Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Повелитель Островов (страница 109)


17

В свете факела крыса прошмыгнула мимо ноги Шарины. Сквозь отдушины, имевшиеся в подземелье, девушка слышала звуки прибоя Внешнего Моря, хотя по ее подсчетам они уже спустились ниже уровня моря.

— Не самые роскошные апартаменты для наших гостей, а парни? — весело окликнул своих подчиненных Колин. — Но они у нас умненькие, сумеют приспособиться.

Ну точно, они находились ниже уровня моря. Подобно мельнице в родной Барке, замок сохранил кладку времен Старого Королевства: огромные камни, прилаженные друг к другу без следов раствора. Но здесь, несомненно, не обошлось без волшебства. И, конечно же, волшебник вполне мог обеспечить отвод воды в восходящем направлении.

— Пусть я не могу справиться с тобой самолично, Колин, — подала голос прокуратор, — но мне служит большим утешением мысль, что королева сделает это вместо меня. А она, в моем понимании, человек, еще более коварный, чем ты!

В голосе Азеры снова звучала прежняя властность. Шторм, беспредельность моря — все это могло сломить ее дух. Но никому, слышите — никому из людей не удастся запугать королевского прокуратора!

На Медера же было жалко смотреть. Колдун так трясся, что двоим стражникам приходилось тащить его по винтовой лестнице и по коридору из темного камня. Колин подозревал простую симуляцию, но Шарина знала: это не так. После того как солдаты отвязали волшебника от коня, за которым тот бежал всю дорогу, он был, конечно, измотан… Но лишь после того, как Колин привел его сюда, в подземелье замка, юноша начал дрожать и спотыкаться. Шарине не нравился Медер, но она получала достаточно доказательств его принадлежности к касте колдунов, чтоб сомневаться в этом. Здесь же все камни были пропитаны духом человека, выстроившего замок тысячу лет назад. Для восприимчивой психики Медера это было таким же потрясением, как заточение в огромный барабан, по которому колотил злой великан.

— Я понимаю! — закричал вдруг юноша и начал смеяться, — Я на самом деле понимаю!

Солдат, шедший слева от него, аж зарычал от злости. Он залепил оплеуху колдуну — не слишком ловкую, но весьма ощутимую.

Медер захромал.

— Какого черта ты это сделал? — окрысился другой солдат на товарища. — Желаешь тащить его на себе?

Медер продолжал идти, хотя глаза его при этом были закрыты, а колени подгибались. Наверняка, если б солдаты отпустили его, юноша попросту упал бы. Время от времени он издавал бессмысленное хихиканье.

С низкого потолка сочилась влага. Такие же капли выступали на витых колоннах, шедших посредине коридора. Двое солдат, возглавлявшие процессию, несли факелы, где-то на уровне пояса. И даже на такой высоте огонь шипел и парил, касаясь влажных стен.

Еще один факельщик шел рядом с Колином. Насколько смогла разглядеть по пути Шарина, наверху в замке были фонари и свечи. Скорее всего, Колин привез с собой в Гоналию предметы обстановки, соответствующие его понятиям о роскоши. Сюда, вниз, факелы взяли не без умысла: их мерцающий свет делал темницу еще более заброшенной и ужасной.

На самом деле они и так чувствовали себя отвратительно. Шарина по пути гадала, чем обычно питаются крысы. Определенно, они не выглядели оголодавшими. Самый крупный грызун весил не меньше нескольких фунтов.

— Эти темницы довольно обширны, не правда ли? — говорил Колин. — Наверное, первый владелец замка был очень интересным человеком.

Он засмеялся. Его добродушная болтовня, подобно горящим факелам, должна была сломить дух пленников. С Медером он напрасно старался: аура замка сделала из молодого колдуна безумца. Да и с Азерой это было бесполезно — слишком сильны оказались гордость и ненависть прокуратора.

Шарина твердо решила, что тоже не поддастся отчаянию, но находиться здесь, среди влажных черных камней… слишком это походило на погребение заживо. Ведь когда солдаты уйдут, они унесут с собой весь свет…

Наконец факельщик во главе колонны остановился — они достигли конца коридора. Перед ними были три двери в камеры.

— Бросьте мальчишку сюда. — Колин пнул прутья двери, что вела направо. Слово «мальчишка», как и все, что делал офицер до того, призвано было деморализовать пленника. И тем не менее в этом присутствовала доля правды. Несмотря на то, что самому Колину едва стукнуло тридцать, он обладал жизненной искушенностью, которой начисто был лишен Медер.

Зарешеченная дверь оказалась запертой. Факельщик отпер ее металлическим ключом, и дверь с противным скрипом отворилась. Солдат швырнул туда свой факел, чтоб дать возможность пленникам полюбоваться интерьером.

Пол камеры и задняя стена были без единой щели, очевидно частью скального основания, на котором стоял замок. Боковые стены демонстрировали каменную кладку толщиной в восемнадцать дюймов — все из того же черного базальта.

Длинные кости человеческих предплечий свисали с наручников, прикованных к одной стене. Несколько человеческих зубов валялись внизу в скользкой куче останков, но остальная часть скелета исчезла. Шарина представила себе крыс, роющихся в костях. И еще подумалось ей: а хватает ли им терпения дождаться смерти узника и лишь потом набрасываться на него?

С кривой усмешкой Медер посмотрел на Азеру.

— Мне следовало прийти сюда раньше, — произнес он все с тем же смешком. — Это так просто, когда вы…

Один из солдат, державших колдуна под руки, с ненавистью выругался. Они втолкнули его в камеру и с грохотом захлопнули дверь.

— Госпожу Азеру поместите напротив, — распорядился Колин, он говорил

нарочито небрежно, растягивая слова. — Тогда они с ее волшебником смогут любоваться друг на друга.

Он рассмеялся и продолжал:

— Хотя нет, подождите! Я же забыл: здесь не будет света… Какая жалость!

Шарина заметила, как двое солдат с отвращением переглянулись, пока их товарищ отпирал указанную камеру. Похоже, они не очень-то любят своего командира, приехавшего из Валлеса. Впрочем, это не мешало им исправно выполнять его приказания.

Азера проследовала в свою камеру с высоко поднятой головой и презрением во взгляде. В грубых отпечатках человеческих ступней на каменном полу собиралась вода. Подобные выбоины образуются в результате двадцатилетнего хождения туда-сюда по камере. Красные глазки сверкнули из лужицы и исчезли, оставив лишь мелкую рябь на воде.

Стражники заперли за прокуратором дверь. Петли были очень жесткими. Если придерживаться датировки каменной кладки — а именно, времен Старого Королевства, то железу давно бы полагалось проржаветь в таком влажном климате. Кости исчезают еще быстрее. Нет… кто-то пользовался замком, и вовсе не так давно, как считал Медер. Возможно, и не в прошлом столетии.

Стражники отперли дверь, расположенную в торце коридора Она была совсем маленькой — всего шесть квадратных футов76 пол и стены покрыты студенистым налетом — какая-то бледно-желтая дрянь поблескивала в свете факелов.

Колин положил руку на плечо девушки.

— Боюсь, эта камера для вас, дорогая, — сказал он. — Хотя…

Он улыбнулся, живо напомнив Шарине ласку перед клеткой с цыпленком.

— Знаете, — добавил Колин, — я уверен: мы сможем подыскать что-то более подходящее для такой славной девушки, как вы. Почему бы нам не подняться наверх и не продолжить обсуждение за легкой трапезой?

Офицер резво зашагал по коридору, все еще придерживая девушку за плечо. Солдаты, очевидно предупрежденные заранее, появились на лестнице. Факельщик, стоявший рядом с Колином, теперь шел впереди.

— Приятной ночи, Азера, — бросил офицер через плечо. — Возможно, завтра я пришлю кого-нибудь с едой для вас.

Шарина старалась сохранять прямую осанку и независимое выражение лица. Ей хотелось забыть о камнях за спиной. В темнице стоял запах соли и разложения. Так полагается пахнуть трупу моряка.

Колонны, которые поддерживали потолок, казались высеченными из скального грунта. В свете мерцающих факелов создавалось впечатление, что они корчатся от боли.

Она не станет плакать. Не станет умолять. Ноннус спасет ее.

Они сделали три полных круга по винтовой лестнице и поднялись в холл, который в свою очередь привел их в покои на первом этаже. Колин выбрал их для собственного проживания. Стены были все из того же вездесущего базальта, но заботливо покрытого гобеленами, на полу лежал свежий тростник.

Солдаты зажгли масляные лампы, прислонив свои факелы к массивному очагу. За окном еще завывал ветер, но в узкое окно была видна луна на небе — шторм пошел на убыль.

— Сюда, дорогая, — придвигая кресло с подушками поближе к огню, сказал Колин. — Еду принесут через несколько минут. Боюсь, ничего изысканнее, чем холодное мясо, сейчас не сыскать, но в будущем я прослежу за этим. Как вы понимаете, я не знал точного времени вашего прибытия.

Двое солдат вошли в комнату, неся уже накрытый стол. Там лежал сыр, ветчина и хлеб. Третий человек держал в одной руке пару бутылок вина, а в другой два бокала. Все они в качестве мажордомов смотрелись достаточно опытными и доброжелательными — неожиданный контраст после неприятного впечатления, которое они произвели своей жестокостью в гостинице.

Шарина аккуратно уселась лицом к огню. Спинка кресла имела небольшой уклон, очевидно, в нем полагалось сидеть, откинувшись. Именно такую моду ввели при дворе, и все аристократы Островов тут же кинулись копировать ее. Лора гордилась тем, что ее дочь знакома с дворцовыми порядками, другое дело — нравились ли они ей? Сейчас, во всяком случае, у Шарины не было ни малейшего желания вкушать пищу, лежа в кресле. И прежде всего, оттого, что именно этого желал бы Колин.

Солдаты поставили стол перед девушкой. Офицер придвинул второе кресло к противоположной стороне стола и сел, опершись на левый локоть и глядя на Шарину с характерной насмешливой улыбкой. Воспользовавшись сервировочной вилкой, он отрезал ломтик ветчины и протянул его девушке.

— Попробуйте, моя дорогая, — произнес он тоном радушного хозяина, — думаю, вам понравится. Из моего собственного поместья.

— Благодарю вас, — вежливо ответила Шарина. Но, вместо того, пальцами взяла кусочек сыра и надкусила его. Она чувствовала себя невероятно голодной и тратила огромные усилия, чтоб сразу не запихать весь кусок в рот, а потянуть удовольствие.

— И как долго вы ждали здесь, мастер?

Колин хохотнул и взял себе ветчины.

— Как мы пришли к нашей встрече, дорогая, — сказал он, — это дело прошлое и посему значения не имеет. Гораздо важнее нам с вами обсудить будущее. Ваше будущее. Ведь вы — весьма важная персона… для других. Необходимо, чтоб вы сами не упускали это из виду.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать