Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Повелитель Островов (страница 124)


Его грудная клетка теперь вздымалась и опадала быстрее, чем раньше. Но воздух утекал через отверстие в груди, и звук стал совсем тихим. Из раны вылезали швы, которые наложили бальзамировщики в Каркозе.

— На двери герб, — продолжал труп, воздух со свистом вырывался из него, казалось, он сейчас упадет, как марафонский бегун. — Гроздь винограда над черепом… над черепом…

Шепот прервался слабым кудахтаньем: у живого человека это был бы смех. В мертвом же теле это превратилось в механическое тарахтение. Нижняя челюсть начала отъединяться от черепа какое-то время она еще двигалась, затем сухожилия не выдержали, и челюсть отвалилась.

Труп осел, как песчаный замок под набегающей волной. Плоть начала неумолимо облезать, запах разложения стал невыносимым.

— Бенлоу в особняке, — проговорил Гаррик, пытаясь удержать в желудке кусок хлеба, который он недавно сжевал. — У него там потайная комната, о которой нынешние владельцы не догадываются.

— Теперь можно уходить, — решила Теноктрис. Тяжело дыша, она поднялась на ноги. — Бедняга Арам больше нам ничего не скажет. Думаю, для меня этого достаточно…

Они с облегчением вышли на свежий воздух.

— Хватай их! — раздались голоса в темноте. Из кустов неожиданно ударил свет фонаря и осветил их длинные изломанные тени на стене гробницы.

13

«Золотой Дракон» стоял вплотную к канату, оделявшему его корпус от каменной погрузочной платформы. По улице, отходившей от порта, в обоих направлениях с лязгом двигались повозки, груженные ящиками, баулами и бочками. Эрдин являлся крупным деловым портом, товары сюда поступали со всех сторон, и Кашел только диву давался, глядя на необычную форму их упаковки.

— Они говорят о тебе, — сообщила Мелли, по своему обыкновению дергая юношу за ухо и указывая на Фразу и незнакомого серианца — именно он встречал корабль в порту. — Кажется, хотят попросить тебя о каком-то одолжении.

Кашел стоял в конце очереди, выстроившейся на погрузочной платформе. Это Джен расплачивался с серианскими матросами по окончании плавания. Горцы столпились на носу «Золотого Дракона» вокруг таможенного инспектора, очевидно, привлеченные его роскошным форменным одеянием. Туника с роскошным фиолетово-золотым бордюром могла поразить воображение и менее искушенных зрителей. Кашел был уверен: эти низкорослые убийцы не замышляли ничего дурного против инспектора. Но блистательный чиновник, судя по виду, чувствовал себя в центре змеиного гнезда.

Что ж, в некоторых отношениях ядовитые гады были куда опаснее горцев (особенно если эти «дети природы» оказывались чем-то расстроены).

— Думаю, это мастер Латиас, посредник, — заметил Кашел. Внешне серианец сильно походил на братьев Джена и Фразу. И хотя его темно-синее одеяние отличалось от их коричневого, но пошито было все из той же блестящей материи.

— Точно, — подтвердила Мелли. — И что же ты собираешься им ответить?

А Кашел размышлял о том, чем сейчас занимается Илна. Ей бы понравился серианский шелк… В трюме его были целые горы, смотри — не хочу. Правда, Кашелу и смотреть особенно незачем. Все равно он не разбирался в этом так, как его сестра.

Юноша принюхался.

— Здесь невозможно пасти овец, — сказал он, оставив без внимания вопрос феи. — У них бы все ноги сгнили.

Мелли усмехнулась и прижалась к шее своего друга.

Матрос, стоявший перед Кашелом, получил свои деньги и отошел поболтать к группе людей, стоявших на берегу. Она состояла частично из моряков-серианцев, частично — из слуг и охраны Латиаса. Те, не являясь серианцами, понимали язык достаточно, чтоб пообщаться с матросами, жаждавшими потратить свои денежки.

Фраза и Латиас направились к Джену с Кашелом.

— Я же тебе говорила, — рассмеялась фея под ухом у юноши. Пока братья о чем-то шептались, посредник поприветствовал Кашела вежливым поклоном. Тот улыбнулся и неловко кивнул в ответ.

Латиасу еще не было тридцати, хотя сдержанная манера поведения, свойственная всем серианцам, делала его старше на вид. Вот и сейчас он стоял, сцепив руки, и терпеливо ждал, пока братья окончат беседу.

Фраза обернулся к Кашелу со словами:

— Сначала — ваши деньги, мастер Кашел.

Он стал отсчитывать серебряные монеты в раскрытую ладонь юноши. Это были хафтские анкоры, а не медяки и эрдинские сребреники, которыми расплачивались с командой. Без своих счетных палочек Кашел сбился со счета после первого десятка монет.

— Они дают тебе премию, — пояснила Мелли. — Серианцы славные, насколько это возможно для людей.

Затем с улыбкой в голосе добавила:

— Но они по-прежнему хотят, чтоб ты выполнил для них одно очень трудное задание.

— Это слишком много, — сказал Кашел, поскольку Фраза все продолжал отсчитывать монеты.

Джен и Латиас переглянулись. Посредник выглядел удивленным (насколько серианцы, вообще, могут проявлять эмоции), а на губах Джена мелькнула самодовольная улыбка.

— Латиас предложил нам очень выгодный обратный груз, — пояснил он. — Так как вы участвовали в первоначальных переговорах с ним, мы решили прибавить к вашей сумме еще комиссионные.

— Кашел, — вступил в разговор Джен, — я рассказал Латиасу о ваших незаурядных способностях, которые сослужили нам такую службу. Мне кажется, вы смогли бы помочь ему разрешить проблему, которая на данный момент выглядит безнадежной.

Посредник низко поклонился парню.

— Мастер Кашел, — произнес он, — если вы согласитесь пройти со мной в контору и выслушать мое предложение, то я удвою сумму, которую вы только что получили. Если же вы примете это предложение, то получите много, очень много денег.

— Если, конечно, выживешь, — добавила Мелли тем особым тоном, который приберегала для серьезных, с ее точки зрения, случаев. — Не знаю, что они хотят от тебя, но это, наверняка, окажется очень, очень трудным делом. Посмотри, это ведь написано на его лице.

Юноша посмотрел на деньги, которые держал в руках. Такого количества монет — серебряных монет! — он не видел в своей жизни.

— Ну, думаю… — сказал он, — большого вреда не будет, если я послушаю вас.

В сопровождении трех серианцев Кашел пошел по одной из улочек, отходивших от главной портовой дороги. Часть охраны

посредника осталась на борту «Золотого Дракона», чтоб охранять оставшийся товар до полной разгрузки. Заодно они освободили перепуганного таможенного чиновника от его галдящих поклонников. Остальные слуги обеспечивали безопасность маленькой процессии и расчищали им дорогу.

Юноша шел, помахивая своим полированным посохом, и старался не замечать толпы людей вокруг. Хорошо бы, если б они были овцами…

Они прошли двухэтажное здание со сводчатой галереей внизу.

— Здание Товарищества, — пояснил Латиас, заметив интерес Кашела. — Многие иностранные компании, судоходные и торговые, имеют здесь представительства. Внутренний двор арендуют матросы. Мое семейство тоже ведет дела отсюда, да и живет неподалеку. У нас своя отдельная фактория.

Он шевельнул бровями, указывая на глухую кирпичную стену, тянувшуюся на противоположной стороне улицы. Внутрь вел арочный проход. Слуги-серианцы отворили двери, чьи панели имели тот же синий цвет, что и одеяние Латиаса. Даже на туниках слуг были синие полоски.

Войдя внутрь, Кашел заметил три здания, а за ними — крышу четвертого. Все они соединялись непонятного назначения галереями с колоннами. Судя по всему, защиты от дождя они не представляли.

Неподалеку от серианских привратников околачивались двое здоровенных молодчиков, из местных. В руках у них были шишковатые дубины. На Кашела они посмотрели с профессиональной подозрительностью. Юноша про себя отметил, что он со своим посохом, пожалуй, сумел бы урезонить обоих. Похоже, парни пришли к аналогичному выводу, чем и было вызвано их недружелюбие. Ясно одно: в Эрдине серианцам не приходилось сталкиваться с проявлениями враждебности, которые Кашел наблюдал в Каркозе.

Слуги провели гостей в здание с черепичной крышей. Кашела поразили его окна: они были составлены из цветных стеклышек такого размера, который используется только в мозаике. Соединение отдельных кусочков требовало большого искусства — раньше, даже в Каркозе, Кашелу не доводилось видеть ничего подобного.

Внутри здания обнаружилась одна большая комната с раздвижными стенами, заменявшими двери. Бесшумно вошли слуги с подносами, на которых стояли разноцветные соки и нарезанные кусочками фрукты.

Посреди комнаты помещался низкий стол с четырьмя креслами: одно отдельно и три напротив него. У стен стояли металлические и окованные деревянные сундуки; на некоторые из них были изображены какие-то фантастические существа — литые и нарисованные.

Латиас жестом пригласил гостей садиться в кресла, сам уселся напротив. Кашел осторожно прислонил свой посох к стене и уселся с правого края.

— О-о… — услышал он голосок Мелли. Она указывала на особо яркий сундук у задней стены. Со всех его металлических стенок смотрел демон с собачьей головой, изображенный в красной эмали. — Ты только посмотри, Кашел! Они хотят, чтоб ты открыл его. Да уж, это будет нелегко!

Служанки — женщины с продолговатыми овальными лицами, опустившись на колени, предложили прохладительные напитки. Кашел взял стакан бледно-зеленого сока, он имел незнакомый терпкий вкус.

— Наверное, вы уже догадываетесь, о чем я хотел попросить вас, мастер Кашел? — вкрадчиво спросил Латиас.

Это была проверка. Юноша почувствовал, как напрягся рядом Фраза, — он не одобрял подобной игры. Проверка, которую затеял посредник, бросала тень не только на него самого, но и на братьев.

Такое оскорбление людей, которые на протяжении всего времени знакомства вели себя вполне достойно и честно расплатились с ним, разозлило Кашела. Он поставил стакан с соком на пол и резко встал.

— Если вы хотели, чтоб я открыл для вас ящик, — процедил он, кивнув на сундук, — то надо было по-человечески сказать это! Думаю, мне лучше уйти.

Латиас так и застыл с разинутым ртом — будто получил неожиданный удар в солнечное сплетение. Он распростерся на низком столике, обхватив шею руками, — жест, призванный демонстрировать его позор и унижение.

Джен и Фраза тоже поднялись.

— Мастер Кашел, — сказал Фраза, — поведение моего молодого соотечественника не имеет прощения. Но судьба целого рода зависит от выполнения задачи, стоящей перед ним.

— Умоляю вас, — добавил Джен, — примите мои с братом извинения за недостойный поступок Латиаса. Мы просим вас выслушать его.

Мелли закатилась хохотом и захлопала в ладоши.

— Будет знать впредь, как шутки шутить с моим Кашелом! сказала она. — Вот то-то!

— Господин, — проговорил Латиас, не отрывая лица от стола, — я готов на все, чтоб загладить свою вину. Я так долго жил среди бесчестных людей, что потерял собственное представление о чести!

— Да ладно вам… — залился краской Кашел. — Послушайте, вы лучше просто объясните мне, что вам надо, ладно? Сам не знаю, чего я так взбеленился…

Хотя, пожалуй, знал… Народ в его родной Барке не был каким-то особенным. Там так же хвастались и врали, как и везде. Но никому — слышите, никому! — из тех, кто знал Кашела, не пришло бы в голову сомневаться в словах Кашела. Или Илны…

Конечно, сейчас он не дома. И, скорее всего, никогда больше не вернется в Барку. Ему следовало бы привыкнуть к тому, что люди могут подозревать в нем лжеца. Просто смириться, как в свое время он смирился с тем фактом, что не умеет быстро соображать.

Латиас поднялся с коленей, но не поднимал глаз от пола.

— Мастер Кашел, — произнес он, — мой отец являлся главой нашего семейства на Сересе. Во время своих путешествий — например, сюда, на Сандраккан с целью проверки, как я управляю нашими владениями, — отец возил с собой изображения семейных святых. В данном случае это было просто необходимо, так как предстоял праздник, посвященный нашим предкам, ведущим происхождение непосредственно от богов. Мы должны принести им надлежащие жертвы на празднестве, которое состоится завтра…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать