Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 94)


— Остановитесь! — раздался громкий повелительный окрик со стороны двери.

Оба лиринкса замерли. Коэланда протиснулась в узкий лаз и прошла в лабораторию. За ее спиной появилось еще несколько лиринксов.

— Ну? — снова раздался ее грозный голос.

— Он украл моего снизлета! — закричала Льетта. — Он взял его без спроса и поместил в своего рризика! А теперь он умер.

— Это правда? — сердито спросила Коэланда.

— Я действительно взял его, — ответил Рилл. — Но он еще жив.

— Я требую, чтобы он отплатил своим телом! — кричала Льетта. — Этой ночью я поняла, в чем заключается ошибка, а теперь придется начинать все сначала!

— Ты можешь что-то сказать в свое оправдание? — обратилась Коэланда к Риллу.

— Решение проблемы заключается в обеих работах, — ответил он. — Рризик хорошо приспособлен для… — Он покосился на Тиану: — Для работы, но он туповат и не поддается дрессировке. Ее снизлет очень сообразителен и хорошо приспосабливается к новым условиям, но слишком слаб, чтобы выжить во внешнем мире. Я соединил эту пару, поместив ее существо внутрь своего…

— Никогда! — зарычала Льетта. — Рризик так же безобразен, как и его создатель. Он ни за что…

В клетке что-то щелкнуло. Существо поднялось на ноги, шатаясь, словно новорожденный теленок. Его покрытая колючками морда явно принюхивалась. Вот он шагнул, упал, снова поднялся и сделал еще несколько неуверенных шагов. С каждым движением зверек обретал новые силы.

Все лиринксы, даже Льетта, окружили клетку. Через минуту зверек подпрыгнул. Потом разбежался, снова подпрыгнул на всех четырех лапах, перевернулся в воздухе и благополучно приземлился. В следующий момент зверек прижался мордой к прутьям клетки и уставился на окружающих. В его глазах, без сомнения, светился разум. Рилл испустил оглушительный радостный рез.

— Мы сделали это! — заорал он, схватил Льетту на руки и закружил, несмотря на ее притворное сопротивление.

Льетта заразилась его радостью и даже рассмеялась. Рилл осторожно поставил ее на ноги и торжественно поцеловал в переносицу.

— Льетта, твой снизлет — самое блестящее произведение из всех, что мне приходилось видеть. Мы вместе сделали это!

Льетта сердито потерла переносицу. Рилл протянул ей руку, и после долгих колебаний она все же пожала ее. Так они и замерли, рука в руке.

Коэланда довольно улыбнулась, да так широко, что могла бы захватить зубами голову Тианы. Потом похлопала по рукам обоих лиринксов и направилась к двери.

— Возвращайтесь к работе! Рилл, если ты сумеешь вырастить его, твое заветное желание исполнится.

Потом она кивнула Льетте:

— Может, и твое тоже, дочка, если ты сделаешь правильные выводы. Это только начало.


ГЛАВА 44

Рилл и Льетта решили одну проблему, но перед ними встала другая. Все их создания достигали размеров крысы, а потом рост прекращался. И Тиана этому только радовалась. Ей вовсе не нравился облик нового существа, а уж его манера есть просто приводила в ужас. Однажды Рилл запустил в клетку живую крысу, и после нескольких секунд оцепенения животное попыталось вырваться наружу. Что касается образца, полученного в результате формирования плоти, то он вскочил на спину своей жертвы и буквально оторвал ей голову. На что же будет способно существо, когда достаточно вырастет? И что имел в виду Рилл, когда говорил «достаточно»?

За последнюю неделю случилось еще несколько происшествий. Однажды зверек стал носиться по клетке кругами, ловил себя за хвост и дергал, словно хотел оторвать.

— Снизлет и рризик пытаются выяснить отношения, — пояснил Рилл.

— Это противоречие может свести его с ума, — сказала Льетта, становясь так близко, что их плечи соприкоснулись.

Широкая ладонь Рилла легла на выпуклую ягодицу. Их отношения заметно изменились.

К утру обнаружили, что зверек лежит на полу клетки и задыхается. Вдоль шва на спине образовалась цепочка язв, от которых во все стороны тянулись красные прожилки. Тиана ощущала его страдания, словно свои собственные.

— Прекратите его агонию, — просила она. — Ни одно живое существо не заслуживает таких страданий.

— Что-то не так, Рилл, — произнесла Льетта, обнимая лиринкса за бедра. — Может, нам убить его и возродить снова?

— Два создания просто еще не прижились в одном теле.

Рилл тоже обнял свою напарницу, опустив ладонь пониже талии. Тиана не могла понять, нравится ей или отталкивает такая открытая демонстрация.

— Я считаю, просто наступил кризис и все может решиться в несколько минут, — сказал Рилл, подойдя ближе к клетке. — Тиана, дай мне как можно больший поток энергии. Я попытаюсь ускорить процесс интеграции.

— Мне это не нравится. — Льетта положила свою мягкую руку на его плечо. — Мы рискуем нарушить его психику. Лучше создать новое существо, чем вытаскивать то, которое мы, вполне возможно, не сможем держать под контролем.

Рилл заглянул ей в глаза:

— Давай сначала попробуем, хорошо? Если попытка не удастся, убьем его и начнем заново. — Рилл положил обе руки на клетку, но поле не появлялось. — В чем дело, Тиана?

Она не могла отвести глаз от несчастного животного.

— Это неправильно. Дайте ему умереть!

— Создай ауру в клетке! — резко приказал Рилл.

— Я больше не буду вам помогать!

Рилл вне себя от ярости одним прыжком подскочил к Тиане и вырвал амплимет из рук. Один из его когтей задел ладонь, и Тиана услышала щелчок, словно порвалась ее связь с кристаллом. Лиринкс грубо швырнул ее на стул.

— Нет. Это зашло слишком далеко, — прошептала Тиана, глядя на яркие капельки, сочившиеся из оцарапанной ладони.

На этот раз Тиану заперли в особой круглой комнате у самого основания скалы. В комнате не было окна, и жара скоро стала непереносимой. В совершенно голом помещении с потолка свисал крючок. Рилл подвесил к нему амплимет и запер за собой дверь.

Тиана уселась на пол, но он был настолько горячим, что пришлось встать. Она не отрывала глаз от амплимета, находящегося всего в каких-то четырех спанах от нее, но абсолютно недосягаемого. Тоска по кристаллу обрушилась на нее со всей силой, так что Тиана закричала от горя и боли.

Двадцать шесть часов провела она в этой комнате, беспокойно расхаживая взад и вперед. Ни сесть ни лечь она не могла. Если слишком долго оставалась на одном месте, ноги начинали болеть. Она не могла спать, изнемогала от жары, а луч амплимета, казалось, прожигал затылок. Несколько раз Тиана засыпала стоя, но агония не прекращалась. С каждой минутой становилось все тяжелее, и недалек был тот момент, когда она сдастся, как и всегда.

Это произошло утром второго дня. Тиана принялась колотить ногами в дверь.

— Я согласна. Отведите меня к Риллу, — сказала она вошедшему лиринксу.

Зверек все еще лежал на полу клетки и тяжело дышал. Он выглядел похудевшим,

равно как и Рилл, не отходивший ни на минуту от своего создания. Льетты в лаборатории не было, ее отозвали для работы в другом помещении. Рилл постоянно оглядывался, словно хотел что-то спросить.

Тиана взобралась на стул и мысленно погрузилась в волны энергии, окружавшие и пронизывающие огромную магнитную скалу. За последние несколько недель она научилась без труда извлекать необходимую энергию, но ясно понимала: это все равно, что черпать наперстком из водопада. Вокруг нее был океан энергии, в миллионы раз превосходивший ее возможности. Малейшая ошибка — и она мгновенно превратится в пепел.

— Поторопись, — бросил Рилл. — Он слабеет.

Рилл осунулся, словно высох, даже кожа повисла мешковатыми складками.

Тиана каплю за каплей стала подавать энергию в прутья клетки из метеоритного железа. Появилось облачко ауры. Рилл мгновенно почувствовал облегчение. Так они проработали весь вечер, хотя Тиана и не понимала, что именно делает Рилл. К полуночи красные прожилки от язв потускнели, а сами болячки стали затягиваться и пропадать. Тиана и Рилл продолжали работать до самого рассвета и большую часть следующего дня. Только при свете заходящего солнца, заглянувшего в комнату, Рилл объявил перерыв. Существо еще пару раз дернулось, а потом спокойно заснуло. Кризис миновал.

Тиана была настолько измучена двумя бессонными ночами, что даже не нашла сил стащить с головы шлем. Она буквально упала на металлический пол лаборатории. Казалось, вместе с потоком энергии из нее ушли последние силы.

— Отнести тебя в комнату? — спросил Рилл, склоняясь над ней.

Тиана подложила руки под голову, свернулась калачиком и закрыла глаза.

— И так удоб…

Над болотистой равниной взошла луна. Призрачный свет отливал медью в бесчисленных прудах, некоторые из них не больше скатерти. Преследователи петляли где-то между ними.

Тиана сидела на заросшем тростником холмике, единственной возвышенности в этой плоской местности. Но и этот холмик качался под ней, словно мокрый плавучий стог сена. И никакой тропинки через трясину! Никакого спасения!

Глаз уловил вдалеке какое-то движение. Отражение луны в одном из прудов на миг исказилось, словно кто-то неосторожно потревожил гладкую поверхность воды. Она целую вечность вглядывалась в эту точку. Мерцание не повторилось. Но как только Тиана отвлеклась, сначала слева, а потом справа что-то мелькнуло. Она встревоженно огляделась, но ничего не увидела. Все покрывала непроницаемая темнота.

Тиана обернулась назад. Мерцание разливалось по поверхности прудов, и эти вспышки быстро приближались.

Луна поднялась повыше. Холодный ветерок заставил Ти-ану вздрогнуть. Она выпрямилась во весь рост и наблюдала за дрожащими отражениями. Вот ее ухо уловило далекий всплеск потревоженной воды. Вот он стал громче, напомнил о плеске огромных колес, подающих воду в рыбные садки на прибрежных прудах под Тикси.

Вот он появился — вытянутое тело шлепнулось в воду всего в пятидесяти шагах от ее холмика. Мощные ноги действовали, словно весла, далеко разбрызгивая потоки воды. В лунном свете блеснули кончики шипов. Чудовище напоминало ей создание Рилла, но оно уже сильно выросло. Продолговатая голова, пасть, полная зубов, покрытые шипами бока и спина, острый шип на конце толстого хвоста. Но страшнее всего были глаза, в которых светился разум.

Еще одно чудовище проложило дорожку по глади соседнего пруда. Они были повсюду, и все стремились к ее убежищу, словно соревнуясь, кто первым схватит добычу.

Тиана встала на цыпочки. Теперь темноту повсюду пересекали мерцающие дорожки на воде прудов. Лунный свет отражался от блестящих глаз и оскаленных зубов. Тиана несколько раз обернулась вокруг. Они были повсюду: тысячи чудовищ окружали ее. Рука потянулась к поясу. Ни ножа, ни другого оружия при ней не было.

Чудовище, замеченное первым, обогнало остальных. Оно прыгнуло уже в ближайший к Тиане пруд, от стремительного броска в обе стороны полетели водопады брызг. Вместе с водой в воздух взлетели ил и водоросли со дна. Чудовище было втрое больше ее самой.

Вот оно уже пересекло пруд. Плоская морда коснулась мокрых стеблей тростника. Челюсти щелкнули, вцепились в корни, и чудовище рывком выскочило из воды. Разинутая пасть рванулась ей навстречу.

Тиана закричала и проснулась. После такой продолжительной и напряженной работы с амплиметом нечего было удивляться кристаллическим кошмарам. Тиана встала, и ей показалось, что в лучах лунного света у окна что-то шевельнулось. Это существо в клетке Рилла.

Подойди ближе.

Она обернулась, решив, что кто-то вошел в лабораторию, но голос явно не принадлежал лиринксу. Комната была пуста. Тиана подошла к клетке. Существо прижалось мордой к прутьям и не отрывало глаз от Тианы.

Ближе, ближе!

Она уставилась на зверька, который был точь-в-точь чудовищем из ее кошмара, только намного меньше. Он выглядел… Тиана не нашла сравнения, но облик зверя тревожил ее.

Голоден!

Вспомнив о судьбе запущенной в клетку крысы, Тиана вынула из корзинки полоску вяленого мяса и осторожно поднесла к прутьям. Существо не шелохнулось. Оно не обратило ни малейшего внимания на мясо. Его глаза были прикованы к ее пальцам.

Голоден!

Тиана сделала еще шаг вперед, кусок мяса коснулся морды. Глаза зверька гипнотизировали ее, в них читался настойчивый призыв. Внезапно зверек прыгнул, ударился о прутья так сильно, что клетка качнулась, и зубы щелкнули в волоске от руки Тианы. Она с криком отпрыгнула назад, и забытый шлем упал с головы. В тот же момент голос в ее голове затих, гипнотизирующая сила в глазах существа исчезла. Злобное создание было просто диким зверьком.

Но прутья клетки погнулись. Тиана водрузила на его клетку еще одну, потяжелее, вдобавок положила сверху кусок металла, потом вышла. Сторож проводил ее в спальню, где она впервые позаботилась запереть за собой дверь. В течение ночи Тиана трижды в ужасе вскакивала с постели и проверяла замок.

Тиана рассказала Риллу об этом случае, но не стала упоминать импульсов, полученных через шлем. Не хотелось, чтобы лиринкс узнал о новых свойствах питомца, он мог еще больше привязаться к нему.

На следующее утро Тиана проснулась с таким сильным насморком и болью в горле, что даже не могла глотать. Поскольку работать в таком состоянии не представлялось возможным, ее оставили в постели.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать