Жанр: Боевики » Николай Иванов » Чистильщики (страница 20)


— Но гордая, — на этот раз с уважением, а не ради поддакивания, произнес Олег.

Ему ли не знать, сколько таких одиноких льют слезы у каждого встречного-поперечного на плече или цепляются за шею хваткой утопленника. А эта еще и отбривает жалеющих. Характерец. Может, он как раз и помогает ей выжить? Или наоборот — осложняет и без того нерадостную жизнь?

— Ты уж с ней, сынок, как-нибудь пообходительнее. Если нет внимания, так хоть с уважением, — попросила мама, в очередной раз потеряв надежду на семейное обустройство сына.

Олег поднялся, поцеловал ее в седые волосы:

— Лучше скажи, где мои вареники? Да, и главное — я ведь лечу в командировку в Симферополь! К теть Гале заехать?

— Правда? Ой, а у меня же ничего не приготовлено. Может, рыбку — ей? — Она схватилась за гостинцы, забегала глазами по кухне, словно самолет стоял уже на взлетной полосе. — Она чай любит, надо чаю купить. Что ж так неожиданно-то? И что молчал?

— Мама, я все куплю, с пустыми руками не заявлюсь, — успокоил Олег. — А когда появится Надя, извинись за меня. Ладно? Я был не совсем корректен с ней. Прости и ты. Давай и ей одну рыбку отложим, а когда увидитесь — ты и отдашь. Только не говори, что от меня, а то не возьмет.

— Дураки вы, молодые. Давай есть вареники. А Гале я все же соберу сумочку. Повезешь и никуда не денешься.

Повезет. Ради встречи с Зоей — на горбу понесет любой узелок и любую сумочку. Неужели они встретятся?

— Эй, ты где? — позвала мама. — О чем думаешь?

Запищал мобильный телефон, оставленный в кармане пиджака. Олег недовольно посмотрел в сторону вешалки:

— О чем думал — то ушло. А вот сейчас наверняка скажут, над чем предстоит ломать голову.

Звонил, и в самом деле отменял слезы, оставшиеся от отпуска, оперативный дежурный:

— Товарищ майор, вас срочно разыскивает начальник оперативного управления. Просит прибыть на службу. Немедленно.

— Черт! — в сердцах Олег ударил кулаком в обитую дверь. Торопливо набрал номер Майстренко. — Жора…

Тот перебил, уже зная обо всем:

— Дозвонились? Мы с Клинышкиным сказали, что не можем тебя найти.

— Но что случилось? Бегун, что ли, на дистанции объявился?

— Да нет…

Жора замялся, и Олег безошибочно угадал свой утренний просчет, когда с легкостью, не думая о последствиях, пообещал начальнику заняться вместо Майстренко архангельским охотничьим делом. Оно?!

— Что? — все же попросил уточнений. Вдруг ошибается?

— Что-то с архангельским охотхозяйством, — подтвердил Жора и торопливо, оправдываясь, добавил: — Мне рапорт подписали, с сегодняшнего дня.

— Жора, еду. Вернее, иду, — сказал через мгновение самому себе, вспомнив о выпитом. Но подумал и упрямо поправился: — А все-таки еду.

Мама стояла уже рядом и из услышанных фраз пыталась понять, что ждет сына.

— Скорее всего, поездка в Крым отменяется, — посмотрел на нее Олег.

— Жалко, — искренне огорчилась та. — Тетю Галю не увидишь.

«И не только ее».

— Не то слово… Ты вот что — заверни-ка рыбку для Нади. Когда освобожусь, я сам завезу ей.

Узнать пришлось довольно серьезное.

Лишь войдя в кабинет своего генерала и увидев там еще одного — начальника Управления собственной безопасности, а в уголке и своего Николаича, понял в очередной раз: отпуск летом для оперативника так же мифичен, как северное сияние над Сочи. Тем более, у приставного стола сидел незнакомый парень.

Спасибо, собственный генерал не стал ни лукавить, ни упрашивать: крохи надежды рассыпал по ветру с первой минуты.

— Мы знаем ваш объем работ, знаем о прошедшей командировке, — напомнил ненароком о синяках и царапинах. — Но, поскольку семейное положение Майстренко не позволяет ему больше отлучаться из дома, а ДОР передано вам…

Все же замялся. Хотелось верить, что вспомнил: перед ним не машина-робот, а человек, у которого тоже бывают свои проблемы.

— Товарищ капитан из ФСБ, он пояснит.

«Товарищ из ФСБ» повторил слово в слово то, что наверняка говорил перед приходом розыскника собравшимся:

— В поле нашего зрения попал человек, который в прошлом году несколько раз приезжал из Бельгии охотиться в Архангельскую область. Как раз к тому егерю, которым занялась ваша налоговая полиция. — Капитан повернулся за подтверждением к генералам, оба кивнули. Но в дальнейшем выяснилось, что гость еще раз просил подтверждения, можно ли раскрывать карты вошедшему майору с лейкопластырями на лице. — Сейчас охотник в Москве, но уже в роли представителя некой компьютерной корпорации, работающей на космос. А по нашим данным, он не кто иной, как полковник РУМО — военной разведки США.

— И это дело объединяется в одно? — попытался выяснить главное для себя Штурмин.

— Оно не объединяется, а начинает проводиться совместно, — охотно расставил фигурки, но в своей последовательности, капитан. — У нас пока нет никаких зацепок к полковнику, а вы официально ведете розыск егеря, с которым наш объект неоднократно соприкасался.

— Короче, мы лишь прикрытие.

Олег посмотрел на Николаича: налоговая полиция согласна с уготованной ей ролью подсадной утки? Тот прикрыл глаза: вопрос решен не нами, успокойся и не возникай.

— Когда и куда? — не менее традиционно, чем москвичи насчет погоды, поинтересовался Штурмин. Тем самым отрезая пути к отступлению.

Зато какое удовольствие доставил генералу! Как горд был тот решительностью и готовностью ввязаться в драку со стороны своего подчиненного, которому только утром подписал рапорт на отпуск. Посмотрел на фээсбешника: вы довольны ходом? Следующий — ваш.

А что тому ходить? У ФСБ время и возможности

по сравнению с другими спецслужбами, никогда не ограничивались. Право выбора цвета фигур, первого хода, условий игры — тут у них всегда заказывается и неизменно выпадает орел.

— Чтобы всех больше не задерживать, мы с товарищем майором обговорим дальнейшие вопросы сами.

Представителю Лубянки, оказывается, кроме всех перечисленных благ предоставлялись дополнительные возможности: убирать зрителей из зала, переносить игру в любое другое место и на любой час. Как тут не стать гроссмейстером? Дай Клинышкину подобные полномочия, он через неделю сможет командовать Николаичем, а через две — генералом…

Генерал пока перехватил на полпути Олега. Пожимая локоть на удачу, попросил постараться:

— Вопрос государственной безопасности. На контроле у правительства.

«Дело Богдановича тоже на контроле у правительства, — мысленно возразил и постоял за свою службу Штурмин. — И количество „бегающих“ денег — не меньшая опасность для государства».

Но что делать, коль играешь черными. В шахматах при таких дискриминационных условиях в лучшем случае уповай на ничью. А тут еще рыбу для Надежды взял. Протухнет, бедная, пока он освободится.

Фээсбешнику словно бабка в ухо шепнула, сам предложил, лишь вышли на улицу:

— Давай перенесем все на завтра. Не против? Тогда жду тебя в девять утра у второго подъезда. Наше основное здание на Лубянке знаешь? Меня зовут Игорь Николаев. Почти композитор, но не из той оперы.

Не стал возвращаться и Олег. Сев за руль автомобиля, вслух проговорил:

— Продан.

Здание за спиной вновь легко и спокойно засосало его в воронку своих проблем, оставив лишь легкое воспоминание о нежданно свободном сегодняшнем дне. Да не менее легкий, проступивший сквозь пакет запах рыбы. Вот куда нужно ехать — к Наде. К колючей и беззащитной женщине. Он не станет извиняться или давать какие-то обещания, просто вручит рыбу и попросит чаю. Если умная, поймет, что приехал с повинной. Хотя, по большому счету, детей с ней, как в Калининграде с Татьяной Сергеевной, не крестить.

Память не подвела на калитку, за которой прошлый раз скрылась девушка. Но на этот раз на гул мотора выглянула девочка.

— Сударушка, ответьте, пожалуйста: тетя Надя здесь живет? — уточнил все же Олег у юной дачницы.

Та заулыбалась ласковому обращению и сразу выложила всю имевшуюся в семье тайну:

— Это моя мама. Мы с ней вместе здесь живем. Затворницами.

— А она дома?

— Нету. Она в гостях, у соседей. А вы кто? Не хулиган?

— Сударыня! Как можно! Я — мамин знакомый. Держи, — Олег выставил в окно пакет с рыбой.

Девочка огляделась по сторонам, выбежала из укрытия, схватила подарок и юркнула обратно в свою норку. Олег, поискав в салоне машины хоть какое-нибудь угощение, сорвал с ниточки фигурку милиционера, привлекшего в прошлый раз внимание Нади. Протянул девочке:

— Возьми от меня на память.

Второй раз девочка действовала смелее и медленнее. Но у машины все равно не осталась.

— А мама скоро придет?

— Обещала скоро. Она к соседям пошла, там бабушка старенькая одна, ей помогать надо. А мне сказала, чтобы я никому не открывала дверь и ни с кем не разговаривала. Ой! — спохватилась она, посмотрев на улики — подарки в руках. — Она ругаться станет!

— А мы давай скажем, что на лавочке нашла, — приобщил ее к тайне Олег. — Но к машинам лучше в самом деле не подходи, мало ли кто чужой подъедет. Хорошо? Обещаешь?

— Хорошо. Просто мне скучно все время одной.

Олег вылез из машины и сразу увидел Надю. Она бежала от соседнего домика, увидев остановившуюся машину. Узнав водителя, перешла на шаг, переводя дыхание и успокаиваясь. В спортивном костюме, с короткой прической — ни дать ни взять вышедшая на вечернюю тренировку спортсменка.

— Вот, — загодя начал разводить в извинении руками Олег. — Мама сказала, что вы забыли рыбу.

— А при чем здесь вы? — спортсменка в одночасье превратилась в ежа.

— Я? Собственно… вы сами говорили: будете проезжать мимо, можете завернуть. И чай обещали, — нырнул, как в прорубь, с просьбой побыть в гостях.

Как долго и пристально смотрела ему в глаза Надя! Олег не задергался только потому, что лично ему от девушки ничего не требовалось. Дочка ничего не поняла в молчаливом сражении взрослых и неожиданно выступила старейшиной, примиряющим враждующие стороны.

— А нам дядя вот что подарил! — выставила она руки.

Надя узнала фигурку милиционера, и подобная жертва Олега смягчила ее сердце. Показала на ворота:

— Пожалуйста. Вика, бегом ставь чайник.

— А мы же только что пили чай, — выдала маму дочка.

— Но гость-то не пил. Он тебе подарки, а ты? — началась педагогическая поэма кандидата в кандидаты. — Набери водички и включай плиту.

Девочке не хотелось отрываться от щедрого гостя, но терять доверие мамы не решилась. Оглядываясь, побежала к дому по узенькой плиточной тропинке среди цветов. А Олегу одного взгляда оказалось достаточно, чтобы увидеть массу мест, к которым требовалось прикоснуться топором, пилой и гвоздями. И зимой, конечно, здесь не выжить: заметет, выстудит. Так что жизнь заставит, как ни горда Надя, а вернуться домой. Где на кухне крутится уже другая хозяйка…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать