Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Кратковременное безумие (страница 4)


Он был ошарашен этим чувством. Он был счастлив, именно счастлив. Он вдыхал свежий воздух моря, наблюдая за тем что, происходит вокруг, и его наполняло давно забытое ощущение всеобщей свободы, абстрактной, но такой желанной. Он был бы не в силах описать словами то, что испытывал, и наверняка не понял бы чьих-то объяснений на этот счет. Это, надо было именно ощутить.

Вернувшись поздно ночью и глядя на спящего Ланца, он вновь мучительно думал о том, какие страшные силы заставляют этого человека не принимать той веры, которую принес Эйн, и более того, вредить ей.

Ночью Борни никак не мог уснуть. Он думал об Эйне и его становлении. Обычный среднестатистический человек, который начал распространять свою идею. Центральное место в ней занимал человек сумевший найти в себе силы понять истину не навешивая на нее ярлыки и не направляя на благо или во вред. Эйн не был ни богом, ни его посланником, ни новым Буддой. Человек без посторонней помощи поднявшийся к вершинам истинны, вот кем он был. Это и только это являла собой его религия. Он избегал названий и аналогий, принятых в других религиях, впрочем, это получалось без усилий, так как на лицо была новизна подхода и самого явления. Эйн не желал, становится иконой, верховным учителем на века. И хотя понимал, что останется первым и единственным, всячески старался мешать этому отдавая лавры побед и заслуги другим.

Его уникальность как личности заключалась в том, что он продемонстрировал силу и возможности обычного смертного, среднего во всем человека. Он раскрыл перед людьми бездну духа заключенную в каждом из них, указав при этом цель и смысл присутствия этого духа, что привело к гигантскому религиозному катаклизму. Все смешалось, старые идеалы рухнули. Принципы самого мироздания, еще вчера казавшиеся незыблемыми, пошатнулись, угрожая низвергнуть небеса на землю. Естественно при такой обстановке смещения полюсов человеческого бытия для кого-то Эйн стал богом, а для кого-то дьяволом. Он мешал властителям. Они как никто другой знали что человек, не желающий никаких благ, обычно забирает все.

Размышляя Борни стал медленно погружаться в сон и вскоре плавно откинулся на спинку кресла, в котором сидел. Книга, которую он взял из шкафа скользнула из расслабленной руки. На белой обложке золотом сияла надпись "Vademecum". Это была книга "Течения", флаг организации, пояснения сути новой веры. Эйн создал ее вместе с первыми членами организации в самом начале своей деятельности и поставил в противовес Библии, Корану и целому ряду других печатных символов различных верований. Он избегал аналогий, но в этом решил пройти тот же путь, ибо считал необходимым распространить истину, Что лучше всего могла сделать книга. Дословный перевод ее названия с латыни звучал гордо и вполне религиозно, иди со мной, но на этом аналогии заканчивались. Ее содержание было так же чуждо известным религиям, как и все в "Течении".

***

С утра у Али было скверное настроение. Не успел он опомнится от предательства западных союзников как грянула новая беда. Международное сообщество приняло меморандум о признании "Течения" легальной организацией, и обязало все страны

не препятствовать деятельности упомянутой организации. Вечером Али говорил с президентом западных союзников, и тот немного успокоил его. Утверждал что заявление лишь ширма, что "Течение" по прежнему не желательно правительствам многих стран, что борьба продолжается, но теперь будет вестись тайно.

Обучать Али и его людей тайной борьбе не приходилось. В этом его восточная конфедерация имела богатый опыт продолжительностью почти в столетие. Али бесило миролюбие выскочки, нового премьера, заработавшего себе популярность ценой предательства общих принципов. Тем не менее, как верховный правитель и вождь Али понимал, что согласие с решением международного сообщества необходимо, так как отказ грозит эмбарго на продажу нефти и газа,на поставку новых технологий. Трудно, ох как трудно было объяснить это духовенству и военным, настроенным на священную войну до победного конца. Али так же знал, что народ ропщет. Уже доносили о недовольствах в полках. Офицеры среднего и нижнего звена вынашивали планы заговора. Еще немного и могла подняться смута, этого он не собирался допускать. Согласившись на мир, он сделал публичное заявление, выразив свое недовольство и сетуя на союзников. Таким образом, он остался чист перед своей элитой, а народ получи то чего хотел: мира и возвращения домой части армии.

Теперь Али решил, что пора перейти к непосредственным действиям. Он справедливо полагал, что сразу после начала мирного процесса "Течение" меньше всего будет готово к удару, а значит, удар этот будет максимально эффективен. Он не мог прожить ни часа без сладкой мысли о мести. Она кинжалом засела в его сердце в тот день, когда любимая гвардия, не раз спасавшая его в дни заговоров, известная всему миру своей беспощадностью, была перебита до последнего солдата. Разум Али тогда помутился, и он едва пережил этот удар. Даже сейчас, уже по прошествию года Али в гневе швырял предметы и с проклятиями метался по террасе своего дворца, когда что-нибудь напоминало ему об этой трагедии. Кто-нибудь уже давно не смел, напоминать, так как Али отрубил голову десяти генералам прямо и косвенно связанным с этим фиаско, а также лично отрезал язык тому, кто доложил ему об этом. Столь велики были его гнев и боль по поводу поражения.

Теперь в его голове созрел план. Этот

план оживил его взгляд и наполнил смыслом его жизнь. Он отыграется за все и не понесет ни какого наказания или ответственности, тактика предков как никогда оказалась полезной сейчас.

Из огромной палаты примыкавшей к террасе донеслись шаги. Али взглянул туда и жестом подозвал остановившегося на пороге военного. Это был командующий силами быстрого реагирования.

-Мой повелитель, все готово, доложил тот приблизившись.

-Бригада получила инструкции и необходимое оборудование. Мы намерены отослать груз с международным авиарейсом на север, который отправится завтра утром.

Али молча играл перстнями на пальцах. Он снова и снова взвешивал все "за" и "против" и в который раз приходил к решению поступить именно так, и именно сейчас. Конечно, пора была суровой, но разве могла она сравнится с той пропастью греха этих неверных, посмевших не только уничтожать их святыни, но даже посягнуть на самого бога. Никогда на востоке так не пылали войны как во времена религиозных распрей и волнений. И он, представитель почти всех народов Востока был обязан нанести удар

карающим мечем правосудия, по головам этих безбожников отрицающих величие их

бога, и называющих всю их веру бесполезным битьем головы о землю. Подобное не прощалось никому.

И хотя события вызванные началом войны помогли Али занять свой пост: он сверг шаха Абу-Хамора на волне протестов после взрыва мечети в Иерусалиме, он не испытывал к "Течению" благодарных чувств. Даже мысль об этом не посещала, светлую голову повелителя.

Главнокомандующий излагал план операции. Али слушал внимательно, сложив руки на груди и впившись взглядом в далекую пальму на соседнем холме. Знойный пейзаж утомлял, его клонило в сон и совершенно не хотелось ни о чем думать. Но он, подавив зевоту, прервал командующего.

- Я бы хотел, что бы наши солдаты как можно внимательнее отнеслись к размещению и возможным изменениям в проверке самолета на севере. Нашей державе не нужен международный скандал.

Али пронзил главнокомандующего своим орлиным взором и удовлетворенно отметил, что тот побледнел и затрясся. Генерал понимал, что за этими словами стоит острая сабля Али. Он собрал все свое мужество, и, стараясь, что бы голос его не дрожал, произнес.

-Мы исполним все, даже если это будет стоить нам жизни.

Али медленно двинулся по террасе.

-Можешь идти, и помни, если что-то изменится в планах неверных, доложить немедленно, даже если самолет будет уже в воздухе, даже если уже сядет. Внезапный порыв гнева, вдруг ни с того ни с сего охватил Али и он заорал.

-Ясно?

Генерал стал еще бледнее и так вытянулся в стойке " смирно", что хрустнули позвонки и натянулись все швы на мундире.

Жестом Али отпустил генерала, и опять задумался над предстоящим деле. Он понемногу успокоился, и ход мыслей вновь стал размеренным. Новости о том, что храм созданный "Течением" и называемый врагами самым великим в мире скоро исчезнет без следа вызывало радостные чувства. Оно усиливалось еще и оттого, что это должно было произойти завтра, в день праздничной церемонии по случаю открытия. На празднике должен был быть самый ненавистный безбожник Эйн, и его главари. О тысячах его приверженцев и речи нет, они должны были умереть непременно. С тех пор как закончилась война "Течение" заметно расслабилось. Али доносили, да и самому ему казалось, что многие в этой банде позабыли, как держать в руках оружие. Они целиком были заняты строительством своих центров.

-О господь. Али вдруг подумал, что не далек тот час, когда на него начнут давить союзники и он окажется перед смертельным выбором. Либо позволить "Течению" открывать свои центры в его стране, либо противопоставить себя всему миру и потерять все кроме кучки ослов в халатах, довольно потирающих руки каждый раз, когда он внемлет их советам. При первом же удобном случае они же свергнут его, после чего в стране начнется кровавый хаос, который продлится, как обычно в этих местах, лет десять- двадцать и откинет общество в каменный век.

Али содрогнулся при мысли об этом.

Единственным верным решением было то, что он уже сделал. Это ослабит "Течение", обезглавит его и сведет не нет. Мысль об этом согрела душу Али, и он во всех

подробностях стал представлять себе как все случится. Он уже видел, как в аэропорт прибывает большей самолет северной авиакомпании, как он неспешно подкатывается к корпусам аэропорта, над которыми гигантской горой возвышается белоснежный храм "Течения". Храм таких размеров, что кажется, что он расположен рядом с этими корпусами. На самом же деле он находится на расстоянии десяти километров от аэропорта. Толпы людей со всех сторон стекаются к храму. Вот все собрались, загудело все вокруг в ожидании праздника. И вдруг разрывая землю и вспыхивая сотней Солнц со стороны аэропорта поднимается, сметая все на своем пути, зловеще прекрасный темно алый цветок. Еще мгновение и его рев разносит по всей округе весть о победе над неверными врагами и утверждает новый порядок и ход событий.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать