Жанр: Боевики » Николай Иванов » Чистильщики (страница 35)


Бежать к свету — и в самом деле прелесть невероятная. Не успел Олег поймать за пазухой пистолет, а пещера уже кончилась, выпуская на сухую, солнечную свободу. На всякий случай нырнул в нее рыбкой, чтобы не схлопотать пулю в грудь: вдруг, подобно ему, кто-то вздумает ждать на выходе.

Пуль не просвистело, теплый песок принял пришельца из преисподней мягко, под щебет не райских, но птиц. Временем осмотреть себя Олег не располагал: потратил его на то, чтобы зыркнуть по сторонам. Слава Богу, никого. Взбежал на сопку повыше. И — слава уссурийской тайге: прореженная невероятно, она не могла укрыть человека в темной куртке, бегущего в сторону трассы.

— Руки в ноги, — приказал себе Олег.

Под гору бежать не всегда удобнее: вероятность подвернуть ногу увеличивается пропорционально набираемой скорости. Но что подобное легче затяжного подъема — тоже неоспоримо.

Незнакомец не без оснований опасался преследования людей из пещеры, потому что оглядывался довольно часто. Но когда увидел Олега, нырять в кусты и прятаться не стал, интуитивно понимая, что из непонятной ловушки нужно вырываться, а не ждать, когда перекроют все ходы-выходы и начнется прочесывание местности. В главное преимущество ему шло расстояние, которое он успел набрать с самого начала, и теперь предстояло лишь нарастить его. Где же Борис Михайлович с компанией?

Заместитель появился на пути незнакомца один. Скорее всего, капитан изнервничался долгими сборами в санатории, назвал особисту нужное место, а сам поспешил обратно.

От случайной встречи в стороны отпрянули оба, одновременно оба и выстрелили. Лес с удовольствием соединил эхо, поймал его и принялся передавать от дерева к дереву, обсуждая новость.

Исчезнувшие в кустах противники на открытом месте больше не показывались, и, предчувствуя недоброе, Штурмин бросился в сторону Артамонова: ранен свой?

Борис Михайлович, подмяв своим грузным телом молоденькую сосеночку, лежал на склоне. Левая брючина бурела от крови, и капитан бережно придерживал раненую ногу.

— Это Богданович, — подтвердил тот. — Бегите, наши подберут. Они должны вот-вот появиться.

— В пещере еще кто-то ранен. А ты перетяни ногу жгутом, — Штурмин вырвал из брюк заместителя ремень, бросил ему на грудь.

Оглядываясь, побежал дальше. Успокаивал себя: пуля, судя по всему, прошла в мягкие ткани. Потому что когда перебивается кость, люди не разговаривают, а стонут от малейшего прикосновения.

Лес уперся в санаторный забор, но преграда для сосен оказалась столь незначительной, что они перешагнули бетонные плиты и расположились там, где посчитали удобным. Богданович мог по их примеру перемахнуть через забор, но мог побежать и вдоль него к КПП. Если решился запрыгнуть внутрь — значит, надо захлопывать дверцы. Поэтому первым делом — перекрыть КПП, где, кстати, имеется связь. А дальше станет видно.

У главных ворот старушка-солдатик таскала железные створки перед новыми машинами. А вот от санатория, к трассе, мчалась под сосновыми кронами аллеи красная «Нива».

Перемазанный, с пистолетом в руках Штурмин наверняка явил собой достаточно странное и опасное зрелище для столпившихся у КПП водителей. Кто сидел в машинах — те захлопали дверцами, кто разминался на улице — запрыгнули за свои жестянки, как за каменные стены.

К освободившимся от хозяев машинам и бросился Штурмин.

Первой на пути оказалась бежевая «девочка». Водитель, спрятавшийся за ее спину, все же попытался что-то возразить, но Олег направил в его сторону пистолет, и все вопросы были исчерпаны.

— Верну, — зачем-то пообещал Штурмин. Предательски швырнув в хозяина пригоршни камней, «ладушка» бросилась со стоянки так, будто в горбатой «Ниве» уезжала ее судьба.

— Давай, — умолял Олег машину выложиться сверх того, что она уже могла и выдавила из себя.

Но как четко и мудро проработан на подобные случаи милицейский план «Перехват»! Скорее всего, военный объект близ санатория-монастыря считался и в самом деле достаточно важным, потому что поднять в воздух вертолет в уссурийской глуши — это не на космодроме, где имелась собственная эскадрилья. А он взлетел, затыркал стеклянным носом по сторонам, отыскивая добычу.

Не мог не заметить кружащую в небе «вертушку» и Богданович. Влетев на мост через Уссури, уперся в асфальт всеми четырьмя резиновыми «копытами». По инерции «Ниву» еще покрутило, повиляло в дрожи, но, не дожидаясь полной остановки, Стайер распахнул дверцу. Олег увидел, как Богданович направил в его сторону пистолет. Увидел и пулю: она чиркнула по асфальту перед капотом и ушла рикошетом в сторону. Вторая могла оказаться удачливее, но, видимо, расстояние сокращалось слишком стремительно, и Богданович побоялся потерять свое преимущество в дистанции.

На глазах у водителей, которые в страхе остановились перед мостом и даже начали сдавать машины назад, от греха подальше, Богданович подбежал к краю моста и прыгнул в воду. А ведь он прав: река — это единственное, что поможет ему вырваться из западни.

Когда и свою «ладушку» Олег попытался поставить «на копыта», она завизжала и завиляла, не хуже предшественницы. Времени на размышления не оставалось, потому что, выскочив наружу, майор увидел стремительный поток реки. Точно так же стремительно уносился от моста и Богданович. И с разбега, перебирая в воздухе ногами — оказывается, чтобы удержать равновесие и не плюхнуться в воду спиной, нужно «крутить велосипед», — Олег полетел вслед за своим милым фигурантом.

Поток

подхватил Олега и легко, без видимых усилий покрутил внутри себя, испытывая на непотопляемость. Но не только Богданович считался прибрежным парнем и рассчитывал на свое мастерство пловца. Штурмин тоже не в Каракумах вырос, и хотя после восьмого класса с морем встречался исключительно в отпусках и на короткое время, навыки остались — тут все сиренево. Единственное, ему требовалось не просто удержаться на воде, но еще и пытаться плыть, и смотреть, где Богданович сделает попытку выбраться на берег.

Напомнил о себе вертолет. Экипаж, естественно, не мог не заметить скопление машин на мосту и теперь, постепенно снижаясь, зависал над Олегом. Тот, отплевываясь, чертыхнулся: вот они-то поднятыми волнами потопить могут. Неужели не понимают? Держали бы лучше на прицеле Богдановича, нырнет в тайгу — потом искать окажется посложнее, чем ветра в поле.

— Берите его, — даже махнул вперед рукой Олег.

Вместо ответа ему сбросили лестницу. Нанизанные друг на друга капроновые квадратики принялись разучивать танец над водой, но машина опустилась еще ниже, и Штурмину ничего не оставалось делать, как протянуть руку и ухватиться за край лестницы.

Словно лягушку-путешественницу, его выдернули из воды и понесли над бурунами вперед, к крутящемуся в водоворотах Богдановичу. Бесплатное такси.

Хотя оказаться в воде рядом с ним еще ничего не значило. Можно вцепиться мертвой хваткой в противника и вместе с ним героически уйти под воду. Но смысл? Смысла нет, а потому подвиг снова не свершится. А вот Юрий Викторович вознамерился на что-то подобное и уже тянул руки, чтобы ухватиться намертво, раз и навсегда прерывая погоню за собой.

Но что значит охрана военного объекта и расторопность особиста!

Из вертолета, следующего тенью за пловцом, выбросили на этот раз длиннющие парашютные фалы. И по ним, словно матросики по канатам или пираты на абордаж, с ножами в зубах заскользили вниз спецназовцы. По крайней мере, подобное могли сотворить лишь они. Хорошо, хорошо охраняет свои секреты армия. Хоть на Уссури у них порядок.

Посланники небес окунулись в воду рядом с предыдущей парочкой, завели вокруг них хоровод с переброшенными в руки финками. Ребята молодые, улыбающиеся. Еще бы, такое приключение — за всю службу, может, единственное. И Богданович, поняв бессмысленность борьбы, устав от нее, сдался. По крайней мере, не стал сопротивляться, когда его начали вытеснять к берегу. Синхронное плавание в музыкальном сопровождении шума винтов под музыку Хачатуряна «Танец с саблями». Где судьи и какие баллы готовы выставить? Вот только туфель… туфель с левой ноги где-то соскочил. Незадача…

Но, как ни странно, именно эта потеря более всего убедила Олега: операция закончилась. С неудачной покупки итальянских колодок и с больного зуба начались неудачи с Богдановичем. И вот, когда устранились основные причины неудач, Стайер оказался сидящим на мокром камне. Как Жора и мечтал — с завернутыми назад ластами. А наручники Юрию Викторовичу и впрямь к лицу. К глазам, горящим ненавистью.

— Ничего… все сиренево, — то ли успокоил его, то ли поддразнил Штурмин.

… Трофимов лежал в отдельной палате. Возможно, в одной из тех, в которой когда-то в начале века располагалась монашеская келья и где проходил адаптацию перед заграничным турне под видом миссионера один из русских монахов-разведчиков.

Штурмина Максим узнал сразу.

— Привет, — попросту поздоровался майор. — Присяду? Что ж ты один полез в темноту под пули?

Телохранитель вновь еле заметно пожал плечами. Две пули, попавшие в грудь, приковали его к постели явно надолго.

— Косичку-то нашел? — поинтересовался Олег.

Телохранитель приподнял правую руку с зажатой косичкой, «прошитой» внутри узкой красной ленточкой, с усилием распутывая пальцами узелки.

— А что же Богданович, не смог найти по ней золото?

— И не найдет теперь никто, — еле слышно проговорил Максим, продолжая распутывать косичку.

И только тут Олег понял, что красная нить как раз и указывала дорогу к кладу. Если заплести все обратно…

— Надо еще было знать, в какое время года искать, — с усилием пояснил Максим, словно в благодарность за оказанную помощь открывая продолжение тайны. — Летом одно количество островов на реке, весной другое…

Нить не просто вилась среди волос, она отмеривала расстояния, повороты, острова… Нет, во второй раз ее в нужной последовательности не вплетешь.

— До встречи, — кивнул на прощание Олег. — Выздоравливай и приезжай в Москву. С тебя, между прочим, зуб, — он приподнял пересеченную шрамом губу и показал пустое место.

Трофимов прикрыл в согласии глаза.

… А в Москве Штурмина ждал долгожданный, теперь никому не нужный отпуск. Даже маме, побоявшейся пускаться в дальнюю дорогу в Крым и прикрывшейся новой группой двоечников. Да Олег и не настаивал, с наслаждением зарывшись в любимое увлечение — доделывал бутон розы, то есть Татьяну Сергеевну, пытался что-то сотворить и для директора издательства. Для него получался самурай с мечом, что напрямую напоминало о причине знакомства.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать