Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Геомант (страница 96)


Мозг! А-а-а!

Вполне вероятно, что яд оказывает парализующее действие и зверь доберется до содержимого головы еще живого лиринкса. Тиана беспомощно смотрела, как нилатл все сильнее прижимается шипами к своей жертве.

ГЛАВА 45

Тиана подбежала к двери и так сильно звала на помощь, что сорвала голос. Она без остановки била в дверь ногами. Но не дождалась ответа. Ни один звук не проникал через толстый пласт металла. Что же делать? В ее мозгу снова бился один и тот же крик.

Голоден! Голоден! Голоден!

Рилл умудрился из-за спины схватить зверя за загривок, но рука была повернута настолько неудобно, что он не мог оторвать от себя нилатла. А второй рукой ему приходилось защищать глаза. Зверь выгнул спину и вонзил еще один шип в руку лиринкса. Рилл не выпускал его из пальцев, но Тиана видела, что силы уже на исходе. Яд неумолимо проникал в кровь.

Она обежала комнату в поисках оружия. Но в комнате не было почти ничего — лиринксы редко пользовались инструментами. Тогда Тиана схватила клетку из стекла и железа и подбежала к Риллу, надеясь сбить животное. Это был отчаянный шаг. Если нилатл бросится на нее, он разорвет ей лицо и шею одним ударом. Она размахнулась что было сил и метнула клетку, но зверь увернулся, вновь показался голубой язык, и струйка яда полетела ей в глаза. Тиана дернулась, клетка попала в голову Рилла. Лиринкс застонал, нилатл пронзительно взвизгнул.

Яд угодил ей на макушку и выжег прядь волос. Тиане пришлось подбежать к тазу с водой и окунуть голову. Когда она выпрямилась, на поверхности воды плавали пряди волос.

Мозг!

Девушка обернулась, даже не вытерев с лица воду. Нилатл не мигая смотрел в ее сторону и по-кошачьи скреб когтями голову Рилла.

Оставался только один способ. Тиана надела шлем, схватила проволочную сферу и нацелила грань амплимета на голову Рилла. Крик в ее голове мгновенно превратился в нестерпимый рев.

ГОЛОДЕН! МОЗГ!

Мысли нилатла бились в ее голове, подобно ослепшей от ярости летучей мыши. Принудительная интеграция нарушила его психику, но он обрел непостижимую хитрость безумца. Нилатл стремился проникнуть в голову Рилла и завладеть его телом, поскольку его собственное тело было захвачено чужаком. Еще он жаждал заставить Тиану страдать, поскольку сам прошел через сильные страдания при формировании мозга. Нилатлом овладело желание разрушать и истреблять, как был разрушен его собственный организм. Зверя обуяла безграничная жестокость.

Энергетические потоки магнитного поля окружали Тиану. Но их было недостаточно. Эта энергия помогла нилатлу выжить, она только дала бы силу чудовищному созданию. Требовался другой поток, мощнее. Настолько мощнее, чтобы существо сгорело в нем. Ей снова придется прибегнуть к геомантии. Нельзя допустить, чтобы это создание продолжало жить. Если уж он так легко одолел лиринкса сейчас, то во что превратится нилатл, когда вырастет?

Тиана мысленно проникла глубже, к самому основанию Калиссина, из-под которого тысячи лет назад отступила расплавленная магма. Под тяжестью скалы куполообразное основание покрылось сетью концентрических трещин, хотя железная пена еще накрепко соединялась со скалой. Обрушить такое сооружение Тиане было не под силу, да и никому другому тоже. Еще не одну сотню лет скала простоит неподвижно, пока силы гравитации не одолеют крепость металла. Но падение даже небольшого фрагмента в расплавленное озеро магмы даст гораздо больше энергии, чем требуется Тиане. Она вряд ли сможет справиться с этим потоком. И погибнет. Но колебания заняли не больше секунды. Если ничего не предпринять, смерть неминуема.

Рилл громко застонал и помешал ей сосредоточиться. Он уже лежал на спине, и сопротивление понемногу слабело. Вся голова покраснела от крови, он до сих пор удерживал нилатла, но это не могло продолжаться бесконечно.

— На помощь! — прохрипел лиринкс, но его никто не услышал.

В мозг словно впились чьи-то когти: нилатл пытался остановить Тиану. Из-за мучительной боли она едва могла видеть и чуть не потеряла источник энергии под основанием скалы. Зрение почти совсем отказало, везде, куда бы она ни смотрела, появлялись крошечные проколы, они все увеличивались, и в каждом из них светился глаз нилатла. Помимо своей воли Тиана везде натыкалась на взгляд чудовища.

Наконец особым взглядом геоманта Тиана проникла сквозь толщу скалы и обследовала свод. Она пыталась отыскать единственно приемлемый фрагмент, готовый рухнуть вниз от малейшего толчка. Тиана попыталась раскачать один из скальных обломков, потом другой, но тех начальных приемов геомантии, которым обучили ее аркимы, явно было недостаточно. Ее охватила паника. Тиана не знала, что еще предпринять.

Рилл слабо вскрикнул дрожащим голосом. Тиана продолжала поиски. Вот он — небольшой обломок скалы шестиугольной формы, и он почти весь, до самой верхушки пронизан глубокими трещинами. Она собрала всю энергию магнитной скалы, сколько смогла достать, но обломок не шевельнулся. Еще раз! Голова кипела, словно чайник на сильном огне. Скала треснула, но не упала.

Тиана потеряла источник. Пронзительный визг нилатла, стоны Рилла и зрелище жестокой схватки не давали ей сосредоточиться. Она открыла глаза. Рилл больше не сдерживал нилатла, его рука бессильно упала на пол. Зверь еще крепче вцепился когтями в свою жертву и пытался пробить шипами череп лиринкса. Шкура нилатла покрылась яркими красными, желтыми и черными полосками, как у ядовитой гусеницы. Кожа Рилла

потускнела.

Нельзя терять ни секунды. Тиана снова отыскала шестиугольный обломок скалы и внезапно поняла, что надо делать. Принцип Подобия, один из основополагающих принципов, используемых ремесленниками, — вот что оказалось для нее бесценной подсказкой. Обломок скалы почти полностью повторял форму амплимета. Она направила каскад энергии на кристалл и повернула его в сторону трещины.

Сработало! Сила трения удерживала обломок еще мгновение, но потом он стал падать. Тиана подхватила поток энергии, освобождаемый по мере движения камня. Сначала он был подобен слабому ручейку, но неудержимо рос по мере приближения к поверхности магмы. Свечение амплимета стало нарастать. Вот наружу вырвался яркий луч. Тиана направила его на нилатла. Пока еще он был слишком слаб, чтобы сокрушить зверя. Нилатл почуял угрозу и яростно выгнул спину. Рилл слабо попытался оттолкнуть своего питомца. Луч соскользнул с цели.

— Рилл, не двигайся!

Тиана надеялась, что слух у лиринкса еще не пропал. Но ее собственный мозг словно кто-то выгрызал изнутри. Нилатл отчаянно сопротивлялся. Мысленным взором Тиана продолжала следить за падением скалы, словно оно развертывалось перед ней в замедленном изображении. Обломок, набирая скорость, приближался к мерцающему озеру магмы.

Но и голова уже раскалилась не хуже магмы; белое пламя разливалось по всему телу, каждый нерв горел огнем. Чувства Тианы покидали ее одно за другим. Она больше не ощущала пола под ногами. Запах гниющего мяса, исходящий от нилатла, тоже исчез. Пронзительный визг доносился уже издалека и постепенно затихал.

Стало пропадать зрение. Сначала по краям образовались разрывы, но Тиана упрямо цеплялась взглядом за цель. Необходимо направить луч в нилатла. Последнее, что она увидела, — это выгнувший спину, приготовившийся к прыжку нилатл. Он собирался напасть на своего основного врага — на нее!

Черный обломок погрузился в раскаленное озеро и высвободил такой всплеск энергии, что Тиана лишилась зрения. Она уже не увидела ослепительного пурпурного луча, веером вырвавшегося из кристалла. Уже мысленно она проследила за прыжком нилатла. Самым краем луч скользнул по зверю, но этого было достаточно, чтобы иглы его шипов расплавились и шкура обгорела. От болевого шока мускулы непроизвольно сократились, нилатла подбросило в воздух и ударило о стену так сильно, что он лишился сознания.

Тиана не видела и того, что центральная часть луча раскалила добела стену лаборатории, металл расплавился и растекся лужицей по полу. Луч пробил стену и вырвался наружу, оставив после себя большое отверстие с оплавленными краями. Ничего этого Тиана не увидела. Она лишилась сознания и рухнула на пол, выронив амплимет.

Снаружи послышались громкие крики, кто-то вышиб замок, и в узком проходе появилась Льетта; следом за ней в лабораторию протиснулась Коэланда. Обе изумленно застыли при виде ужасающей картины разгрома. Лужица еще не застывшего металла растеклась по полу, все покрыто слоем сажи и пепла. В помещении жарко, словно в сауне. Рилл, испускающий слабые стоны, окровавленной грудой скорчился на полу.

— Что произошло? — вскричала Льетта.

Лиринкс слабо шевельнул рукой. Льетта осторожно приподняла его голову, положила себе на колени и вытерла кровь с лица. Потом ласково погладила обвисший гребень. Рилл повернул голову, и его глаза загорелись при виде неподвижно лежащего у стены нилатла. Шкура зверька была покрыта гноящимися волдырями, от шипов поднималась струйка дыма. Нилатл выглядел мертвым.

— Он чуть не убил меня, Льетта, — вздохнул Рилл. — Тиана дважды спасла мою жизнь. Она?..

Коэланда склонилась над неподвижной девушкой:

— Она жива.

Глаза Рилла широко распахнулись от ужаса:

— Нилатл шевельнулся. Убейте его!

Существо проворно вскочило, метнулось к открытой двери и пропало.

— Объявите тревогу! — чуть не задохнулся Рилл. — Отыщите его и уничтожьте!

Коэланда и Льетта поспешно вышли из комнаты. Рилл с трудом поднялся на ноги и посмотрел на неподвижную фигурку Тианы. Он осмотрел отверстие в стене, помахал Тиане дрожащей рукой и вышел. Дверь захлопнулась, щелкнул запертый замок.

К Тиане поочередно возвращались утраченные чувства. Сначала она ощутила вкус крови на прокушенном языке. Возобновилась головная боль. Запах крови лиринкса и гниющего мяса. И что-то еще — прохладный воздух коснулся лица. Холод!

Вот он — единственный шанс! Она не пошевелилась, когда Коэланда подходила и нагибалась над ней и когда нилатл выбежал из лаборатории, даже после ухода обеих женщин. Только когда Рилл вышел и захлопнул за собой дверь, Тиана поднялась на ноги.

На глаза назернулись слезы от запаха свободы; а может, просто от удушливого дыма. В первый момент Тиана ничего не увидела и чуть не поддалась панике. Но вот очертания комнаты проступили из темноты, словно в комнате разгорелся фонарь. Зрение быстро восстановилось.

В стене зияло достаточно большое отверстие. Металл еще обжигал руки, но быстро остывал. Сплав железа и камня снаружи образовывал достаточно неровную поверхность, по которой можно спуститься вниз.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать