Жанр: Боевики » Николай Иванов » Чистильщики (страница 22)


Глава 3

Иностранцы остались вполне довольны мерами предосторожности для своих вещей. Они придирчиво осмотрели раздевалку, пощелкали шифрами, потом выбрали охранника — толстого, в роговых очках француза, неспособного даже подавать мячи из-за кромки поля. Тот, кстати, мало расстроился, потому как майка ему все равно перепадала, а монитор, по которому обещали транслировать матч, — вот удача! — оказался рядышком с дверью.

Милиционер, приданный французу в помощь, притащил кресла и журнальный столик, установил их у раздевалки. Подсуетился и дальше — заказал кофе, пиццу: все же не каждый день сидишь за столиком с иностранным ученым, вот повод-то для разговоров дома! Ключ от входной двери держал в своих руках Охотник, он же и запер ее, выйдя из раздевалки последним. Имея, кстати, для этого полное основание: капитанская повязка красовалась на его руке.

Но, наверное, капитанскую ответственность за игру пересилила полковничья осторожность за документы. По крайней мере, пока протягивал французу-очкарику подвешенный на тесемочке ключ, о чем-то успел подумать и изменил решение: ловко повязал веревочку себе на освободившееся от наручников запястье, и ключ исчез в кулаке. Можно было не сомневаться, что полковник не разожмет его до конца матча.

— Свисток, — доложил по рации Игорь, усевшийся на трибуне у самого прохода и обязанный удержать Охотника любыми способами, если тот вздумает раньше времени вернуться в раздевалку.

— Понял, — откликнулся Штурмин. Кивнул ожидавшим команды трем «отэпэушникам». Те поддели крюками одну из плит в стене, возведенной в раздевалке за ночь, перенесли ее в сторону. Открылись задники шкафов-сейфов, и, упершись в них плечами, троица покатила вперед всю секцию. Опять же не из-за элегантности поставили сейфы на обильно смазанные колесики, а чтобы в нужный момент малыми усилиями сдвинуть металлические гробы с места. И ковровое покрытие в раздевалке выстелили не из-за глубочайшего почтения перед иностранными ножками, а чтобы ничего не гремело.

В освободившийся проход, поправляя легкие лайковые перчатки и одновременно разминая пальцы, фокусником, магом прошел легендарный в налоговой полиции Ашот Карлович. О таком громе аплодисментов, мысленно звучавших в его честь после «фокусов» с замками, сейфами, шифрами, никакой Кио не мог и мечтать. И именно о нем подумал в первую очередь Штурмин, когда увидел прикрепленный к руке американца кейс.

— С Богом, дядя Ашот, — пожелал удачи «ключнику» майор.

А у того одно правило: под руку во время работы не глядеть, в затылок не дышать. Ашот Карлович шевелит пальчиками один, улавливая через еле чувствительные зацепы шестереночек, вращаемых в определенной последовательности, нужную комбинацию.

Только бы успеть!

— Один — ноль, наши ведут, — прояснил свист на трибунах болельщик от ФСБ.

— Пусть не зарываются, а то гости психанут и раньше времени уйдут с поля, — попросил Олег поддержать проигрывающих.

Он все еще до конца не верил, что правительство Москвы гоняет мяч по их сценарию. Как все просто может оказаться в этом мире!

— Ну ты попросишь! — удивился тем не менее Игорь и вышел из связи.

Не выдержал сам Олег, заглянул в раздевалку. Ашот Карлович сидел на длинной лавке, его лысина уже покрылась капельками пота. Старик не всматривался, он вслушивался в работу шифровых колесиков на шкафчике.

— Один — один, — радостно доложил Игорь, словно это лично он выполнил предыдущую просьбу полицейского. — Гол на счету капитана.

Браво, Охотник! Если уж ты мастер, то, видать, во всем. Вот только время не резиновое, до конца первого тайма осталось восемь минут. Кто придумал эту облегченную двадцатипятиминутку! Существует во всем мире сорок пять минут на тайм — и нечего давать поблажки!

Снова заглянул в проем и радостно вздохнул. Вскрыл! Ашот Карлович вскрыл сейф и держал в руках заветный дипломатик коричневой кожи. Пять минут. А еще надо вернуть на место стену и секцию.

— Ашот Карлович, время, — дождавшись трех минут, с сожалением остановил работу Штурмин.

«Медвежатник» сам вздохнул, но вернул кейс в сейф и закрыл дверцу. Двое помощников, подцепив секцию крючьями, потянули ее на прежнее место. Возвели стену. Вместе с Ашотом Карловичем вытерли пот.

Теперь требовалось не менее важное: не дать Охотнику перебрать шифр на дверце. И Олег скомандовал отступить на подготовленные позиции:

— Запускай свору.

У ФСБ всегда имеется под рукой два-три прикормленных журналиста. Они могут ничего не писать в свои издания, но создать видимость ажиотажа, значимости, сунуть под нос микрофоны и нудно, долго, печатными буквами записывать иностранные фамилии, не оставляя личного времени «героям» — поди, плохо покрутиться на разных тусовках. В надежде, конечно, на то, что когда-нибудь на Лубянке тебя вспомнят и именно тебе «сольют» настоящую сенсацию.

И журналисты «достали» иностранцев. Больше всего лезли и фотографировали, естественно, капитана, автора гола. Охотник отнекивался, отбивался, но все равно его самолюбию такое внимание польстило. Тем более француз-охранник откровенно и с еще большим презрением глядел на суету вокруг него. Янки лишь открыл раздевалку, заглянул внутрь, а когда милиционер уступил ему свое место, разморенно уселся у двери, вытираясь полотенцем. Француз не пожелал подобного тесного соседства и ушел вслед за

милиционером, ненароком добавив еще больше достоверности в организованное Игорем шоу.

… И снова сели у запертой двери подружившиеся охранники, на футбольном поле бросились гоняться за мячом, а подручные дяди Ашота взялись за фокусы с проникновением через стену. Шпионам — шпионово…

— Последний бой — он трудный самый, — принялся бурчать Штурмин, чтобы хоть чем-то занять себя.

— Два — один в нашу пользу, — продолжил трансляцию с трибун Игорь.

«В нашу» — это на данный момент в чью? Родней и дороже Охотника сейчас никого нет, но и московское правительство — оно еще может пригодиться. Но неужели не понимает, что гостям нужно слегка подыгрывать?

— Три — один.

Надежда на послематчевые пенальти — бред больного воображения. Стоит скорее удивляться, как еще иностранцы противостоят столь сыгранной команде, какой является московская сборная. А что у Ашота Карловича? Фотоаппарат с микропленкой у одного из подручных, но тот пока внутрь раздевалки не вызывается. Стоит, спокойно курит в форточку…

Остается и Олегу спокойно насвистывать военный репертуар. Ретро. Самое стильное направление нынешнего времени, когда все объелись пойлом из рифм «люблю-хочу», а «два кусочека колбаски» — и это в стране Пушкина! — наконец-то перестали считаться шедевром. Неужели начинают выпрямляться мозги? Но что там в раздевалке?

Ашот Карлович почувствовал взгляд, приподнял голову. И уже по одному этому жесту, который позволил себе «отэпэушник», угадывалось: есть надежда. Единственная подлость в этой закономерности: когда она появляется — не остается времени.

На этот раз Олег, успокаивая дядю Ашота, как мог спокойно кивнул: а у нас оно есть. Хотя какое это время — десять минут! Это вспомнить номер телефона начальства, набрать его и покаяться в очередном провале.

— Три — два.

Игра в разгаре. Между командами, между разведками, между странами. Кто-то ведет в счете, кто-то догоняет. Ашот Карлович, хотя бы ничью!

Занервничали и помощники. То ли убивая, то ли удерживая секунды, Олег попытался угадать, кто из них «Федор». На мероприятие, как правило, создается ДОФУ. «Дмитрий» — это ныне дядя Ашот, то есть досмотр негласный. Сам Олег вкупе с Игорем в роли «Ольги» — осмотр визуальный, в простонародье — «стоять на стреме». «Федор» всегда фотографирует и камуфлирует, а «Ульяна» работает по компромату — девочки, половые акты, непотребный вид, взятки. Сегодня, сейчас на первые роли должна выйти буква «Ф». Она первая и основная! Создатели славянской азбуки братья Кирилл и Мефодий, чей памятник по иронии судьбы стоит совсем рядом с налоговой полицией, к сожалению, в разведке не служили и потому затолкали ее в самый конец алфавита.

Зато класс показал «Дмитрий»! По тому, как метнулся в проем с зажатым в ладони микроаппаратом все-таки не угаданный «Федор», стало ясно: дядя Ашот в очередной раз утер нос замочным хитрецам.

— Три — три, — с чувством некоторого облегчения доложил Игорь расклад сил на поле.

— А хоть пять — семь, — впервые безмятежно откликнулся в эфир Олег.

— Ты хочешь сказать?..

— Фирма феников не фяжет, — намекнул на начало фотографирования Олег и отключился.

Зашел в раздевалку сам. Дядя Ашот в перчаточках перелистывал странички в блокнотах, «Федор», став для устойчивости враскоряку, нажимал на миниатюрную кнопку в игрушечном аппаратике. Единственное, что изменилось, — Ашот Карлович принялся сам поторапливать помощника: кроме съема информации, требовалось вернуть на прежнее место и документы, и цифры в кодах, и стену. Украденные сведения ценны и работают только в том случае, когда противник не догадывается об этом.

У официального входа задвигали креслами: скорее всего, милиционер принялся оттаскивать их на старые места. Дернулась дверная ручка, напомнив полицейским про их собственные сердца — дернулись в ответ. Хорошо, что медики не додумались в порядке эксперимента или ради своих кандидатских и докторских диссертаций подключать приборы к «семейке» ДОФУ, — выходили бы из строя от зашкаливания через раз. Давай, Ашот Карлович, отмотай кинопленку назад, восстанови статус?кво на территории, в которую вторглись хотя и не по собственной прихоти, а исключительно в интересах безопасности Отечества, — но в любом случае нелегально. Сейчас не только московское правительство работает в футбольной подставе. В еще большей степени подставлена налоговая полиция, а из всего прикрытия и оправдания — давняя стрельба Охотника по живности в архангельских лесах. Фиговый листок и то плотнее и шире. Может, стоило все же командам сфотографироваться, чтобы избежать никому не нужного международного скандала?

— Все, — впервые разомкнул уста дядя Ашот.

С фотографической точностью, словно в самом деле откручивая кино в обратную сторону, выставил кейс чуть бочком обратно в сейф, свесил под определенным углом с ручки-лба чуб-цепь.

Настало время Олегу самому выходить на Николаева. Но что за прелесть подобные включения!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать