Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Повелитель Островов (страница 16)


Райз пожал плечами.

— Конечно, Гвардия не вмешивалась, пока толпа не ворвалась во дворец. Это правда, но лично я всегда объяснял это скорее некомпетентностью, чем предательством. Никто, в общем-то, и не знает, как могло случиться, что Ниард и Тера оказались убитыми. Она ведь тогда ходила на сносях, то есть ее смерть вполне можно было бы отнести на счет естественных причин.

— Я и не знал, отец, что вы служили секретарем графини, — сказал Гаррик. Казалось, он весь сконцентрировался на покачивающемся ялике.

— Прошедшее время очень уместно здесь, мой мальчик, — холодно произнес Райз. — В Валлесе я был помощником госпожи Белкалы бос-Сармэн, так сказать, «особого друга» отца нынешнего короля. А теперь я — всего-навсего содержатель постоялого двора в забытой богом Барке. И к тому же женат на местной девушке с языком, подобным каменной пиле!

— Вы не должны говорить так, отец! — воскликнул Гаррик. В нем вспыхнул гнев. Он затмил глухое отчаяние, которое вызвал в нем отцовский рассказ о прошлой жизни и тон, каким он говорил — бесстрастно, как мясник разделывает только что забитое животное. — Вы настоящий мужчина, который много путешествовал и много повидал на своем веку! Кто еще в нашей деревне может похвастаться этим? Состарившись, я буду рассказывать своим внукам, что мой отец был необыкновенным человеком, не чета прочим здешним провинциалам.

— Нет! — крикнул Райз. Гаррик впервые услышал в его голосе яростную решимость — качество, необходимое человеку, сумевшему восстановить захудалую сельскую гостиницу. — Сын, я не желаю слышать от тебя подобных слов! Если я и сделал за свою жизнь что-то полезное, так это вырастил тебя умным человеком!

Отец схватил Гаррика за правое запястье и перевернул его руку ладонью вверх.

— Посмотри на это, — сказал он. — Ты прочел героические поэмы, мой мальчик. Так знай, во времена истинного величия Островов, когда королевское звание кое-что значило… так вот, в те времена короли были выходцами с Хафта! Такие руки, как у тебя, держали скипетр — а если надо, то и меч. Никогда не отказывайся от своего наследия, сын!

Гаррик облизал пересохшие губы. С берега доносились едва слышные обрывки мелодии — это вполне могла бы быть и птичья песня.

Простите меня, отец, — произнес юноша. — Я не хотел сердить вас. Но все равно вы не должны считать себя неудачником. Потому что это не так.

Райз порывисто сжал руку сына, затем ослабил хватку и потянулся куда-то за свое сиденье.

— Нам не дано знать, что с нами могло бы случиться, — задумчиво сказал он. — Но я потрудился не хуже многих, это правда. В том числе — вырастил настоящего мужчину.

Он рассмеялся, чем поверг Гаррика в совершенное изумление, затем добавил:

— Да и кто знает? Возможно, Барка больше нуждается в содержателе постоялого двора, чем Валенс Второй — в главном распорядителе…

— А? — прочистил горло Гаррик. — Похоже, нас потихоньку сносит. Может,

выгрести обратно или…

«Или вернуться к берегу и покончить с этим тягостным разговором?» — услужливо закончил его внутренний голос.

— Подожди минуту, — резко произнес Райз тоном человека, который принял решение — он снова был мужчиной, к которому привык Гаррик.

Райз развязал свой кошелек, достал оттуда маленький кожаный мешочек и вручил юноше.

— Вот, — сказал он. — Это твое. Мне нет дела, что ты сделаешь с ним: будешь носить или нет. Твое дело.

Он снова потер лоб и поднял глаза на сына.

— Я всегда старался честно выполнять свои обязанности, — тихо добавил он. — Всегда старался.

Мешочек оказался неожиданно тяжелым. Гаррик распустил завязки и запустил пальцы внутрь вместо того, чтобы вытрясти содержимое на ладонь, как сделал бы это на твердой земле и при лучшем освещении. Ощущая отцовский взгляд, он достал оттуда монету на шелковом шнурке.

Гаррик поднес ее к глазам, пытаясь разглядеть. Она была меньше тех бронзовых кругляшков, которыми пользовались в качестве денег жители Барки — диаметром примерно с сустав большого пальца Гаррика. Одна сторона монеты казалась абсолютно гладкой, на другой виднелся чей-то портрет и полустертая надпись на Старом Языке. Это все, что он сумел увидеть в неверном лунном свете. Кто знает, может, завтра днем удастся разглядеть получше… Вес монетки оказался весьма ощутимым. Гаррик зажал ее в руках, вдруг испугавшись, что может уронить и потерять отцовский подарок.

— Да ведь это золото! — вдруг понял он.

— Да, — твердо кивнул Райз и ничего больше не добавил.

— Но зачем вы даете ее мне? — спросил Гаррик. Металл холодил ладони, а шелковистый шнурок казался живым.

— Потому что она принадлежит тебе, мой мальчик, — сурово ответил отец. — Ты имеешь право носить ее. Вот и все. А теперь давай-ка возвращаться, пока Тарбан не обвинил меня в краже его имущества, а этот завистливый дурак Катчин не обложил штрафом.

Но Гаррик не сразу повиновался.

— А вы, отец, носили ее? — спросил он. Легкие волны бились о борт ялика, их и в самом деле сносило.

— Монета не моя, чтобы носить ее, — ответил Райз. — Я просто хранитель и должен был отдать ее тебе, когда придет время. Поступай с ней как захочешь.

Гаррик поднял шелковую петлю и, помедлив, надел себе на шею. Он почувствовал, как монетка скользнула под тунику.

— Я понял, отец. — Юноша снова развернулся на своем сиденье и взялся за весла.

Двумя мощными гребками он выровнял лодку. Гаррик ощущал присутствие чего-то большого и опасного. Он не знал, что это такое и чего оно хочет от него, Гаррика ор-Райза.

Но чувствовал, как покачивается у его груди монета, и вместо страха ощущал яростную радость и готовность все принять.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать