Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Повелитель Островов (страница 133)


21

Пока тело Шарины безвольно лежало на полу в тронном зале, ее дух парил за дверью — в зале, заполненном личами. Внутренним зрением девушка увидела, как Ноннус стоит, прижавшись спиной к двери, очевидно, собираясь с силами. Затем ныряет в самую гущу серых тел, прежде чем те смогли сообразить, что происходит.

Пьюльский нож то и дело сверкал в лунном свете.

Раз — и лич упал с рассеченным позвоночником.

Раз — еще один лич упал: его череп раскрошен вдребезги рукояткой ножа.

Раз — и еще один — со свернутой шеей — присоединился к куче на полу. Шарина видела, как жесткие пальцы отшельника нырнули в глазницы монстра и резким движением, каким обычно утихомиривают зайца в силках, прекратили дерготню тела.

Ноннус снова отпрянул назад. Оживленные силой магии создания не знали ни страха, ни колебаний. Они тупо шли, карабкались прямо по телам своих павших товарищей. Те, что сбоку, двигались беспрепятственно, с застывшими серыми лицами, судорожно зажав оружие в костлявых руках.

Ноннус тяжело дышал. Теперь в одной руке у него был пьюльский нож, а в другой — обломок деревянной пики длиной в тридцать дюймов. Зловеще ухмыльнувшись, отшельник сделал выпад левой рукой прямо в гущу серых тел. Как результат: оттуда взлетела в воздух голова, по пути теряя ошметки желеобразной плоти. Это существо умерло сотни лет назад, сегодня оно упокоилось навсегда.

Ноннус все отступал, но вскоре уперся спиной в дверь — пространства для маневров не осталось. С обеих сторон на него навалились два лича, затем к ним добавился третий. За ними стояла толпа таких же бесстрастных созданий с бряцающим оружием. Слишком много для одного живого человека. Пока живого пока сопротивляющегося…

Когда движение в этой куче затихло, дух Шарины на волне черной безнадежной пустоты снова вернулся в ее тело, распростертое на полу в тронном зале.

— Фазоузоуэл эйстокама ноукаэл! — выкрикивал Медер. Он вместе с Азерой стоял внутри круга, нацарапанного на каменном полу с помощью шарининого кинжала. Мраморные прожилки плавились и пузырились, соприкасаясь с коричневой сукровицей, застывшей на лезвии ножа.

Прокуратор с надменным выражением лица смотрела в сторону двери, она не принимала участия в ритуале. Девушка невольно поразилась ее выдержке: наверняка, Азера была испугана, но закалка старой аристократки не позволяла ей проявлять свой страх.

— Апрафес! Эйнач! Адонес!

Дверь сотрясалась от ударов. Ржавый топор пробил резную панель по самым косяком и снова исчез. Пониже в двери застряло лезвие алебарды — личи атаковали… Используя деревянное копье как рычаг, они пытались отодрать дверь от косяка.

Шарина подумала, что, пожалуй, способность двигаться вернулась к ней. Можно было бы попробовать подняться, но зачем? Ведь смерть от руки оживших монстров положит конец ее ответственности… и чувству вины.

— Декокта ятеннаоуян заарабем! — взывал Медер. Голос его вибрировал от нетерпения, запрокинутое лицо в лунном свете выражало неистовую радость.

Девушка не знала, что именно планировал колдун. Но, судя по недавнему прошлому, снова нечто отвратительное — такое, с которым ни один порядочный человек не захочет смириться.

Союз топора и алебарды победил: верхняя дверная панель оказалась пробитой в нескольких местах. В образовавшиеся проломы лезли серые руки, чтоб поскорее убрать препятствие с дороги. Они выламывали дерево, не обращая ни малейшего внимания на длинные щепки, впивающиеся в неживую плоть.

Ноннусу бы не понравилось, как она думает о Медере! И еще ему не понравилось бы, что девушка, ради которой он умер, валяется на полу, безразлично наблюдая за победой зла.

Подсвечник, которым ее шандарахнули по голове, все еще валялся на полу рядом с Шариной. Подобрав его,

девушка встала у двери, ожидая, когда мерзкие серые твари закончат свою разрушительную работу.

— Намадон! Замадон! Тестис!

Дверь раскололась сверху донизу. Та половина, на которой крепилась защелка, шлепнулась на пол тронного зала. Двое личей толкнули дверь, и та поддалась, открылась внутрь. За ней как и предполагала Шарина, лежала куча трупов.

Девушка приготовилась, подняв в руке тяжелый подсвечник. Личи — уже мертвые создания, но, может быть, ее собственная кровь поможет Медеру обрести необходимую мощь?

— Шарина! — услышала она крик колдуна и инстинктивно оглянулась на звук своего имени.

Подняв левой рукой Азеру за волосы, он молниеносным движением перерезал ей глотку шарининым кинжалом.

Рот прокуратора широко распахнулся, но оттуда не вырвалось ни звука. Кровь хлынула на ее бежевое одеяние, а затем исчезла, растворилась в красном пламени, которое вспыхнуло по линии защитного круга и быстро побежало к потолку поверх черного трона.

Даже личи замерли. Колдун и его жертва скрылись в ревущем огне. Кинжал упал на пол и перевернулся, блеснув в свете костра. Странное дело, пламя не коснулось Шарины, хотя она стояла на расстоянии вытянутой руки от огненного круга.

Затем огонь как-то сразу исчез, будто рухнула защитная стена. Краснокожее чудовище с чешуйчатыми веками стояло в центре круга. Семи футов росту, с такими покатыми плечами, что его когтистые лапы почти касались пола.

— Я спасу тебя, Шарина, — проговорил демон хриплым голосом, отдаленно напоминающим голос Медера. Он сделал шаг вперед, скребя когтями каменные плиты.

Автоматически, все еще сжимая в руке подсвечник, девушка отступила в сторону. Она была слишком потрясена, чтоб напугаться.

Половина оштукатуренного потолка с грохотом рухнула, накрыв собой черный трон и почерневший от сажи пол. В воздух поднялось облако белой пыли. Пламя разгоралось в оголившихся потолочных перекрытиях.

Тот кто вдохнул жизнь в оживших мертвецов, не предусмотрел в них такой роскоши, как страх. Пара личей, застывших было в дверном проеме, очнулись и поперли на демона, размахивая своим оружием. Булава клацнула и отскочила от красного черепа. Удар копьем другого лича не достиг цели, потому что демон поймал стальной наконечник и скомкал его, как мальчишка, забавляющийся с одуванчиком.

— Я спасу тебя, Шарина, — повторил Медер в облике демона.

Он смял в одной руке обоих личей с такой силой, что, когда разжал пальцы, на пол посыпалась пыль костей, смешанная с желеобразной гадостью.

Покачиваясь на своих коротких ногах, демон двинулся в главный зал, где все еще толпились ожившие мертвецы. Они бросились в нападение с решимостью пчел, атакующих медведя-расхитителя. Столь же целеустремленно и столь же бесполезно… Демон крушил и расшвыривал противников. Не помогали ни латы, ни оружие личей.

Шарина упала на колени перед кучей мертвых монстров у дверей тронного зала. Она разгребала руками гниющую плоть и кости, порой рассыпавшиеся от ее прикосновения.

Ноннус лежал в самом низу, в правой руке он сжимал пьюльский нож. Лицо отшельника выглядело спокойным — таким же, как всегда.

— Пусть Госпожа накроет тебя своим плащом, мой друг. Пусть добрый Пастырь примет тебя в свое стадо.

Шарина обняла мертвое лицо Ноннуса и начала плакать… А демон, раскидав куски последнего оставшегося лича, обернулся с победной улыбкой на плоском безгубом лице.

— Я спас тебя, Шарина, — прорычал он. — Теперь ты моя. И направился в сторону девушки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать