Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 90)


ГЛАВА 42

Той ночью Тиана увидела во сне подземную структуру Калиссина и проснулась испуганной. Равновесие земной коры в этом месте было непоправимо нарушено. Почва неощутимо поднималась, возвращаясь к доледниковому состоянию. Еще ниже накапливалась жидкая мантия, но слишком медленно, чтобы скомпенсировать подъем коры.

Сновидения вернулись к ней после того, как Тиане позволили прикоснуться к амплимету. Завихрения увиденных полей рассказали ей о многом, творившемся под поверхностью, и указывали на наличие еще одного потенциала энергии. Под основанием железной скалы оседала магма, оставляя над собой пустое пространство. Скала постепенно остывала и съеживалась, вокруг ее основания концентрическими кругами расходились трещины. Этот процесс тоже порождал различные геомагнитные поля.

Но разбудил Тиану не страх, а завывание примитивных труб. Последнее время они не умолкали ни на минуту, повествуя о жизни и смерти Безанты, носившей титул Матери Мудрости на протяжении восьми десятилетий. Звукам печальных труб вторили слова на чужом языке, неприятно раздражая слух.

Остатки сна окончательно растаяли, Тиана отбросила простыню из грубой шерстяной ткани, от которой чесалась кожа, и встала с постели. Она сняла стеклянную заслонку с окна и приникла лицом к отверстию. По лицу хлестнул морозный воздух. Тиана втянула полную грудь свежего ветра, такого холодного, что снежинки проникали до самых легких. Тогда ей вспомнился еще один сон.

За бесконечно долгие века пребывания в Бездне лиринксы отточили свое мастерство в формировании плоти. Это сохранило им жизнь и обеспечило продолжение рода в тяжелых условиях. Во сне Тиану подвергли этому страшному процессу и превратили в чудовище на восьми ногах, похожее на кланкер. Теперь она должна выйти против своих сородичей, разрушать их машины и убивать солдат, окончательно предав свой народ. Неужели она принесла им еще недостаточно горя! В разлуке с заветным кристаллом она была согласна на все.

Пол под ногами Тианы слегка задрожал. Это могло быть следствием уходящего ночного холода или волной далекого землетрясения. А может, один из камней в основании треснул и готов рассыпаться на мелкие осколки. Тиана вспомнила о первом из снов, и от этих мыслей зашевелились волосы на затылке. Калиссин обладал неограниченным потенциалом, но сама скала висела над пропастью.

Чего же хотят добиться от нее лиринксы? Извлекать поток энергии с помощью амплимета? Изготовить контроллер, чтобы усилить результаты в этом ужасном занятии формирования плоти? А вдруг они и на самом деле поставят эксперимент на ней самой? Несмотря на все заверения относительно размеров жертвы, эта мысль не покидала Тиану и даже во сне заставляла боязливо вздрагивать. Это недопустимо!

На двери комнаты громыхнула щеколда, и появилась Льетта. Из-за отсутствия обьганой для лиринксов яркой окраски она выглядела почти как человек, если бы не крылья за спиной.

— Пошли!

Льетта схватила Тиану за руку. Несмотря на небольшой по меркам лиринксов рост и мягкую кожу, она обладала достаточной физической силой.

— Но я еще не оделась! — воскликнула Тиана.

— Внизу и без того жарко, — отмахнулась Льетта, словно все остальное не имело значения.

Для лиринксов так оно и было, им не требовалась одежда. Девушка на ходу успела только схватить рубашку и обернуть вокруг груди.

Тиане пришлось спускаться впереди лиринкса по железной лесенке. Ей никогда не приходилось ходить босиком, и грубо обработанные ступени царапали ступни. После довольно долгого спуска Льетта остановилась.

— Стой тут, — бросила она.

Впереди, в серой железной стене круглой ячейки, виднелась дыра с неровными краями, видимо заменявшая дверь.

— Куда мы идем?

— Работать. Иди за мной.

Льетта, согнувшись, протиснулась в дыру, Тиана последовала за ней. Узкое отверстие было еще и низким, потолок находился примерно на уровне плеч Тианы. Ее провожатая толкнула незаметную дверцу. Они оказались в более просторном помещении, сооруженном из трех ячеек. В середине перегородки между ними были удалены не полностью, а только до высоты груди Тианы. На остатках стен покоился стол из отполированного железного листа в форме трилистника. На одной из его секций лежали амплимет, шлем и сфера Тианы. В остальных стенах тоже были врезаны столы, заполненные уже знакомыми клетками. Все помещение освещалось светом поднимающегося солнца, проникающим через отверстие в стене, в которое был вставлен кусок вулканического стекла в руку толщиной.

Льетта придвинула к столу высокий стул с сиденьем тоже в форме листка клевера и указала на него Тиане. Девушка с трудом взгромоздилась на неудобное сиденье, чувствуя еще большую неловкость от своей одежды. Это напоминало ей о детском питомнике.

Льетта тем временем занялась чем-то у одного из боковых столоз. Она была ростом с обыкновенного человека. Мягкий полупрозрачный зеленый гребень тянулся от верхней части лба до основания шеи. Льетта была взрослой женщиной, поскольку у детей гребни не имели окраски. По сравнению с людьми она обладала довольно плотной фигурой, но сильно уступала остальным лиринксам, как мужчинам, так и женщинам. Прямоугольные плечи переходили в длинное туловище со слабым намеком на талию. Широкие бедра и короткие мускулистые ноги заканчивались большими ступнями. На спине виднелись свернутые крылья.

Но больше всего от остальных сородичей Льетта отличалась своей кожей. У нормальных лиринксов снаружи имелась плотная шкура с пластинами панциря,

прикрывавшими жизненно важные органы и грудь. Кроме того, этот плотный покров обладал эффектом хамелеона и полностью скрывал второй, внутренний, слой мягкой кожи. На теле Льетты наружный слой был почти прозрачным и напоминал желе, размазанное по бледно-серой внутренней коже. Даже сквозь защитные пластины просвечивало ее тело. Если бы не крылья, она смогла бы сойти за человека.

— Почему у тебя… — Тиана не смогла подобрать подходящих слов.

— Я неполноценная, — ответила Льетта, скривив губы. — Мне приходится надевать одежду, чтобы выйти наружу!

Она произнесла это слово так, словно необходимость одеваться была признаком порочности или непростительной слабости. Наверно, все лиринксы так и считали.

— И еще я не могу менять цвет кожи!

— А это так важно?

Льетта внезапно шумно развернула крыло и чуть не задела лицо Тианы. Та отпрянула, опрокинула стул и неловко упала на спину, широко раскинув ноги. Лиринкс без особых усилий подняла Тиану и снова усадила на стул.

— Изменение цвета кожи — это способ разговаривать и отвечать, выражать страх и любопытство, общаться с возлюбленным. Это наш образ жизни. Без способности менять окраску я словно немая!

Тиане часто приходилось наблюдать за разноцветными вспышками на коже Рилла, но она никогда не придавала этому особого значения.

— Скажи мне…

— Пора работать, — оборвала ее Льетта. — Надевай свое приспособление. И постарайся повторять мои действия.

Она обхватила ладонями проволочную клетку, но зверек тут же цапнул ее за палец. Тогда Льетта поставила сверху вторую клетку, большего размера, положила на нее руки и закрыла глаза. Тиана ощутила знакомое покалывание в висках. Тогда она воспользовалась случаем, взяла в руки амплимет и предалась единственной оставшейся радости — сладким мечтам о Минисе. Это была единственная лазейка на волю из ужасной действительности, и Тиана прибегала к ней все чаще и чаще, хотя и опасалась временами, что мечты могут превратиться в навязчивую идею.

— Ну? — резко спросила Льетта.

Тиана открыла глаза и обнаружила, что та уже подошла вплотную и угрожающе склонилась над столом. Один из черных сосков на ее груди уставился прямо в лицо Тианы, словно обвиняющий перст. Девушка чуть не свалилась со стула.

— Ты понимаешь, что я стараюсь сделать?

— Еще нет, — виновато ответила Тиана. — Пока трудно…

— Хм, — фыркнула Льетта и вышла из комнаты.

Вскоре появился Рилл и принес еще три клетки, подвешенные на веревках. Он разместил их на полках вдоль стен, потом обернулся к Тиане и внезапно замер:

— Где твоя одежда?

— Льетта очень торопилась, — натянуто ответила Тиана.

Рилл развернулся, вышел, но скоро вернулся с ее одеждой в руках. Тиана поспешно оделась. Как только она закончила, появилась Льетта. Она остановилась у входа, и вся ее фигура говорила о крайнем напряжении, даже когти высунулись наружу. Льетта спросила что-то у Рилла на языке лиринксов.

— Как она может работать, когда она… тилксиш? — прошипел он в ответ.

Льетта презрительно вздернула голову и направилась к столу. Когти на ее ногах неприятно постукивали по полу при каждом шаге.

Тиана склонилась над амплиметом, но никак не могла сосредоточиться. В воздухе чувствовалось какое-то напряжение, которого она никогда не замечала, общаясь с Риллом. Тиана скосила глаза и заметила, что Рилл уставился на ягодицы Льетты. Только теперь она заметила разницу между мужчинами и женщинами у лиринксов. У Рилла пониже спины были плоские мускулистые округлости, а Льетта обладала более пышными и рельефными формами. От нее буквально исходили волны сексуального призыва и заставляли Рилла корчиться от боли. Тиана ощутила неловкость.

А Льетта отставила в сторону клетку с животным и наклонилась, чтобы поднять с пола какую-то вещь. Это был явный вызов то ли в насмешку, то ли всерьез. Рилл испустил непроизвольный стон. Льетта мгновенно обернулась:

— Что с тобой…

Она не договорила, увидев, как Рилл поворачивается к ней спиной.

— Никогда! — взорвалась Льетта. — Можешь ждать тысячу лет, я никогда тебе не позволю прикоснуться ко мне, бескрылый!

Гребень на голове Рилла покраснел, потом стал пурпурным. Яркие завитки расцвели на его грудном панцире, эти великолепные переливы явно были ответом на насмешку женщины. Рилл замер, бессильно уронив руки, а вспышки на панцире продолжали переливаться, да так ярко, что в комнате стало светлее. Тиане не приходилось видеть зрелища прекраснее и печальнее.

— Ты вообразила, что я хочу соединиться с тобой? — наконец заговорил Рилл. — Да я лучше навсегда останусь одиночкой, чем соединить свою жизнь с женщиной, такой голой, что она похожа не человека! Ты совершенно бесцветная. Ты не можешь говорить на языке кожи!

Крылья Льетты в ответ распахнулись во всю ширь и заняли чуть ли не половину всей комнаты. Они напоминали перламутровый шелк и представляли собой прекрасное произведение искусства. Льетта выглядела величественно, а недостаток Рилла сразу бросался в глаза. Женщина подняла руку и угрожающе выставила когти, блеснувшие, словно хорошо смазанный металл.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать