Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Максим Гарин » Пощады не будет никому (страница 56)


А Сергей Дорогин стоял перед ним, сжимая в правой руке пистолет.

— Я, конечно, могу тебя пристрелить, но на такую мразь, как ты, даже пули жалко. Если ты повесишься, это будет лучшим выходом, и для тебя в том числе. Ты меня понял, Прошкин?

— Нет, только не это!

— Ты можешь говорить все что угодно, это ничего не изменит. Я пришел за твоей жизнью. Долгих шесть лет я ждал этого момента, только ради этого я и жил. И вот этот момент наступил, так что прими смерть как полагается, — и Сергей левой рукой вытащил из кармана куртки шелковый бельевой шнур. — Вот твоя удавка, гнусный прокурор, борец за законность. Вставай, залезай на стол!

Дорогин подвинул письменный стол Прошкина прямо под люстру, затем сбросил на пол все бумаги.

— А ну, становись на стол, завязывай петлю, привязывай ее к крюку! Быстро! Или ты хочешь, чтобы я это сделал?

— Нет! Нет! Пощади! — взмолился Прошкин, и по его щекам побежали слезы.

— Плачешь, скотина? Ну-ну, давай поплачь, это твои последние слезы.

Прошкин на дрожащих ногах, готовый лишиться чувств, залез на стол и принялся привязывать шелковый шнур к железному крюку. Дорогин стоял у стены, держа пистолет и целясь прямо в грудь прокурору. Прошкин дрожащими руками сделал петлю.

— Проверь, крепко ли держится шнур.

— Нет, нет, пощади! — Прошкин упал на колени.

Со стороны эта сцена выглядела комично. Прокурор в грязной, залитой коньяком белой рубахе стоит на столе, а над его головой покачивается петля.

— Ну, вставай!

— Нет!

— Вставай, я сказал!

— Нет!

— Вставай, — Дорогин сделал шаг, и Прошкин поднялся на ноги.

— Суй голову в петлю! Ну, быстро!

Прошкин сунул голову в петлю, нижняя челюсть тряслась.

— Вот видишь, это совсем не страшно, — сказал Дорогин.

— Нет! Пощади! — Юрий Михайлович Прошкин все еще надеялся, что этот страшный человек отступится и, может быть, откажется от своего страшного замысла.

Но лицо Сергея Андреевича Дорогина было совершенно спокойным.

Пистолет не дрожал в его руке, а взгляд оставался тверд, в глазах читался приговор, причем более красноречиво, чем если бы его зачитал судья, облаченный в мантию. Дорогин понял с этим делом пора кончать, и он резко ударил ногой в стол. Тело, стол — все качнулось, веревка натянулась как струна, и, не удержав равновесия, Юрий Михайлович Прошкин повис, корчась, в петле.

Судороги продолжались недолго, секунд десять. Руки как плети упали вниз, язык вывалился изо рта.

— Вот и все.

Каблуки стучали о крышку стола.

— Вот и все. Не надо меня бояться, господин прокурор, не надо.

Сергей подошел к сейфу, вытряхнул все деньги в спортивную сумку, а затем прошелся по квартире, гася свет.

Он оставил дверь в квартиру Прошкина открытой. Неторопливо спустился по лестнице, жадно вдохнул морозный воздух, облизал пересохшие губы.

— Вот и все.

Машина доктора Рычагова стояла в соседнем дворе.

Снег уже припорошил стекла. Сергей открыл дверцу, сел и несколько минут сидел абсолютно без движения, как ему показалось, даже не дыша. Затем вставил ключ в замок зажигания, повернул его. Дворники принялись сметать снег с ветрового стекла.

Мягко заурчал мотор, и автомобиль, сдав немного назад, аккуратно выехал, развернулся и уже через пару минут мчался по ночным московским улицам.

По приемнику пел Элвис Пресли, меланхолично и спокойно. Эта песня как нельзя лучше соответствовала настроению Сергея, у него на душе сделалось спокойно и пусто, как в доме, из которого вынесли всю мебель. Он чувствовал себя уставшим и разбитым, будто после тяжелой, но хорошо выполненной работы. До утра было еще немало времени, и он решил заехать к Тамаре. Ему нужно было с кем-нибудь поговорить, ему требовалась женская ласка, теплые мягкие руки, ласковый голос.

«Да, она, наверное, удивится, когда увидит меня. Если она дома, конечно».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать