Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Повелитель Островов (страница 117)


5

Портал был великолепного небесно-голубого цвета. Таким видится весенним вечером восточный горизонт из Барки. Он висел в воздухе перед Гарриком — сотканный из света, он, тем не менее, не освящал ни пол в склепе, ни окружавшие его древние гробы. Юноша стоял в центре круга, нарисованного воском, а по обе стороны от круга сидели Теноктрис и Лиана. Свежая виноградная лоза, служившая колдунье атамом, подпрыгивала при каждое, слове заклинания, которое обе женщины произносили по очереди.

— …стерксекс! — выкрикнул Теноктрис, завершая этот своеобразный диалог.

Гаррик с мечом в руках шагнул сквозь светящиеся ворота и оказался на лесной тропе. Вздох изумления и облегчения вырвался у юноши: он-то ожидал…

Собственно, он не знал, чего ожидал. Чего-нибудь ужасного например, караулившего его лича или потока лавы, готового поглотить его при первом движении.

То, что он увидел, напоминало родной Хафт. Нет, конечно, не в точности — не хватало сосен, но березы, пекан и кизил выглядели совершенно привычными. Даже мохнатые стебли ядовитого плюща толщиной в руку, увивавшие ствол дуба, казались старыми приятелями, знакомыми с детства.

Дружище ядовитый плющ — с ним вполне можно было ладить. Он проживал свою жизнь, мечтая лишь об одном: чтобы его оставили в покое. Держись подальше, и он не станет цепляться к тебе своими опасными колючками и ржаво-красными побегами. Гаррик вложил меч в ножны и ощутил, как король Карус отступил поглубже в его сознании.

Вокруг стояла ранняя осень. Листья еще не начали облетать, но кусты кизила и ветви клена уже радовали глаз всеми красками пламенеющей палитры. В воздухе чувствовалась приятная свежесть, столь знакомая всем, кто гулял по берегу лесного ручья даже в жаркий июльский полдень.

Гаррик опустился на колени, чтобы лучше изучить почву под ногами. Никаких следов на ковре из прошлогодних листьев юноша не обнаружил. Судя по всему, этой тропой давно не пользовались. Она была достаточно широка для пешего путника или для всадника, не особо берегущего колени от придорожного кустарника.

Гаррик оглянулся на портал: он по-прежнему висел в воздухе. Хотя сквозь него можно было разглядеть все тот же осенний лес, юноша знал: переступи он порог, и вновь окажется в гробнице бор-Бенлиманов. Так говорила Теноктрис, а ей Гаррик доверял.

Да что там, он доверил ей собственную жизнь.

Юноша зашагал по тропе, борясь с желанием засвистать вслух знакомую мелодию. Наверняка идти было бы легче, но привлекать к себе излишнее внимание ему не хотелось. Над головой юноши перекликались птицы, где-то в ветвях стрекотали древесные лягушки.

— Помогите! — вдруг послышался женский крик. — Пожалуйста, помогите же мне!

Рука Гаррика сама прыгнула на рукоятку меча. Это был пока еще его меч в его руке, хотя смеющийся Карус уже подступил близко — как туман, заплывающий в окна. Юноша на опыте учился сохранять контроль над ситуацией даже в минуты опасности, когда эмоции древнего короля брали верх в его сознании. Впрочем, они оба знали, что Гаррик никудышный мечник. И если возникала нужда, Карус брал управление на себя. Уж он-то мог дать отпор, как никто другой.

Передвигаться по лесу было относительно легко. Папоротник и молодые побеги послушно поддавались напору Гаррика — он просто отодвигал их в сторону, как занавески.

Женский голос перешел в вопль. Судя по всему, он переместился куда-то влево, ярдов на двадцать от первоначального места. Однако разглядеть лучше не представлялось возможным: молодые деревья выбрасывали широкие листья как раз на уровне глаз, и они закрывали видимость, как развевающиеся флаги. Уже в дюжине футов ничего не было видно.

Гаррик остановился и замер, превратившись в зрение и слух. Крики прекратились, вместе с ними стихли все звуки, даже древесные лягушки замолчали.

Теперь женщина смеялась где-то совсем в стороне. Ее мелодичный смех удалялся, пока не затих.

Гаррик обернулся, решив вернуться на лесную тропу, и глубоко вздохнул открытым ртом. Бледно-зеленая листва уже не выглядела дружелюбной. Юноша внимательно оглядывался по сторонам, высматривая скрытую угрозу.

Ничего подозрительного он не заметил, пока не достиг того места, где, по его расчетам, полагалось проходить лесной тропе. Вместо нее он обнаружил мощеную булыжником дорогу.

В ветвях деревьев порхали птицы, на дороге тоже что-то голубело — это оказался зяблик, выискивающий зерна меж камней. Гаррик обратил внимание на слегка потемневшее небо, но объяснил сей факт наступающим вечером.

Поводов для беспокойства вроде бы не существовало, если не считать того, что в лесу невесть откуда появилась дорога. Юноша вполне полагался на свою способность ориентироваться, столь же незыблемую, как солнечный восход и закат. Ошибиться он не мор и тем не менее вот она перед ним — мощеная дорога. Простоявшая не одно столетие: корни деревьев проросли среди булыжника.

Гаррик снова вытащил из ножен меч. Он подумал было вернуться к порталу и убедиться, что тот все еще на месте. Остановил его страх увидеть нечто совершенно неожиданное.

Что ж, если не назад, значит, вперед, рассудил юноша и двинулся по твердым округлым булыжникам, насвистывая пастушью песенку, которую нередко наигрывал в Барке для своих подопечных. Пройдя еще немного, он спустился в заросшую дерном канаву, тянущуюся вдоль левой обочины. Дорога заворачивала немного назад и продолжалась дальше, в точности повторяя очертания пропавшей

тропы. Она шла, отклоняясь то влево, то вправо, в зависимости от того, где вылезали обломки скальной породы. И это тоже было нормально: такие препятствия легче обойти, чем пробить насквозь. Невинный природный ландшафт, лишь минимально подправленный человеческой рукой, вернее, ногой.

Примерно через четверть мили показалась каменная стена, похоже, сложенная еще во времена Старого Королевства. Во всяком случае, каменщики работали в стиле тех мастеров: крупные квадратные камни были уложены слоями без всяких следов скрепляющего раствора. Довольно высокая стена — футов двадцать в высоту, хотя в случае надобности Гаррик легко мог бы перелезть через нее даже с неудобным мечом на поясе.

Впрочем, такой нужды не было: дорога упиралась в высокую стрельчатую арку. Именно арку, а не ворота, как сперва показалось юноше. Вначале он подумал, что деревянные панели и металлические крепления выдраны из столбов с корнем. Но, обследовав проем, не обнаружил никаких следов обработки камня.

По ту сторону арки картина оставалась неизменной: лес и все та же ровная мощеная дорога. При желании ее можно было принять за зеркальное отражение того, что сейчас окружало Гаррика. С одной только разницей: сам Гаррик в пейзаже по ту сторону отсутствовал. Высокий молодой человек стоял перед «зеркалом» и гадал, что же делать дальше.

В конце концов, рассмеявшись, Гаррик шагнул под арку. Откуда-то повеяло прохладой. Над головой и вокруг были гладкие черные камни. Еще один шаг…

Мир, открывшийся перед ним, ничем не напоминал предыдущую картину.

Юноша очутился в пейзажном парке. Отовсюду доносился звук льющейся воды. Десятки мелких ручейков журчали в мшистых канальцах, падали со скал, старательно имитируя природный пейзаж. Это журчание, равно как и жужжание пчел над вехами, было достаточно громким: вы едва ли услышали бы человека уже на расстоянии двух шагов. Несмотря на это, действовали окружающие звуки успокаивающе.

В стенных нишах стояли скульптуры веселых, улыбающихся женщин. И еще: повсюду были цветы. Цветы в огромных количествах: они росли из маленьких стоячих водоемов, по обочинам каналов, карабкались на стены — куда ни кинь взгляд, всюду виднелись их розовые, голубые и лиловые чашечки. Причем как Гаррик ни старался, он не смог опознать ни одного из растений.

Стены, казалось, выросли — верхушки их прятались где-то вверху… Юноша погладил поверхность стены. Он почувствовал прохладу камней, потемневших от времени и твердых, как скала, из которой они когда-то были вырублены.

Самое же неприятное, что арка исчезла. С этой стороны стены вообще не было никакого прохода.

— О Гаррик, мы так долго ждали тебя! — раздались девичьи голоса — два, может, три…

Юноша резко обернулся. Поблизости никого не было, но белые цветочные гирлянды, свисавшие с подпорки, колебались, будто кто-то задел их, проходя понизу. Гаррик приблизился к цветочной завесе и, протянув руку, осторожно раздвинул ее. Лепестки казались влажными на ощупь. В воздух с возбужденным жужжанием поднялись пчелы, вечер был напоен летними ароматами.

Правая рука юноши легла на эфес меча, но замерла. По ту сторону цветочной занавеси тоже было пусто…

— Мы здесь, Гаррик! — снова послышался голос.

Юноша опять обернулся — теперь-то он увидел их. Шесть обнаженных девушек с волосами пастельных цветов появились будто из воздуха. Они окружили Гаррика, смеялись, тянули его за тунику.

— Мы так рады видеть тебя, Гаррик! — извиваясь, как горный ручеек, произнесла девушка с голубыми волосами. Нежными прохладными пальцами она обхватила левое запястье юноши. Две другие девушки — розовые и зеленые волосы — завладели правой рукой Гаррика.

— Пойдем с нами, Гаррик, — повторяли они на все голоса. — Мы так рады, что ты наконец-то пришел!

— Простите… — начал юноша. Он почувствовал не столько прикосновение, сколько отсутствие веса — его меч пропал. Девица с соломенными волосами отстегнула пояс, на котором он висел.

Гаррик обернулся, безуспешно дернулся. Хихикающая красотка отскочила в сторону и спрятала оружие за спиной.

Протянув руку, юноша попытался отнять свой меч. Но девица неожиданно поцеловала его и вырвалась из объятий. Руки ее оказались пустыми, не было меча и на клумбе с великолепными фуксиями, возле которой она стояла.

Все девушки весело рассмеялись.

Гаррику показалось, что краешком глаза он заметил сверкание рыбьей чешуи и мелькнувший плавник.

— Верните мне мой меч! — попросил он, чувствуя себя полным дураком. Интересно, что он станет делать с мечом, если в самом деле получит его обратно?

Девица с волосами грязновато-розового цвета взяла его руку.

— Пойдем с нами, — улыбнулась она, — ты получишь гораздо больше, чем свой меч.

— Пойдем с нами, Гаррик! — присоединились и остальные. Их волосы при движениях колыхались, как вода в маленьких озерцах.

Юноша оглянулся на заросшую диким виноградом стену — раньше там находилась арка, сквозь которую он попал в этот сад. Прикосновения девушек были легки, как летний дождь. Что ж, выбора у него не оставалось…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать