Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Анатомия пришельца (страница 3)


Его лысина блеснула под лучом верхней лампы. Сзади открылась дверь. Огромного роста солдат с автоматом за плечом подошел и положил мне ярко-желтый свернутый комбинезон.

- Ну, вот, - услышал я Рапа. - Одевайте, не глупите, деваться вам все равно некуда.

Рап уселся за пульт и, время от времени следя, как я переодеваюсь, стал отдавать какие-то невнятные команды находящимся на связи операторам. Я переоделся и сел в кресло. Рап руководил дальнейшим захватом корабля. По его командам и докладам операторов я понял, что они уже почти захватили двигательную установку. Судя по всему, это было последнее место, где еще оставались силы, пытавшиеся им противостоять. Прошло около часа. Рап сделал звук динамиков больше и устало вышел из-за пульта.

- Трудный день, много дел, голова что-то болит.

Я, не скрывая, разглядывал его.

- Послушай, а почему именно я?

Рап оглянулся на меня.

- О, вот и молодец, давай на ты, я согласен, все равно придется когда-нибудь. Тебя? Да, как тебе сказать, нужен был гуманитарий, ну, словом, чтобы эдакий пространный кто-нибудь, у таких восприятие окружающее лучше.

- Но я же такой не один на корабле.

Рап разминал суставы.

- Да, ты такой не один, вас таких много. Тем более, считай, что тебе особенно повезло. Найди мои ребята кого-нибудь такого до тебя, и все, валялся бы ты где-нибудь в мусорном отсеке.

Я представил себе эту картину, и мне стало не по себе. А ведь где-то сейчас валяется Бэрт, его коллеги по совету, многие те, для кого благо колонистов было кое-чем большим, чем гарант своего благополучия. Что передо мною подлец и негодяй, я даже не сомневался, но вот, как быть дальше, совершенно не знал. А наилучшим выходом, пока я не разберусь во всем до конца, будет просто молчание. Молчание моего истинного я. Рап присел пару раз, хрустя коленями. Ему было лет пятьдесят, может быть, с чем-то, фигура, эдакий пузатенький мужчина, низкого роста. Весьма странно было видеть при почти лысой голове довольно густую бороду и усы.

- Тебе не скучно, - спросил Рап.

Я подумал.

- Скучно, к тому же я со вчерашнего обеда ничего не ел.

Рап выпрямился.

- А, ясно, - он подошел к пульту. - Принесите-ка нам чего-нибудь перекусить и побыстрее, - Он выключил передатчик.

- Ну, ладно, сейчас мы с тобой перекусим, и потом тебя проводят в твою комнату. Ты уж извини, но до завтра тебе надо будет там посидеть. Свобода твоя безгранична, но только, когда все спокойно, а пока еще есть на корабле те, кто в нас стреляет, то, увы, надо терпеть.

Я усмехнулся.

- Такие, которые в вас стреляют, будут всегда.

Рап стал серьезнее.

- А вот это мы посмотрим, клянусь, что уже послезавтра я сам смогу свободно гулять по кораблю без охраны.

Принесли еду. Прекрасно оформленная пища внушала уважение к повару. Ананасы, рябчики, в условиях переброски такого не ел никто, даже в руководящих эшелонах. И хотя никогда не было такого, что продуктов нет, все же подобного не видел, я уверен, никто.

Через полчаса после еды я стал неожиданно засыпать. Рап увидел это и, вызвав двух солдат, приказал отвести меня к себе.

Куда они меня вели, я не помню, но помещение было новое, чистое, и я сразу уснул.

Пелена сна проходила медленно. Уже проснувшись, но еще не встав, я решил поразмыслить над своим весьма вопросительным положением. Я был раздет, как ни странно, кем-то побрит и одет во все свежее, видимо, перед этим еще и помыт. Все это казалось тем более странным, что я заснул вчера, насколько я помнил, в раскладном кресле, а сейчас лежал на шикарном диване. Похоже даже, что не в той комнате, где был сперва. Лежать надоело, да и, как назло, затекла рука, и я понемногу стал вставать. На кресле висел мой ярчайший желтизны комбинезон, на левой части его груди я заметил какой-то знак. Развернув его в руках, я увидел наведенный черным замысловатый узор. Наверное, по этому знаку меня и должны были, по словам Рапа, узнавать его люди.

Потратив полчаса на умывание и завтрак, уже ждавший меня на подносе возле дивана, я решил воспользоваться своей свободой и навестить Рапа. Помещение, в котором я находился, и вправду было не тем, в которое меня привели в первый раз. Это была комната, отстоявшая от капитанского центра на целых два поворота. Перед дверями Раповского кабинета по-прежнему стояли двое в черном, и хотя это были уже другие люди, дверь передо мной открылась незамедлительно.

В помещении, склонясь над картой, расстеленной на полу, стояли трое. Рапа я узнал сразу, двое других были мне незнакомы.

- А, вот и он. Прошу любить и жаловать, а также знакомиться, - Рап указал рукой на меня. Двое его собеседников качнули приветственно головами.

- Это наш стратег, - взяв за плечо одного из них, представил Рап. А вот это наш железный соратник, начальник службы порядка, - Рап указал на второго. - Пока мне здесь особенно некогда с тобой, пойди, походи с ним по кораблю, можешь слетать на другие, - Рап злорадно улыбался.

Я удивился. Еще вчера вечером его путчисты едва захватили корабль, а уже сегодня он мне предлагает прокатиться на другой. Нет, здесь что-то не в порядке.

- Пойдемте, я сейчас еду к левому борту, а потом на третий корабль, -увлекая меня за собой, сказал железный соратник, направившись к выходу.

- Простите, а что, третий корабль уже ваш, - спросил я, когда дверь за нами закрылась. Он, не сбавляя набранный темп, сказал:

- И третий, и четвертый, и десятый, они все наши.

Я оторопел.

- Позвольте, но как же это, ведь еще вчера...

Он добродушно улыбнулся

- Вчера? Ах, ну да, это же

вы спали. Конечно, конечно, вы же ничего не знаете. - Мы сели в лифт. - Вы там что-то выпили, а потом вам плохо стало, Рап за вас, кстати, очень волновался. Потом вас немного подлечили, ну, и, чтоб не травмировать, время как раз очень сложное для нас было, усыпили немного.

Я стал злиться. Они обошлись со мной, как с куклой, захотели усыпили, захотели - разбудили.

- Ну, и сколько же я проспал?

Он искоса глянул на меня.

- Три месяца, ни больше, ни меньше.

Я присвистнул. За такое время, конечно же, многое в подобной обстановке изменилось.

- А если не секрет, и как же вы победили, - вспомнив свою свободу всего, спросил я.

Лифт остановился, и мы вышли прямо на бегущую дорожку. Насколько я помнил, она шла к стартовому комплексу. Железный соратник поправил комбинезон.

- Стратегия, дорогой, умная стратегия и безошибочный расчет. Нас сильно прижали. Прибывшие с других кораблей силы противника захватили половину корабля, но мы сумели сломить их и перейти в наступление. Поддерживаемые сторонниками на других кораблях, мы захватили второй и третий.

Сзади нас догнал стратег.

- Что, эпопею штурмов рассказывает? Ну, ну, это, конечно, забавно, эпохально, но слишком однообразно. Тем паче, что враги и сейчас везде, кроме первых трех кораблей. Кругом бои, разруха на звездолетах страшная.

Я обернулся к стратегу.

- А что, по-вашему, интересное. Может, поведаете.

Дорожка кончилась, и все сошли под арку. За аркой эскалатор вел вниз.

- А, вот, и поведаю., - отозвался стратег, явно задетый моим тоном. По всему было видно, что это ближайшие друзья Рапа по скитаниям и перевороту. Они говорили о нем, как о самих себе, просто. Похоже, для них не было по отношению к нему никаких секретов. Стратег начал чванливый рассказ о скрытой борьбе, и я неожиданно обратил внимание на уже начавший приедаться, но внезапно зазвучавший по-новому момент его повествования.

- Когда эти дураки решили, что мы им не нужны, - стратег заулыбался. - Словом, они в нас, как они говорили, ошиблись, Рап поступил правильно.

Железный соратник поддакнул.

- Конечно, не сделай он тогда этого, нам всем конец.

Стратег продолжал.

- Ну, вот, Рап и предложил, а мы сделали. И что же, мы на высоте, а они проиграли. Безошибочно видел он, великий ум. Отобрали еду у них, кораблики с ней взяли - и все. Есть им нечего, а в чем дело, сами не знают. Дорогие колонисты, это все происки наших врагов, притаившихся среди нас самих же. Это, мол, бывшие и будущие хозяйственнички-фермеры ее, эту самую еду, припрятали. Натравили одних на других, потеряли, конечно, много, но зато те, кто остался, железные, как он, - стратег показал на второго.

Мы уже стояли на второй площадке возле небольшого челнока. Его пошарпанное оперенье было кое-где замазано свежей краской. Стратег проводил нас до входа и пошел назад. Старт был почти незаметен, лишь слегка вжало в кресло, и через миг вокруг в стеклах появились звезды.

- Так вы, что же, своих же сторонников друг на друга, что ли? спросил я, с трудом различая в соседнем темном углу черты железного соратника.

- Да, а что тут такого, да и какие они наши, если уже через неделю сомневаться начали. Те, что остались, те наши, а те - так, мусор.

Челнок тряхнуло, Я посмотрел в левое окно. Громадина корабля медленно удалялась. На правой части виднелась надпись "Авангардист".

- А что это вы корабль переименовали, что, вам "Авангард" не нравился, зачем это дурацкое "ист" добавили?

Железный соратник шевельнулся.

- Какая разница, Рапа и спроси, его идея, его планы.

- Я вижу, Рап у вас прямо отец родной. То его идея, это его идея. Сами, что ж, идей не имеете?

Соратник кашлянул.

- Ну, да, не имеем. Он отец, вождь, его роль не умаляй. Мы - его товарищи, наши идеи помельче, хотя свое дело делаем, и не малое, между прочим.

- Вождь, говорите, как в родоплеменной общине, значит: это вождь, а это его фавориты, а вот это, - я показал на пилотов, - так, пыль, таких много.

- Болтай, что хочешь, - сказал соратник, - мне все равно, это твое право.

Челнок изменил курс, мы уже почти подлетели к третьему кораблю. Огромная пасть его шлюзовой камеры распахнулась, готовясь принять нас.

Из посадочного шлюза соратник сразу направился в противоположный, находящийся на другом конце корабля.

Кругом стояли черные солдаты. Выжженные и разрушенные коридоры и залы создавали впечатление огромной пещеры, покрытой налетом времени. Эскалатор поднял нас к небольшому кабинету. У входа стояло два человека в черном. Стена напротив входа была прозрачной, и там, за ней, открывался жуткий вид. Тысячи людей напоминали в своем скоплении огромный шевелящийся муравейник. Взлетные постаменты были пусты, все пространство шлюзового зала от края и до края было, буквально, забито людьми. Соратник сел у пульта перед стеклом. Я все еще не понимал, что происходит. Живая масса серела комбинезонами старого, допереворотного, образца, многие были в разноцветном. Женщины поднимали на руках детей, что-то крича. Крики сливались в единый гул, которого не было слышно, но от которого вибрировали стены. Соратник обернулся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать