная улыбка, черные блестящие волосы достигали середины шеи.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать