Жанр: Боевики » Николай Иванов » Чистильщики (страница 21)


Комнатки были крохотные, кухня еще меньше, в ней и обнаружилась крутившаяся в фартучке Вика. Олега, начавшего засучивать рукава, Надя собственноручно вытолкнула прочь:

— Вика — девочка самостоятельная и вполне хозяйственная, все сделает сама. И потом позовет к столу. Проходите в комнаты. И туфли не думайте снимать, тапочек нет, а без них холодно.

Сама села на диван, опустила руки между колен. И стала такой маленькой, беззащитной, что Олег с усилием подавил желание подойти и прижать девушку к себе. Мужики и в самом деле сдаются женщинам или в момент восхищения ими, или в приступе жалости.

Но сдаваться не хотелось, тем более перед встречей с Зоей. Штурмин перевел взгляд на стены, где, как в деревенской избе, висели деревянные рамочки с портретами.

— Не мои, подруги, — Надя следила за ним более внимательно, чем он мог предположить. И потому по льду, на который Олег ступил, следовало двигаться осторожно, не теряя бдительности.

Когда попили чай и хозяйки дружно проводили его до машины и даже помахали вслед рукой, он, поглядывая на обрывок нити вместо обезьянки-милиционера, хотел понять для себя самого: зачем он пытался понравиться Наде? Или не пытался?

Глава 2

Кабинеты в ФСБ оказались не чета полицейским. Даже Игорь, всего лишь капитан, имел отдельную, прекрасно обставленную и оборудованную техникой комнату.

Похоже, капитан изучил охотничье досье Майстренко основательно, потому что начал не с вопросов, а уже с размышлений и предложений:

— Интересующий нас Охотник прилетал в архангельские угодья трижды. И каждый раз значился как мелкий бизнесмен. Вот места, где он постреливал нашу российскую дичь. — Игорь раскатал карту Архангельской области с тремя заштрихованными пятнами. — Тебя ничего не настораживает в их расположении?

— Пока нет, — откровенно признался Олег. — Иностранцы за организацию охоты платили наличкой, это выяснено: некоторые договора удалось вытащить из-за рубежа. Половина денег сразу шла в карман егерю, но и остальные не оприходовались по кассе. Налогов, соответственно, не платили.

— Я не про то. — Капитан из тактических соображений выслушал ему наверняка известное или ненужное и ткнул пальцем в надпись «Плесецк», оказавшуюся как раз между обведенными кругами на карте.

Космодром?

— Можно, конечно, допустить, что это простая случайность. Но у таких людей таких случайностей не бывает. — Игорь с удовольствием выделил оба повторившихся слова. Выложил на стол несколько портретных снимков, надо полагать, заинтересовавшего ФСБ охотника: тот на привале у костерка, с вскинутым ружьем, поднимает стопку около заваленного лося. — Что-то здесь не так, с этим его увлечением охотой. Что конкретно? Приказали ответить нам.

— А Охотник сейчас в Москве. Я правильно понял?

— Да. И аккредитован на очень серьезном форуме по внедрению высоких технологий в нашу… так точно, космическую промышленность. А сам, не забудем никогда, остается полковником военной разведки США.

— Нам пригласительные для участия в форуме, я так думаю, уже выписаны, — предположил Штурмин.

— И на заключительный фуршет тоже, — подтвердил капитан. Сам заварил чай, из тумбочки достал сахар и печенье в вазочке. — Давай, приобщайся. Кстати, по легенде мы инженеры из НИИ, о котором даже в период гласности распространяться не можем. Это спасет нас от ненужных расспросов и полного провала, если мы будем вынуждены открыть рот среди научных мужей.

Охотник показался человеком общительным, даже чересчур — свободно перемещался среди групп, легко знакомился, расточал улыбки. Говорил и по-английски, и по-французски, и вполне сносно — по?русски. Олег даже стал побаиваться его напористости и отошел подальше, опасаясь личного знакомства. Быть рядом с объектом — не всегда во благо, это зачастую лишиться маневра и скрытности. Когда потребуется — познакомимся сами.

Привлек внимание Олега и коричневой кожи кейс, который Охотник ни на миг не выпускал из рук. Более того, присмотревшись, Штурмин увидел легкую цепочку, соединяющую запястье американца и ручку дипломата. Прикован?

— Нам надо осмотреть его кейс, — к середине первого дня заседания и Николаев глядел на кожаный спутничек разведчика горящими глазами.

— Прямо сейчас? — поддел Олег. — Давай сначала пообедаем.

Их столик в углу давал прекрасную возможность держать под контролем обеденный зал.

— Надо оторвать его от кейса, оторвать от кейса, — не выдержав, начал вслух гипнотизировать ситуацию Игорь. Поднял глаза кверху, словно решение могло упасть оттуда или хотя бы проявиться письменами на потолке.

Молчали небеса: Бога по пустякам не отвлекают.

— Давай подумаем, в каком случае он может снять наручники, — вместо небес подал голос сбоку Олег. — А после уже притягивать сам факт.

— Туалет, больница, ванная… Бассейн! Сауна! Женщины! — наверное, выстроил цепочкой капитан то, на что сам мог бы клюнуть.

— Предполагаю, что Охотник запрограммировал себя пять дней не принимать душа, — засомневался Штурмин. — А женщина — слишком откровенная подстава, он сам наверняка не раз ее использовал. Что у него в объективке написано?

Игорь с не меньшей таинственностью, чем Охотник свои записи из кейса, вытащил листок со сведениями, собранными ФСБ по объекту. Пропуская послужной список, Олег постарался внимательнее отнестись к склонностям и увлечениям фигуранта. Охота — здесь ясно, стрельба — еще одно открытие Америки. Детективы, мини-футбол, джаз, иностранные языки…

— Футбол! — тишайше, словно громким возгласом мог спугнуть промелькнувшую идею, прошептал Олег. — Он обожает играть в мини-футбол.

— Ты думаешь, он уйдет из зала, чтобы побегать по полю с мячом? Не меньший бред, чем с ванной, — ревниво вспомнил Николаев о своем предложении.

— Он — не пойдет, — потер руки Штурмин. Задел тарелки, они звякнули, и заговорщики притихли, боясь лишнего внимания к себе. — Его вместе со всеми нужно пригласить на поле! И пригласить на очень высоком уровне. Хотя бы правительства Москвы…

— … которое само регулярно играет в мини-футбол, — на этот раз

мгновенно просчитал вариант Игорь и тоже беззвучно хлопнул ладонями, потер их от возбуждения. — А играть — так во главе с мэром. Значит, от меня нужно…

— …добиться, чтобы в недрах московских чиновников зародилась пока лишь сама идея матча с участниками международного форума.

— Хорошо, горячо. — Может, даже слишком горячо, потому что капитан перехватил официанта и нетерпеливо потребовал: — Еше два пива.

Впился в пену, выуживая из-под нее янтарный напиток.

— Матч организуешь? — посмотрел Олег сверху на контрразведчика, благо сам опрокинул пиво на второй глоток.

— А остальное потом сможешь? — занес нож на дележку общего пирога и капитан. Дождавшись кивка напарника, заторопился, на ходу допивая свою порцию. — Тогда все, ты продолжаешь оставаться умным здесь, а я побежал. В мэрию. Жди звонка вечером.

… Вечером даже трубка подпрыгивала от радости, исходившей с другого конца провода:

— Ты знаешь, что такое пять баллов? А попасть в «яблочко»?

— Провернул?

— Да там уже все уверены, что эта идея — их! Слушай, а ведь и мы что-то можем, — преждевременно начало заносить капитана, и Штурмин без колебаний прервал разговор.

Однако телефон не думал успокаиваться, и Олег с неудовольствием поднял трубку. На этот раз услышал голос Клинышкина:

— К вам не дозвониться.

— Только ничего не говори про Богдановича, я про него забыл и не желаю вспоминать.

— А про Трофимова, телохранителя? Про него желаете?

— Что?

Вася довольно хихикнул.

— Говори! — поторопил Штурмин.

— Объявился ваш спарринг-партнер. Здесь, в Москве. Звонил.

— Если будешь тянуть кота за хвост…

— Понял, — мгновенно увеличил скорость произношения Клинышкин. — Спросил о вашем самочувствии, потом поинтересовался, не брали ли мы у него в квартире какую-то отрезанную косичку. Я поклялся, что нет. Не брали? — Вася, как истинный опер, сначала готов клясться, а потом узнавать истину и решать, кому она выгодна.

— Впервые слышу. Что говорил еще?

Вася выдержал паузу перед главным известием.

— Записывайте: «Богдановича вам стоит поискать в Хабаровске».

— Где? — Олег мгновенно представил географическую карту у себя на стене и сместил взгляд в левый угол. Там стоял телевизор, по которому показывали Париж. Разница, и существенная. — Почему в Хабаровске?

— Больше ничего не сказал. Повесил трубку. Блефует? Загоняет в угол?

— С какой стати? — попытался понять Штурмин причину появления телохранителя. Вроде все выяснили в Калининграде и расстались навек. — И при чем здесь какая-то отрезанная косичка? Косичка… Василий, что на Востоке означают косички? — Интуиция подсказывала связать озабоченность Трофимова с ее исчезновением и звонком. — Вася, я пока закручен по горло. Не в службу, а во благо: найди минуту, смотайся в Ленинку и полистай все, что касается Востока. Конкретнее — причесок и косичек. Или в Институт востоковедения забеги, в музей. Но добудь все. И сразу выходи на мой мобильный.

— Как скажете, командир, — Вася по-прежнему признавал за ним старшинство, хотя группа по Богдановичу уже расформировалась и розыскники разбрелись по своим ДОРам.

… Утром на форуме из уст председательствующего сначала по-английски, а затем и в русском переводе Олег собственными ушами услышал футбольную просьбу москвичей.

Не ожидавший ничего подобного зал оживился, по рядам прокатились реплики. А Штурмин не сводил взгляд с Охотника, улавливая его реакцию. Если останется равнодушен… Нет, кажется, что-то загорелось, встрепенулось, — наклонился к соседу. Иностранцев на форуме пятнадцать человек, как раз состав команды с запасными игроками, минус откровенно больные и ленивые. Половина приехавших в Россию наверняка какими-то нитями связана с разведками своих стран, значит, определенную спортивную форму поддерживает. А тут такое удовольствие — футбол!

И Игорь — умница: после объявления на сцену вышел кто-то из членов московского правительства и устно повторил просьбу от имени мэра. Да что просьба! Чиновник взмахнул рукой, и рядом с ним оказались две миловидные девицы, экипированные в майки и трусики с эмблемами столицы. И — тут голос москвича зазвенел особенно торжественно — эта форма затем останется футболистам на память о товарищеском матче.

«Я бы захотел, — Штурмин взглядом, которому мог бы в этот момент позавидовать сам Кашпировский, уговаривал своего подопечного согласиться. — Хоть запасным. Посмотри, какая майка красивая. Где еще такую возьмешь? Это не рога лося или клыки кабана привезти. Соглашайся».

Список желающих провести два тайма по двадцать пять минут пустили по рядам. Что чиркнул в листке объект — плюс или минус, рассмотреть Олегу не удалось, хотя глаза и вылезли из орбит. Если отказ — то проигрыш обеспечен. Где ловить Охотника дальше? Стукнуть кирпичом по голове в валютном баре и перепилить цепь?

Осознав, что голова все равно не станет соображать до тех пор, пока он не увидит список команды, Штурмин выскользнул в приоткрытую дверь. За сцену не побежал, стал нервно дожидаться Игоря у входа. И по его сияющему лицу, вскинутому победно вверх кулаку понял — прошло! Ноги предательски ослабли, высохшая вроде майка вновь прилипла, а дыхание перехватило. Удача одних взрывает, других опустошает. Олег — из вторых…

— Угощаю! — широким жестом капитан лучше всех объяснений признал успех полицейского.

— Сто водки. Под огурец, — обессиленно шиканул за чужой счет Олег.

Официант, по огурцам сообразив, что здесь гуляют русские, к даче чаевых не привыкшие, безропотно, хотя и недовольно, отошел. А офицеры подняли свои кровные сто грамм: матч объявлен, мяч устанавливается в центр поля.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать