Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Максим Гарин » Пощады не будет никому (страница 45)


Глава 14

Варвару Белкину знали не только в журналистских кругах. По-своему она была довольно-таки знаменитым человеком. Ни один скандал, особенно грязный, в Москве не обходился без ее участия. Хотя профессия у нее была вроде как интеллигентная.

В свое время она закончила журфак МГУ, успела поработать в «Комсомольской правде», в «Московских новостях», а затем, как многие знакомые над ней подшучивали, разменяла талант публициста на талант скандалиста.

Ушла в очень популярную желтую газетину «Свободные новости плюс».

Вот тут, на страницах этой шестнадцатиполосной газеты, она развернулась на всю мощь своего таланта. Газета выходила раз в неделю, продавалась в основном с рук. Весь тираж расходился мгновенно, ее разносили по электричкам, по поездам метро, приторговывали на входах в станции подземки и на базарах. Ее буквально выхватывали из рук.

А почитать в этой газетке было что. Если вам хотелось узнать о похудении Аллы Борисовны Пугачевой, то на этот вопрос газета отвечала полностью и без утайки. О гигантских крысах-мутантах, достигающих семидесяти сантиметров в холке, написала именно эта газета. Прочитав такую статейку, люди опасливо заходили в вагоны и поглядывали в темные стекла полными ужаса глазами, боясь увидеть на трубах и кабелях, тянущихся вдоль бетонных стен тоннеля, огромных животных с желтыми алчными глазами и клыками, как у тигров-людоедов.

А если уж поезд останавливался по какой-то причине посреди перегона, то люди отшатывались от стекол и настороженно вслушивались в тревожные звуки, заполнявшие темноту. Там что-то шуршало, что-то твердое царапало камень стен.

— Наверное, крысы, — переговаривались между собой мирные обыватели.

— Да-да, крысы. Вот и в газете об этом пишут. Их тут расплодилось видимо-невидимо, уже четырех путейцев сожрали, только каски, фонари и ботинки остались, а так даже желтые жилеты пожрали.

— Не может быть!

— Вы почитайте, Белкина об этом писала.

— Ну если уж она.., тогда, в самом деле."

Автором всей этой фантастической, в то же время очень правдоподобной галиматьи была, конечно же, Варвара Белкина. Подобные новости рождались прямо в ее кабинете. Редактор, получая от нее новый материал, морщился, и мурашки пробегали у него по спине.

— Что это, правда? — спрашивал он, глядя поверх очков на попыхивающую длинной сигаркой Варвару.

Та подбоченивалась, поправляла огромную грудь под вязаным свитером.

— А что, не похоже? — морщилась она и выпускала две струи дыма так, как это делает паровоз с паром, трогаясь с места и набирая скорость.

— Вроде похоже, что такое может быть.

— Конечно, может быть! Не сейчас, так завтра случится. Зато газетку раскупят.

— Ты, Варвара, о чем-нибудь приличном написала бы. А?

— О чем, например?

— О политике.

— Могу и о политике, о думском туалете большую статью, на весь разворот.

— Что, про надписи на дверях кабинок? Так про это уже писали.

— Про какие надписи! Про них я уже писала. Про то, кто кому дает.

— Где дает? — вскидывал голову от бумаг главный редактор.

— В туалете и дает, и берет.

— Да ты что, с ума сошла?

— Интервью с уборщицей. Милая женщина, я с ней знакома накоротке. Она в любое время вхожа в мужской туалет Государственной думы.

— Так ее же уволят!

— Ее уволят? Ну и что, — спокойно говорила Варвара, — за правду надо платить. А за сотню баксов она подпишет всю эту галиматью. К тому же ее и так скоро выгонят за пьянство.

— Ты бы женщину старую пожалела.

— Ничего, потом сможет всем рассказывать, что ее выгнали за политику, если захочет, сможет попросить политического убежища в Штатах.

— Ты с ума сошла, Варвара! Ладно, иди, я дочитаю.

Редактор, морщась, с нескрываемым интересом перелистывал страницу за страницей, приходя в ужас от торговли детьми и детскими органами в московских больницах, читая про то, как из «Скорой помощи», попавшей в аварию на углу Тверской, посыпались детские трупы со вспоротыми животами и грудными клетками. Внутри трупов органов, естественно, не было, и журналистка вела свое расследование дальше. Органы всплывали на Западе, в дорогих клиниках со звучными названиями. Все это вранье, в которое с радостью верили обыватели, было приправлено фотографиями из редакционного архива, не имеющими к делу ни малейшего отношения. Но подписи заставляли верить. Фотографию плачущей девчушки, племянницы фотографа, Белкина комментировала так:

«У Наташи Т, похитившие ее бандиты в белых халатах под наркозом вырезали одну почку, а через месяц оставили девочку на Павелецком вокзале. Ей еще повезло, другие дети были разобраны на отдельные органы так, как разбирают на запчасти краденую машину. Их искалеченные тела нашли на городской свалке».

В общем, редактор знал: все, что ни поручишь Варваре Белкиной, она преподнесет так, как преподносят катаклизмы всемирного масштаба. Стоит ей пронюхать, что в больницу попал какой-нибудь летчик или отдыхающий с каким-нибудь банальным инфекционным заболеванием, как тут же появлялась большая статья о червях, живущих под кожей, завезенных в Россию туристами, побывавшими в Египте. Бороться с подобной заразой почти невозможно, и лучше вообще не ездить в Египет, — утверждала всеведущая журналистка. Абсолютно точно приводились адреса клиник, где сейчас находятся больные, к которым боятся приближаться даже врачи.

Да уж, Белкина была мастером своего дела. Правда, ей за это и доставалось. На газету постоянно наезжали то турбюро, то

санэпидемстанция, то Минздрав, подавали в суд после выхода почти каждого номера. И газете пришлось даже нанять парочку квалифицированных юристов, которые занимались исключительно тяжбами и разборками с читателями, с организациями, указанными в статьях. Но овчинка стоила выделки, штрафы хоть и были большими, но не могли сравниться с тиражом и доходом.

А самое главное, почти все скандальные материалы с удовольствием перепечатывали те газеты, которые считали себя солидными. И, чтобы не утратить свое реноме и не скатиться до бульварщины, они указывали источник информации, то есть указывали «Свободные новости плюс». А для редакции только этого и надо было. Теперь скандальные материалы сами стекались в редакцию, только фильтруй и выбирай, а затем отдавай сюжеты Белкиной и ее коллегам. А те уж расцветят, напустят, нагонят такой ужас, что мороз пойдет по коже, а к стакану водки и притронуться не захочется, потому что в водке вся отрава, этому были посвящены самые убойные материалы в двух последних номерах.

Все, о чем ни писали «Свободные новости», приобретало скандальный оттенок. Стоило какой-нибудь из московских звезд взять напрокат лимузин и один раз проехать в нем по городу, как тут же выходила статья о сверхдоходах звезды и неуплаченных налогах. Упоминались побочные дети, двоюродные братья, сестры, дома в деревнях и огромные дачи в три этажа сверху и три этажа вниз, со стеклянными лифтами, оранжереями и зоопарками.

Газета «Свободные новости плюс» устойчиво занимала одну из верхних строчек в рейтинге московской прессы.

Если ее и мог кто-то потеснить, то это «Московский комсомолец», слишком уж там был огромный коллектив.

А в «Свободных новостях» коллектив был небольшой, но все журналисты этого издания были преданы своему делу душой и телом, о репутации своей газеты пеклись денно и ношно. До хрипоты спорили, какой материал ставить в номер, а какой выбросить в корзину или продать на сторону, другой газете, менее скандальной.

Вернувшись от главного редактора, Варвара Белкина, дымя длинной сигаретой, поругиваясь матом направо и налево, набирала материал, свой очередной материал в ближайший номер. Он казался ей пресным, не было в нем никакой изюминки. А разговор велся, между прочим, про коррупцию в правоохранительных органах. Вроде бы и фамилии вспоминались звучные, вроде и тарифы взяток назывались, но все это выглядело безлико, чего-то не хватало. Парочку бы снимков, вот тогда дело завертелось бы! Тут не обойдешься фотографией плачущей племянницы фотокора, даже приправив ее подписью: «Эту девочку изнасиловал прокурор».

Варвара даже и не думала, даже не предполагала, что ее спасение совсем рядом, вернее, приближается ее спаситель.

Зазвенел телефон. Варвара кивнула одной из молоденьких журналисток:

— Люся, возьми трубку, послушай, чего надо этим уродам.

Авторов, а тем более посетителей она иначе, чем уродами и ублюдками, не называла.

— А самой тебе западло?

— Ты, Люся, молодой боец, тебе и трубки снимать, и очко драить по чину положено.

— Ладно.

Люся сняла трубку, приложила к уху. Приятный мужской голос осведомился, правильно ли он позвонил, та ли это газета.

— Да, «Новости», тем более свободные и тем более с плюсом, — выкрикнула в трубку Люся. — А вам, собственно, чего?

— Мне Варвара Белкина нужна.

— Белкина, тебя, возьми, — и бросила трубку.

Та поймала ее на лету, прижала к уху и произнесла, не расставаясь с сигаретой:

— Белкина на проводе, говорите.

И тут она услышала то, что ее заинтересовало. Разговор длился не более пяти минут, выражение лица Белкиной постоянно менялась. Она раздавила в пепельнице окурок сигареты, сунула в рот следующую, прикурила, выключила компьютер. А затем, когда положила трубку, потерла ладонь о ладонь и взглянула на часы.

— Ну, что, любовник звонил?

— Лучше, — сказала Варвара. — Правда, хрен его знает, кто это, но предложение любопытное.

— Что, стрелку тебе накинул?

— Узнаешь скоро. Если меня кто-нибудь спросит, скажи, через полтора часа буду.

— Значит, три часа тебя не будет — точно.

Надев шубу из искусственного меха, закрутив голову пестрой шалью, Белкина, накинув на плечо рюкзак, покинула редакцию. Служебная машина завезла ее на Варшавское шоссе, и Варвара сказала водителю:

— Ты, Саша, никуда не отлучайся, жди меня здесь, а я скоро буду.

— Знаю я твои «скоро».

Она еще раз взглянула на часы. Водитель служебной машины увидел, как Варвара, запахивая на ходу шубу, скрылась за дверью видеосалона. Журналистка подошла к стойке, оттеснила плечом трех подростков, просматривающих каталог, и, положив свой увесистый бюст на стойку, улыбнулась желтыми прокуренными зубами. Затем облизнула губы.

— Меня здесь ждать должны.

— Кто вы?

— Не важно.

Парень, сидевший среди стеллажей с видеокассетами, внимательно посмотрел на нее. В лицо он журналистку не знал, хоть и читал почти все ее статьи. По повадкам он понял: это человек, привыкший входить куда хочет, требовать то, что ему принадлежит и не принадлежит, и попробуй только не дать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать