Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Максим Гарин » Пощады не будет никому (страница 7)


— Милиции много, — заметил Михара, разглядывая соседнюю сторону двухрядного шоссе.

Омоновцы в касках, в бронежилетах, с автоматами проверяли машины, выезжающие из города.

— Шмонают, — спокойно заметил Чекан, — но мы их не боимся.

— Да, это точно. Волков бояться — в лес не ходить, — Михара опять улыбнулся, беззлобно и наивно, как большой ребенок, вдруг к месту припомнивший детскую считалку, почти пропел:

— На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич… Это мы с тобой, — сказал Михара, — я король, а ты королевич, а золотое крыльцо будет, только напрячься придется немного. Ты мне поможешь на ноги встать?

— О чем речь, Михара! Ты же мне помог, кто бы я без тебя был?

— Ладно, про это не надо. Мы же люди, должны помогать друг другу, а не спасибо говорить. А то привык: спасибо-пожалуйста, спасибо-пожалуйста… А нет, чтобы помочь.

И Чекан опять подумал, что Михара совсем не изменился, только, может, заматерел, кожа стала грубее на обветренном лице. А думает и смекает Михара по-прежнему быстро, почти молниеносно, хотя кажется, его мозги, мозги человека, не обремененного знанием последних событий, работают, как тяжелая машина, как старинный генератор или как ручная мельница.

— Куда едем? — спросил Михара.

— Ко мне, — ответил Чекан, — Ты своим домом обзавелся?

— Да нет, снимаю квартиру. Ответственный квартиросъемщик.

Михара рассмеялся:

— Надеюсь, бабой не обзавелся?

— Нет, — сказал Чекан.

— Некогда? Делом занят?

— Бывает, занят.

— А больше небось за столом сидишь, картами шуршишь?

— И это случается. Вот сегодня, знаешь, как карта шла! Давно такого не припомню. Ты знаешь, с чем я это связываю?

— С чем же?

— С тем, что ты вернулся.

— Может, оно и так, — Михара, припав к стеклу, рассматривал город.

Он молчал. Видимо, все то, что проплывало за окном, проносилось перед глазами, его просто-напросто ошарашивало, хоть и виду он старался не подавать. И лишь когда машина въехала во двор, Михара выругался:

— Ну и развернулись! Понастроили, понавесили, столько тачек дорогих вертится, не поймешь, кто на самом деле крутой, а кто дерьмо собачье.

— Скоро разберешься. Неделю отдохнешь, отмоешься, приоденешься, и сам все поймешь.

— Конечно, — согласился Михара, — люди-то прежние, да и мысли у них прежние. А знаешь, к какому выводу я пришел там? — Михара прикрыл глаза и лишь после довольно продолжительной паузы сказал:

— Количество способов делать деньги не изменилось, наверное, со времен Адама.

Чекан понял, куда клонит Михара, но на всякий случай кивнул.

— Вот смотри, раньше был ямщик, ездил на лошади, а теперь он летает на самолете или ездит на машине.

Способ делания денег тот же — кого-то надо завезти из одного места в другое. Только везет он теперь побыстрее, а так способ не изменился. И деньги остались деньгами, будь это рыжье или резаная бумага — значения не имеет.

— Рыжье лучше, — сказал Чекан.

— Рыжье — это хорошо, а стекляшки еще лучше.

Они поднялись в квартиру. Стол был накрыт, хотя квартира оказалась пустой. Немного презрительно Михара посмотрел на замки, которыми была оснащена дверь.

— Замки никчемные, я такие голыми руками открою. Сменить надо.

— Так это же ты, — благодушно засмеялся Чекан, — таких талантов мало. Да ты ко мне и не полезешь, для такого человека, как ты, у меня взять нечего. Ты же не позаришься на пару десятков косарей да на пару стекляшек?

— Нет, не позарюсь, — покачал своей крепкой головой Михара, — тут ты прав.

— Да и не полезет ко мне никто, знают, кто здесь живет, хоть на двери и нет таблички.

— А может, зря? Может, табличку и стоит повесить?

Ты же шик полюбил, пока мы не виделись.

— Теперь время другое наступило, сам видишь. Раздевайся, раздевайся. Примешь ванну, в общем, все, что хочешь.

— А я ничего и не хочу, разве что только помыться.

Вспотел в самолете, жарковато было. А окно, как ты понимаешь, там не откроешь.

Михара забрался в ванную комнату, послышался шум воды. А Чекан, еще раз осмотрев стол, устроился в кресле, ожидая, когда же появится дорогой гость.

Наверное, полчаса плескался Михара, наслаждаясь теплой водой, хорошим мылом и острой бритвой. Он появился в теплом белье, босиком. Его ноги были ужасны — красные скрюченные пальцы, на половине которых не было ногтей.

— На зоне обморозил. И что только ни делал, ни хрена не помогает.

Михара сам свинтил пробку с бутылки водки, вылил себе немного на ладонь, растер щеки, шею, затем принялся хлопать по ним ладонями.

— Вот теперь ничего.

Сел на диван, надел толстые шерстяные носки, извлеченные из своего чемодана, такого маленького на вид, вытащил войлочные тапки, отороченные мехом.

— Один кореш подарил. Говорил, будешь ходить по дому, греют не хуже валенок.

В этих тапках он подошел к пальто, сунул в Карман руку и вернулся к столу с тем самым камнем, который показывал Чекану в машине.

— Так ты на самом деле, Чекан, знаешь, что это такое?

— Думаю, алмаз.

— Ишь ты, разбираться начал! Да, алмаз. Якутский алмаз. А как ты думаешь, сколько он стоит?

— Думаю, немало, — сказал Чекан.

— — Немало он стоит вот в таком виде, а если его огранить как следует, он будет стоить в сто раз больше. За такой камень много чего купить можно, хотя с виду сущая стекляшка. Лежала себе под землей, пока ее для меня не выкопали.

— Где взял? — спросил Чекан, хотя понимал, что подобный вопрос

неуместен и задавать его не следует.

Но слишком уж доверительными были у них с Михарой взаимные отношения.

— А дал мне его один человек. Сидел со мной, толковый мужичок. Он чуть раньше меня освободился, но в Москву не полетел, хотя я его звал с собой. Он в Якутию вернулся, проводил меня, уже дома, наверное.

— Ну и что? — спросил Чекан, поглаживая камень подушечкой указательного пальца. Камень лежал в центре тарелки. Он выглядел, в общем-то, непрезентабельно, так, кусок стекла, похожий на немного вытянутый, не правильной формы грецкий орех, не крупный и не мелкий.

— Таких камней, Чекан, можно много получить, естественно за деньги. А если их потом вывезти из России в Амстердам или в Штаты, а там огранить и привести в божеский вид, очень большие деньги можно сорвать, С тем мужиком у меня договор хороший, я его от смерти спас, так что он мне обязан. Обещал помочь.

— А кто он?

— Зачем тебе пока это знать? Меньше знаешь, крепче спишь, — присказкой ответил Михара. — Я его знаю, он меня знает. Этого, думаю, хватит. А вот с деньгами тебе придется постараться, и вывезти камни тебе придется или, может, кого наймем. Пока дело не в этом. Но если денег больших нет, то мы достанем, руки-то у Михары пока еще на месте, — и Михара посмотрел на свои огромные ладони, на сильные пальцы, а затем указательным пальцем правой руки постучал себя по лбу. — Да и мозги пока еще работают. Денег, надеюсь, мы сможем взять.

Ломанем какой-нибудь ящик, а, Чекан? Только ящик хороший найти надо, где много денег лежит.

— Ты знаешь, Михара, сейчас по-другому действую.

Денег мы найдем, это не вопрос. Денег под такое дело любой банкир мне даст, тем более ты же знаешь, есть наши банки, есть их банки. Часть мы держим, часть ФСБ, так что мы как бы конкуренты и в то же время партнеры.

Иногда они у нас просят денег, а иногда мы у них берем.

Но ты знаешь, Михара, самое главное — возвращаем: мы им и они нам.

— Это хорошо, вот это я и хотел от тебя услышать.

А теперь давай закусим, выпьем, пусть душу немного отпустит.

— Народ тебя видеть хочет, Михара, — признался Чекан.

— А я пока, кроме тебя, никого не хочу видеть. Понять надо, чем люди теперь дышат.

Михара подвинул к себе тарелку, бросил на нее кусок селедки с луком, налил полную хрустальную рюмку замороженной водки, посмотрел на Чекана немного просветлевшим взглядом, серым и холодным, как осеннее небо в погожий день.

— Ну, поехали. Со свиданьицем, кореш.

Рюмки сошлись.

— А теперь, — без остановки, лишь зажевав колечком лука, сказал Чекан, — давай за Резаного. Он мне ведь тоже не чужой.

— Да и мне Сашка не чужой был, вместе ворочались на соседних нарах не один год. Давай за него, земля ему пухом.

Выпив, мужчины помолчали, и только после этого, задымив папиросой, Михара сказал:

— Знаешь, Чекан, Резаный тут ни при чем. Не мог он замутить с общаком, не тот это человек, чтобы непонятки устраивать, даже под пытками, не тот.

— Я этого и не говорил.

— Признайся, подумал небось, что Резаный азербам выдал общак?

Чекан немного побледнел и, чтобы скрыть это, принялся тереть лицо ладонями.

— Не мог Резаный этого сделать, руку даю на отсечение! — Михара положил широкую ладонь на скатерть стола и ударил по запястью ребром ладони. — Такое не прощают, — тихо, еле слышно проговорил Михара, и тут же его глаза сузились.

Он пристально смотрел на Чекана, а тот чувствовал себя потерянным, так, словно бы он был виноват в том, что общак бесследно исчез.

— До сих пор не могу себе простить, что поздно приехал, — вздохнул Чекан, пытаясь поставить на стол недопитую рюмку.

— Нет, так нельзя, — Михара перехватил его руку, — до дна пить надо. Никто из наших здесь не виноват. Но кто-то же влез.

Взгляды обоих мужчин сошлись на камне, лежавшем в тарелке, и тут же они глянули друг другу в глаза.

— Если за Резаного не отомстим, грош нам цена.

— Если бы ты, Михара, только знал, как мы его искали, азерба долбаного! Даже с ментами пришлось договориться, хоть и западло.

— А может, и не надо было с ними договариваться? — ласково проговорил Михара, разливая водку. — Ты до дна, Чекан, пей, нельзя оставлять.

Постепенно мир перед глазами Чекана затуманивался.

Он знал, что сегодня никуда уже не поедет и можно расслабиться. Как-никак он в своих стенах, к тому же с лучшим другом и учителем, которому он обязан всей своей жизнью. Михара ел мало, лишь закусывал. Хлеб ломал маленькими кусочками, целиком отправляя их в рот, и долго жевал.

— Тяжко зонам будет без денег. Без подогрева — никуда, — перестав жевать, мрачно сказал Михара, — Собрать новый общак — дело серьезное, не простое, — правой рукой он взял стальную вилку, которую несколько секунд тому назад отложил, и пальцы сами согнули толстый металлический черенок, чуть ли не завязав его на узел При этом выражение лица Михары не изменилось — Да, туго будет без денег братве, помогут другие.

Но общак надо найти из принципа и азерба поймать. Другим в науку. На это не надо жалеть ни денег, ни сил, ни времени. Дело святое.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать