Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Максим Гарин » Пощады не будет никому (страница 41)


Надоело!"

Рычагов открыл сейф, взял бутылку с коньяком, уже открытую, и, даже не налив в рюмку, сделал несколько глотков из горлышка, пожевал лимонную дольку с засохшей коркой и отправился в операционную. Он пришел, как всегда, вовремя.

— Чо тут случилось?

Ему уступили место, и он принялся быстро отдавать распоряжения Тамаре, словно бы ничего между ними не произошло, орудовал скальпелем. Его движения были точны, но делал он операцию безо всякой любви к пациенту, не щадя его, так, как зубной врач выдергивает больной зуб у своего же коллеги, пытаясь ему этим досадить, заставить немного помучиться. Хотя Рычагов прекрасно понимал, что пациент на операционном столе не чувствует боли — ему все равно, резко, быстро, медленно идет операция. Ему все равно, он пребывает в забытьи, абсолютно бесчувственный к боли.

Сорок минут ушло на операцию. Рычагов зло отшвырнул инструмент, перепачканный кровью, и покинул операционную, на ходу бросив:

— Вот и все, будет жить.

Все восхищенно посмотрели вслед.

— Вот человек, золотые руки! За что ни возьмется, то у него и получается.

А хирург, сбрасывая на ходу халат, поспешил в свой кабинет. Ему хотелось как можно скорее и незаметнее покинуть больницу.

* * *

Уже темнело, когда конвой машин с немецкими номерами подъезжал к границе московской области. Перед микроавтобусом, в котором на переднем сиденье сидел, закутавшись в теплое одеяло, Клаус Фишер, поблескивали маячки гаишной машины. У Клауса еще оставалось полтермоса кофе, он растягивал удовольствие, время от времени открывая широкую пробку и втягивая в себя запах ароматного напитка.

Мелькнул указатель границы области. Гаишная машина притормозила, притормозил и водитель автобуса.

Молоденький лейтенант вышел из «Волги» и открыл дверцу со стороны шофера.

— Ну вот, господа немцы, счастливой вам дороги.

Дальше уже поедете сами. В Смоленске вас встретят мои коллеги. Только что связались со мной по рации, — лейтенант лихо козырнул и напомнил. — Будьте осторожны, дорога скользкая.

Как будто бы его предупреждение могло что-то изменить. Немцы спешили домой, им не терпелось успеть в Германию к Рождеству, попасть за праздничный стол, выпить шнапса и поесть гусиного паштета вместе со своими женами и детьми.

Машина ГАИ растаяла в сумерках, и конвой со включенными фарами продолжал движение на запад. Сбиться с дороги здесь было невозможно, широкое шоссе, повсюду указатели. Машин было немного, время позднее, да и погода гнусная. Лишь те, у кого имелись срочные дела, рисковали выбираться в путь.

Клаус задремал, покачиваясь в такт движению.

И вдруг проснулся оттого, что микроавтобус резко затормозил. Он тут же продрал глаза и ухватился за термос с кофе, который опрокинулся у него на коленях.

— О майн готт! — воскликнул Фишер, увидев включенные фары, а затем зажмурился, ослепленный ярким светом, бьющим в лобовое стекло.

Впереди на полосе стояли рядом два автомобиля. Рассмотреть марки от ярко бьющего в глаза света было невозможно. Один автомобиль посадкой чуть пониже — легковой, а второй — повыше — не разобрать, то ли грузовик, то ли джип. Вдалеке виднелась еще одна легковая машина.

— Что такое?

Водитель пожал плечами. Он не спешил открывать дверцу и выбираться на лютый холод. К лобовому стеклу приблизился мужчина страшноватого вида, короткостриженый, с непокрытой головой, в легкой кожаной куртке, костяшками пальцев забарабанил в стекло, показывая, чтобы открыли дверцу.

Шофер и Клаус переглянулись. Открывать дверь им не хотелось, опускать стекло тоже. Но тут появился аргумент, против которого возразить было нечего. Мужчина в кожаной куртке вытащил из-за пазухи пистолет и нацелил его в лоб водителю. Клаус глянул в зеркальце заднего вида и увидел, что то же самое происходит у двух грузовиков.

— Открывай, — нехотя сказал он водителю и зябко поежился.

Не церемонясь, Клауса Фишера схватили, выволокли на обочину, бросили лицом в снег. То же самое сделали и с водителем.

— Кто тут из вас понимает по-русски? — прозвучал неприятный, скрипучий голос.

Клаус чуть поднял голову и, выплюнув набившийся в рот снег, крикнул:

— Я!

— Так вот, скажи, чтобы все лежали, уткнувшись мордами в снег, а если кто пошевелится — стреляю без предупреждения!

Клаус перевел. Повторять ему не пришлось.

Из «БМВ» выбрался Чекан, запахнул пальто, подошел к задней дверце и резко поднял ее. В салоне микроавтобуса вспыхнул свет.

— Выбрасывай все на дорогу! — негромко произнес Чекан своему подручному.

Вытаскивали сумки, тут же раскрывали их и высыпали содержимое на дорогу. Блестящий самовар с сорванной крышкой полетел в снег. Посыпались матрешки. Чекан крошил их ботинками и зло ругался. Развинчивали термосы и били колбы, потрошили журналы, книжки, картонные коробки вспарывали ножами. Из канистр в снег выливали бензин. Один из бандитов щупом проверял бензобаки. Взрезали обивку салонов, короче, работали так, как не работают даже таможенники, получившие сигнал, что везут наркотики. Не хватало только собак.

Возле остановленного конвоя стоял один из бандитов в милицейской шинели и махал полосатым жезлом с подсветкой притормаживавшим машинам, чтобы проезжали быстрее. Ни у кого особого желания останавливаться не возникало, лишь только водители замечали в руках у людей оружие.

Чекан собственноручно вспарывал ножом сиденья в микроавтобусе. Бездействовал лишь один

Михара, он ходил, засунув руки в карманы, попыхивая «Беломором».

— Без толку все.

— С чего взял?

— Нюхом чую, как пес.

Чекан начинал злиться, уже поняв: ничего он здесь не найдет, тревога оказалась ложной. Но нужно было проверить все до конца, мало ли тайников найдется в машинах.

Покончив с транспортом, начали личный досмотр всех, кто ехал в машинах. Людей поднимали из снега и, приставив пистолет к затылку, тщательно ощупывали.

Из карманов на снег выбрасывали записные книжки, бумажники, авторучки, носовые платки. Никто, кроме Клауса Фишера, ничего не понимал.

Денег бандиты не брали, украшениями не интересовались, а то, что это бандиты, Клаус понял сразу. Он не строил иллюзий, знал наверняка — охотятся на деньги, которые доктор Рычагов собирался передать с ним для приобретения клиники. И Клаус Фишер, в общем-то, человек не верующий, бывший член Единой Социалистической партии Германии, беззвучно молился Богу за то, что он его спас руками руководства миссии, приславшего факс о срочном отъезде.

Рацию разбили, сотовый телефон забрали. Джип и две легковые машины растворились в темноте. Ни номеров, ни лиц бандитов никто толком не рассмотрел.

С полчаса ушло на то, чтобы оживить хоть один грузовик, перед отъездом бандиты оборвали все провода.

Начали решать, кому ехать на грузовике до ближайшего поста ГАИ, а кому остаться сторожить конвой. Было непонятно, что более опасно — продолжить движение или остаться на месте. Неожиданно Клаус Фишер вызвался ехать на пост ГАИ. Никто с ним спорить не стал. Он подстелил одеяло на искореженное сиденье, и машина двинулась по дороге в направлении Смоленска.

На перекрестке, километрах в двадцати от места нападения, стояла машина ГАИ, двое гаишников сидели внутри и пили чай из термоса. Работал портативный телевизор, они смотрели эстрадный концерт. Клаус Фишер затормозил, выскочил и судорожно бросился к «Волге» с мигалкой. Он застучал в дверцу, гаишники даже перепугались этого растрепанного мужчины, подумав, что он пьян или не в себе.

Когда открыли дверцу, Фишер принялся сбивчиво перескакивать с русского на немецкий, объяснять, что произошло. Гаишники никак не могли поверить услышанному и взять в толк, какого черта кто-то станет тормозить пустые автомобили, которые возвращаются из России в Германию, да еще с красными крестами на бортах. Подобного они никогда не слышали.

Вот когда машины шли с грузом, тогда понятно, было чем поживиться, везли ведь и технику, и компьютеры, и медикаменты, теплую одежду. В общем, было чем разжиться. А чтоб вот так, пустые… Одним словом, это была не их проблема. Они связались по рации со всеми постами ГАИ, сделали оповещение. Но время ушло, и те, кто напал, были уже далеко от места происшествия. Да и как ты их найдешь, если номера и марки машин не известны, известно лишь, что автомобилей было два, а может, и три. Этот глупый немец так ничего и не запомнил толком. Клаусу дали чая, и он трясущимися руками сжал горячую кружку, расплескивая чай, пытался сделать хоть один глоток, но это ему не удавалось.

К трем часам ночи немецкий конвой оказался в Смоленске, и у Клауса Фишера появилась возможность добраться до телефона, которым он не замедлил воспользоваться. Телефонный звонок поднял Рычагова с постели. Он взял трубку и услышал взволнованный голос Фишера:

— Геннадий, Геннадий, сплошные неприятности.

На нас напали!

— Кто напал, где?

— Бандиты, ваши, русские.., напали на нас. Нас всех чуть не убили. Машины привели в негодное состояние, все порезали, поломали, сиденья все вспороли, но ничего не забрали. Ты можешь это как-то объяснить?

Рычагов потряс головой, пытаясь прогнать сон. А Сон до этого у него был сладкий и глубокий.

— Ты-то сам хоть жив? — спросил Рычагов. — У тебя все в порядке?

— Все в порядке. Только я полчаса пролежал на снегу и, наверное, простыл.

— Прими аспирин, — посоветовал Рычагов каким-то бесстрастным голосом и почувствовал, что его тело покрывается холодным липким потом.

— Какой к черту аспирин, — кричал в трубку Клаус, — мне бы водки!

— Какие проблемы, возьми и выпей. Все же обошлось? Ты сейчас где?

— В Смоленске, в гостинице. Нас уже допросили.

Машины, сказали, помогут отремонтировать и заправят горючим. Так что на Рождество к семье скорее всего я опоздаю.

— А может, и не опоздаешь, — безучастно произнес Геннадий Рычагов.

"Черт подери, — подумал он, — это же надо! Кто узнал, как узнал? Я никому не говорил. Дорогин… Дорогин…

Кстати, где этот долбаный Муму, ведь это все из-за его денег!"

И, бросив трубку, Рычагов из спальни побежал в ту комнату, где спал Дорогин. Тот лежал поверх одеяла с книгой в руках.

— Ты чего? — спросил он, взглянув на перекошенное от страха лицо Рычагова. — Кошмар увидел, что ли? Две дощечки увидел во сне?

— Какие на хрен дощечки!

— От крышки гроба.

— Фишера пытались убить!

— Какого Фишера?

— Клауса Фишера.

— Да, ты говорил.

— Срочно надо перепрятать деньги.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать