Жанр: Боевики » Николай Иванов » Чистильщики (страница 28)


Переиграл. Чуть-чуть переиграл, потому что ему указали место в середине цепочки — здесь не потеряешься. Костя, соответственно, шел впереди, Серега-щуренок сзади. Ну и пусть идет. Не оглядываться, лишний раз не вертеть головой. И как там Игорь? Особист, если у него есть мозги в голове, не может не взять под контроль избушку. Продержаться до утра. Ракета — завтра, Зоя — завтра, стать самим собой, оставив роль долбаного москвича-охотника тоже, даст Бог, завтра.

Костя радовался всего лишь навсего предстоящему утру:

— На зорьке пойдут. Стаями. Выберем местечко, на взлете и подловим.

Какая проза!

— Как там мой сотоварищ? — попытался Олег через заботу о ближнем вытащить на откровенность Сережу: может, расскажет что-нибудь дополнительно об Охотнике.

Не раскололся, ничего не ответил.

— Пришли, — сообщил Костя.

Они ступили на небольшую поляну с шалашиком — видать, давно облюбованное охотниками место. Отныне имеющее почетное название «Поляна имени Тридцать первого августа». Значит, река поблизости, от нее несет сыростью. И потяжелел воздух от комаров. Сколько же этой гадости в тайге! И плевать им на всякие мази и кремы.

— Костерок соорудим, нам и надо — часа три до рассвета перекантоваться, — предложил собирать сухостой Костя.

Все еще якобы боясь заблудиться, Олег прилип к Сереже и трещал огромными ботинками по сучьям рядом с ним. Егерь пока никак не проявлял недовольства, но это ничего не говорило о его истинных намерениях. Зверь всегда долго и тщательно готовится, он зря прыжки не делает.

Нет-нет, американец рисковать не станет. Ему нельзя. Он должен остаться вне подозрений. Или хотя бы вне улик. У него с собой ничего нет, и он никому ничего передавать не станет. Если провал — то он случится у Сережи-дурачка. Но провал — в чем? В передаче плато? Какой гаденыш отыскался в стартовом расчете? За что Ткачук получает деньги?

Впрочем, деньги он не получает, зарплаты нет. У стартовиков тоже…

Но спокойно, не дергать ниточку, она очень слаба.

Когда коброй на мелодию ночного леса вытянул шею дымок, Олег опять на всякий случай сработал вперед:

— Все-таки мы что-то не то съели. Помассировал живот, обреченно вздохнул и поспешил в лес. Там быстро вышел на укрытый туманом берег реки, порыскал по нему, изучая подходы. Как ни в чем не бывало вернулся к огню, смущенно пробормотал:

— Мужики, вы уж меня извините. Если что, оставляйте одного и делайте свое дело.

У Сережи презрение на лице отразилось посильнее, чем у Охотника. Олег перестал и запоминать, за что отыграется впоследствии на егере. Но что отыграется — факт.

Зато Костя плюнул на все мытарства с москвичами, перешуршал шалашик и залез внутрь: на охоте он привык получать удовольствие, а не носиться с туалетной бумажкой.

Сережа наклонился к огню, посмотрел на часы. Видимо, стрелки подошли к нужному расположению, потому что волнение, помимо его воли, начало вырываться наружу. Егерь поворошил костер, ощупал себя, еще раз глянул на часы и поднялся. Проверил двустволку.

— Пойду прогуляюсь по бережку. Не загаси костер.

Привязывает Он привязывает последнего свидетеля к месту, не давая ему двигаться.

Егерь потоптался немного и пошел в сторону реки, все убыстряя шаг. Скрылся в темноте и чаще. И вот тут, придерживая брюки на случай, если вдруг выглянет Костя или срочно вернется Сережа, Олег поспешил в обратную сторону. За первыми же елками стремительно сделал круг, вышел на уже знакомое место на берегу. Плеснула волна, и по тому, что егерь присел и растворился совсем, Олег догадался — лодка. Переправа! Встреча на другом берегу?

В три движения сбросил с себя одежду, хотя еще не определился, плыть ли за объектом. Но когда остался в одних плавках, иного вроде бы и не оставалось.

Легкий плеск стал методичным — Сережа заработал веслом или шестом. Времени на раздумье больше не оставалось, и Олег пошел в туманную воду. Никогда не причислял себя к моржам, но стук зубов, раздавшийся бы на всю округу, сдержать сумел.

А вот вылезать наружу оказалось намного холоднее, чем окунаться в воду. И дробный стук зубов сдерживать стало совсем невмоготу. Положение спасло лишь то, что в пляс пошли не все

тридцать два братца: одна потеря осталась в Калининграде.

В подошвы ног впились сучья, шишки, корневища. И не скажешь «ой», не шумнешь, отпрянув в сторону. Не прихлопнешь комарье, набросившееся на него словно вши на бомжа. А тут еще и Сережа затаился, не вылезая из лодки. Пришлось и Олегу ежиком с торчащими попурышками замереть у кустиков. Но до чего холодно!

Сережа легонько свистнул. Вместо Олега ему ответил кто-то другой, и Штурмин, не принятый в дуэт, вообще перестал дышать. Встал на колени, пополз к месту встречи. Впервые позавидовал Игорю: у того хоть перерывы в свидании с лесом и комарьем имеются, да и полностью оголяться не требуется. Заснять бы картинку на видео и таким, как Надя, давать просматривать вместо ужастиков — очень интересная служба в налоговой полиции. На карачках. Голым против двустволки. Чем заряжена?

— Я здесь, — подал голос Сережа.

«А мы здесь», — продолжал общаться с ним Штурмин. Но когда-либо побеседуем и вслух. Побесе?едуем! А что делать с тем, кто вышел на связь? Что важнее, за кем ползти дальше?

— Привет.

— Привет.

Есть контакт. Но ведь встретились не для того, чтобы поздороваться. Что-то наверняка передалось! Нет, пусть Сережа плывет обратно один, он — пустой. Надо идти за связью. Не додумался взять с собой одежду!

Незнакомец оказался еще осторожнее егеря, и его шаги послышались лишь после того, как плеск воды от весла умолк. То есть когда Олега искусали так, что он опух и, похоже, увеличился в размерах вдвое. Но сам-то ладно, переживет. Что станется с Сережей, когда не обнаружит на поляне кострового? Побежит на поиски?

Бледной, изъеденной поганкой замирая при неосторожных движениях, дрожащим листком прилипая к стволам, зайцем петляя вслед за удаляющимися от реки шагами, Штурмин все дальше и дальше оставлял позади и реку, и одежду. Смех будет, если его самого голого поймает охрана космодрома. Ничего ведь не докажешь! А как пойдет незнакомец по улицам?

Накаркал. Впереди послышались голоса, потянуло дымком от костра.

— Стоять! — вдруг шлагбаумом перекрыл дорогу ствол карабина. Как раз из-за того дерева, к которому он хотел приникнуть.

Первое, что профессионально отметил Олег, — это приборы ночного видения на оружии. Значит, за ним наблюдали давно? Но тогда могли следить и за незнакомцем! Может, особисты?

— Стою, — согласно замер Олег.

— Куда спешим? Почему голый?

По кочану!

Спрашивающий вышел из-за ели. Оказался он в маске, пятнистом комбинезоне. Олег снова почувствовал ночной холод и представил, каким бледно-зеленым и смешным он выглядел в ночном прицеле. А спину заедали комары…

— Почему голый, я спрашиваю? — ствол уверенно приблизился и уперся в грудь.

Что тут ответишь? Только что-нибудь идиотское.

— Гуляю.

Если бы не конспирация, сохранность оставшихся у Олега зубов осталась бы под вопросом.

Сзади, промеж лопаток, как раз там, где хотелось почесаться особенно сильно, вперся еще один ствол. Благодать! И все же не должна, не должна здесь орудовать банда. Слишком режимный объект, чтобы можно было полковнику американской разведки найти на нем сразу столько предателей.

— Кто у вас старший? — пошел сам ва-банк. Разговоры у костра не прекращаются, но ведь незнакомец может попить чаю и пойти дальше.

— А что бы вы хотели? — раздалось сзади. Олег повернулся и… улыбнулся. Особист. Подполковник.

— У них произошла встреча, — кивнув на путь, по которому прошел незнакомец, сказал основное Олег.

— Мы отследили. Возьмите, выпейте.

Ткачук протянул фляжку со спиртным. Олег не стал отказываться, обжег себе горло и нутро.

— А вы где разделись?

— На берегу. Все, я назад. Перетрясите связь, кажется, у них произошла передача.

Подполковник успокоительно кивнул. Значит, половина сидящих у костра людей — его агентура, если столь уверен в контроле.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать