Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Повелитель Островов (страница 93)


— Эй, пьюлец, — окликнул он отшельника. — Ты уже старик, и не сможешь удовлетворить молодую жену. Мы думаем, лучше тебе добровольно уступить ее нам, чем потом наблюдать, как она тайком будет бегать к более удачливым мужчинам.

Шарина выдернула свой топор из веревочной петли, презрительный смех Ноннуса прозвучал отголоском ночного кошмара. Он сделал несколько шагов к борту лодки, не отрывая взгляда от молодежи.

— Кто посмеет отнять у меня моих женщин? — громким вызывающим голосом спросил он, пританцовывая на месте. Вскочив на костяной бортик, он несколько раз перекинул дротик из одной руки в другую. — Кто этот смельчак? Может, ты, Трехпалый, желаешь сразиться со мной?

Парни невольно подались назад. На них с интересом взирали зеваки — в основном детишки из королевского дома.

— Мы не можем сразиться с тобой, так как у тебя металлическое копье, — пробормотал один из гребцов Лежебоки.

Ноннус так резко спрыгнул с бортика, что даже Шарина (которая ожидала чего-то подобного) не успела глазом моргнуть. Еще в прыжке отшельник перекинул дротик из правой руки в левую, а, приземлившись, выхватил гарпун Трехпалого у его владельца.

Юноша ахнул и отскочил назад, столкнувшись со своими товарищами.

Ноннус с силой метнул похищенный гарпун в грудь говорившему, правда, не острием, а древком вперед. Хрустнули ребра, несчастный парень опрокинулся на спину, судорожно ловя воздух открытым ртом.

— Так вы боитесь моей стали, мелкие людишки? — воскликнул отшельник, вспрыгивая обратно на бортик. — Напрасно. Бойтесь меня! Меня бойтесь!

Этот эпизод вызвал у компании молодежи приступ веселости. Все разразились хохотом, за исключением Трехпалого и бедняги, который по-прежнему лежал, молотя ногами и пытаясь вдохнуть хоть глоток воздуха. Один из его бывших товарищей презрительно пнул его, когда тот чуть не задел его в своих судорогах.

Все еще смеясь, ватага разбрелась кто куда. Несчастному пострадавшему наконец удалось перекатиться на живот, и теперь он, поскуливая, отползал в сторону — от греха подальше.

Ноннус остановился возле Шарины.

— Думаю, теперь все будет в порядке, — сказал он. — Но ты все равно не отходи далеко от меня.

Девушка кивнула.

Медер и старуха с татуировкой сидели на корточках в углу помоста. Обратившись лицом друг к другу, они о чем-то беседовали. Колдун держал в руках нечто, похожее на гравированный клык моржа, и рьяно жестикулировал. Тусклый завиток красноватого света поднимался с поверхности помоста перед ним.

7

Илна стояла у окна. Услышав стук в дверь — тихий, извиняйся, она не шелохнулась. Мгновение спустя, поняв, что ее не оставят в покое, откликнулась:

— Войдите, — и продолжала глядеть в наклонное створное окно.

Шум из располагавшейся внизу скобяной лавки проник в открытую дверь и снова смолк, когда Белтар плотно притворил ее за собой.

— Я пришел взять еще кружев, если они готовы, — робко проговорил он. — Некоторые из покупателей очень настойчивы. Они… э-э, привыкли получать то, что желают.

— Высший свет Эрдина, — ровным тоном констатировала девушка. — Нити для моего узора.

Три кареты и паланкин с красными плюшевыми занавесками стояли внизу, загромождая проезд. Их владельцы толпились в лавке Белтара. Пожалуй, хорошо, что он предоставил Илне помещение здесь — в доме напротив, а не на своей собственной площади. Так гораздо меньше беспокойства. Узор продолжал плестись, даже когда Илна не думала о нем.

— Еще я хотел спросить, госпожа, — кое-как выдавил из себя торговец, — должны ли мы ограничивать количество товара, которое отпускаем в одни руки? Как вы считаете?

Девушка не оборачивалась: она знала, что Белтар предпочитает разговаривать с ее спиной, а не смотреть в глаза. Илне же это было совершенно безразлично — мужчина являлся частью узора и занимал соответствующее место.

— Меня это не касается, — резко ответила она. — Я уже говорила вам: все деловые вопросы в вашем ведении.

Она обернулась и в упор посмотрела на торговца:

— Попрошу больше не беспокоить меня по такому незначительному поводу.

Тот непроизвольно подтянулся и щелкнул каблуками.

— Да, госпожа, — легкое подергивание в уголке рта выдавало его нервозность. — Вот только…

Он помялся, выбирая слова, и продолжил:

— Все верят в силу ваших кружев. И считают, что чем они длиннее, тем большим эффектом обладают.

— Совершенно верно, — усмехнулась Илна. — Благодаря моим тканям женщины привлекают внимание мужчин. И чем больше использовано материи, тем больший интерес она возбуждает.

Жилье, которое занимала девушка, представляло собой крытую галерею на втором этаже здания. Три скошенных окна обеспечивали прекрасное освещение с утра до вечера, хотя, по правде говоря, это не имело большого значения для Илны. Она могла работать и в полной темноте и ни разу не ошибиться с нитью.

Белтар арендовал комнату без мебели, такой они ее и оставили. Добавилась только кровать с соломенным тюфяком и шесть ткацких станков — от мала до велика. Ну и, конечно, корзины с отменной пряжей — сырье для работы. Наверное, трудно было найти узника в тюрьме или святого отшельника, который жил бы проще, чем Илна ос-Кенсет. И тем не менее этой девушке предстояло стать одной из самых могущественных персон на Сандраккане.

Лицо Белтара побелело, Илна только улыбнулась.

— Ты — несчастный глупец, — с пренебрежением бросила она. — Ты ведь считал все это шарлатанским трюком, не правда ли? Я собиралась запустить слух, будто мои ленты приносят удачу в любви, чтоб глупые женщины поверили в это. Не спорю, может, они и глупые, но фокус в том, Белтар, что они покупают именно ту вещь, которую собирались.

Торговец закрыл глаза.

— Я не могу позволить кому-нибудь еще прикасаться к этим лентам, — тихо сказал он. — Я даже собственной жене не доверяю. У меня есть женщины, из самых богатых в Эрдине, которые предлагали мне десятикратную цену за вашу продукцию.

Илна прикоснулась к кружевам, которые она начала плести как раз перед приходом Белтара — они были шириной всего в палец. Узору же полагалось быть в два дюйма, к тому же повторяться три раза. Впрочем, раз на раз не приходилось…

Для этого образца она не стала брать крашеную пряжу и использовала нить всего двух оттенков: натуральную и отбеленную. Обычно сырью животного происхождения — овечьей пряже или шелку девушка предпочитала лен, но в принципе могла

работать с любым материалом. В своих произведениях она не ограничивалась одним-единственным рисунком, изделия Илны представляли собой сложное переплетение тысяч нитей, соединенных в некое подобии танца — неожиданном и сложном, как сама жизнь. От них трудно было отвести взгляд, хотелось рассматривать их, следовать за ходом нити, чтоб дойти до конца и постигнуть это произведение искусства.

— Подыми цены, Белтар, — посоветовала девушка. — Как, решай сам. Можешь нарезать кружева на мелкие кусочки или же придерживать мои изделия в течение месяца, а затем продавать всем желающим по новой цене.

Ее голос неуловимо изменился:

— Но, какой бы путь ты ни выбрал, тебе придется зарабатывать больше денег. Поскольку я хочу, чтоб ты снял мне дом на Дворцовой Площади вместо этой халупы.

Она подарила торговцу кривую улыбку.

— Видишь ли, я собираюсь упрочить свое положение в свете.

— Но, госпожа… — побледнел тот. — Жить там могут позволить себе только аристократы! Дома на Дворцовой Площади крайне дорогие. Сумма аренды в сто раз превосходит стоимость всего моего имущества!

— Ну так подними цены, — отрезала Илна. — Я же сказала тебе — детали меня не интересуют, мне нужны результаты.

Она снова отвернулась к окну. Там появился еще один экипаж. Слуги в ливреях громко спорили и размахивали кнутами, испуганные пассажирки выглядывали в окна. Эдак недолго и до открытой потасовки.

— Будь уверен, они заплатят, — сказала вслух Илна. — Богатые бездельницы — они выбрасывают сумасшедшие деньги на сомнительные средства для разглаживания морщин, которые к тому же не действуют! Отчего бы им не заплатить за мой товар? Вместо того, чтобы тратить целые состояния на драгоценности, наряды, косметику и достигать результата кружным путем, они могут получить то, что жаждут, благодаря моим кружевам. Все мужчины будут их — причем сразу и гарантированно!

— Ясно, госпожа, — произнес Белтар. Несмотря на свой несчастный тон, кажется, он, и в самом деле, начал понимать, что к чему. — Я разузнаю насчет особняков на Дворцовой Площади.

Он смущенно хихикнул.

— Даже и не знаю, где найти агентов для подобного дела… Но, несомненно, они есть. И я, конечно, подумаю о нашем прейскуранте цен. Вы наверняка правы в этом вопросе.

Внизу разгоралось настоящее сражение. Трое носильщиков паланкина вынуждены были вскарабкаться на крышу кареты, в то время как кучер колотил их деревянным кнутовищем. Рядом стояла женщина в кружевной мантилье, криво свисавшей на серовато-голубое платье. Она пронзительно кричала, подбадривая непонятно какую сторону.

— Да, — улыбнулась Илна. — Я абсолютно уверена в своей правоте.

Первые образцы ее кружев ушли к прислуге и женщинам легкого поведения по весьма умеренной цене — меньше, чем они заплатили бы за поддельное любовное зелье. Но слухами мир полнится… И очень быстро.

— Высший свет Эрдина, — снова прошептала девушка. Сказать, что она их ненавидела, было бы неверно. Вряд ли они достойны ее ненависти… Просто-напросто нити, которые Илна использовала, создавая нужный рисунок.

— Простите мне мой вопрос, госпожа, — прокашлявшись, произнес Белтар, — не думали ли вы о том, чтобы взять себе в помощь подмастерье?

Она посмотрела на торговца — тот стоял, съежившись, теребя в руках модный лиловый берет. Похоже, он приготовился к вспышке гнева в ответ на свой слишком смелый вопрос.

— Я не могу научить других тому, что знаю, Белтар, — с непривычной мягкостью сказала Илна. — А если б и могла, то вряд ли решилась бы передать это какой-нибудь дурочке, которая не сделала мне ничего плохого.

— А, — кивнул торговец, хотя было ясно: он ничего не понял. — Я просто подумал, что при таком спросе…

Голос его пресекся. Глядя в окно, чтобы не встречаться глазами с Илной — хотя улицы не было видно из того угла, где он стоял, Белтар еще раз откашлялся и продолжал:

— Так если у вас все же есть готовые кружева, я бы забрал их в магазин…

— В ближайшие день-два ничего не будет, — спокойно объявила девушка. — У меня есть собственная задумка, над которой я планирую поработать. А ты можешь пока закрыть свой магазин и заняться домом на Дворцовой Площади. Зато когда ты снова откроешься, они будут просто умолять взять их деньги.

Илна прошла к двойному ткацкому станку, который занимал чуть ли не полкомнаты. Он предназначался для работы с шелковой нитью, и сейчас на раме красовался лоскут шириной в ладонь. Ткань была столь тонкой и прозрачной, что Белтар даже не разглядел ее.

Девушка поправила челнок, торговец повнимательнее пригляделся к раме — нет по-прежнему он ничего не видел… может, только легкое искажение солнечного света, льющегося из окон. Но поскольку Илна что-то там делала, то Белтар почти готов был попустить существование некой волшебной субстанции, ткани, тонкой, как паутинка, и прозрачной, как родниковая вода.

Почти… Он почувствовал вдруг приступ желания, такого мощного и первозданного, что не мог даже подобрать к нему название. Не просто вожделение, нет — скорее это напоминало ту жизненную силу, которая по весне заставляет зерно тянуться сквозь толщу земли к солнцу. Белтар судорожно вздохнул и отвел взгляд, невольно согнувшись — будто получил удар в пах.

— Как скажете, госпожа, — прошептал он, направляясь к выходу. — Я вернусь после того, как посмотрю дома на Дворцовой Площади.

Торговец поспешно притворил за собой дверь и какое-то время стоял, прислонившись лбом к стене и пытаясь восстановить дыхание. Ему почти удалось справиться с вулканом чувств, которые проснулись в нем при взгляде на работу девушки. Так же, как раньше, в день их встречи, удалось выкинуть из памяти заманчивую картину, которую Илна показала ему у прилавка его магазина…

Но один вопрос не давал покоя Белтару. Если сила чар колдовской ткани зависела от ее размеров — так гласили слухи, да и девушка сама не отрицала сего факта, — то каково же будет воздействие этого изделия, после того как Илна его закончит?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать