Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Анатомия пришельца (страница 4)


- Знаешь, какой лозунг у моей службы? - Ответа он не дождался, вопроса тоже. - У моих людей должен быть холодный разум и рвущееся к победе сердце.

Я покачал головой.

- При таких требованиях руки у них, я думаю, будут не менее, чем по локоть, в крови.

Железный соратник прокашлялся.

- А ты что же думал. Такие дела, как у нас, великие, в белых перчатках не делаются. - Он прошелся пальцем по клавиатуре. Я понял, наконец, в чем дело, и бросился к нему. Пальцы впились в его горло, но сзади схватили за руки и, оттолкнув к стене, крепко сжали, заломив обе руки за спину.

- Ты не психуй, дело у тебя не сложное, наблюдай, и все тут, поглаживая слегка травмированную шею, произнес железный соратник.

Многотонная плита стены шлюза поднималась, открываясь наружу. Живое море внизу перестало шевелиться, от него стали отрываться отдельные тела, плавно и медленно взлетая вверх. Через минуту многометровый козырек завис над верхней частью борта, впуская космос все больше и больше в безжизненное тело корабля. Картина, достойная описания в самых кошмарных преданиях, открывалась перед стеклом кабинета. По всему объему шлюзового зала летали застывшие тела людей. Космический холод сковал их вечной неизменностью. Соратник нажал какую-то кнопку. Заработала вытяжка, усиленно выдувая горы трупов из шлюза. Их выбрасывали, словно использованные пакеты, бумагу, объеденные огрызки. Железный соратник почесал затылок.

- Тебе их жаль? Напрасно. Это враги, и им не место там, куда мы летим.

Я почти обессилел в безвыходной ненависти, прижатый к двери.

- Туда, куда мы летим, не место вам, кровавым убийцам и преступникам.

Соратник засмеялся.

- Какая кровь, что ты, ты ее видел? Ее не было, так что не надо, - он погрозил пальцем. -А летим мы, кстати, спать меньше надо, не туда, куда летели они, а туда, куда летим мы. Вот вернешься, Рапа и расспроси, я от тебя уже устал. Нудный ты сильно, надоел.

Я вернулся истощенным до предела. Моей мечтой было раздобыть лазер и продырявить этого выродка вдоль и поперек. Но взять даже маленького лучевого пистолетика было совсем негде. Кругом стояли черные люди, вооруженные до зубов, и украсть оружие было практически неосуществимо. Взять же его у них самих у меня не получалось. Видимо, они были проинструктированы на мой счет, да и к тому же мой комбинезон не оставлял ни у кого никаких сомнений в том, кто я такой.

В помещении капитанского центра был сумрак. Рап лежал на диване рядом с пультом.

- Прилетел, наконец, ну, заходи, поболтаем. Целых три дня ты там торчал, не надоело? Что шокирован увиденным, сочувствую, а что делать? Если не мы их, то они нас. Я всегда учил, что лучший способ избавления от врага - это его убийство. Никаких потом тебе головных болей, никаких проблем. Мне тут железный наш соратник сообщал о тебе.

- Ваш соратник, - вставил я , садясь в кресло.

- Ну, да, конечно, не привык, зверство и все там такое. Ну, да, оставим это. Я вот тут, ты ведь не знаешь, мне железный сообщил, переориентировочку небольшую сделал. Теперь мы летим не туда, куда летели они. Теперь летим к огромному источнику. Куда там вашим планам, тут такая звезда, что энергетический кризис не светит даже нашим потомкам в бог знает каком миллиардном поколении. Да о чем это я, вообще не светит никогда. Звезда мощнейшая. Лететь, правда, несколько дольше, но перспектива, закачаешься. Хотя, ты в этом ни бе, ни ме.

- Какие еще новости есть, - вяло спросил я. Становилось понятно, что наступил апокалипсис, изо всех сил твердил я себе, что лучшее - это просто держаться, никаких самоубийств, никаких слабостей. Пережить этот момент это мой долг.

Рап заворочался на диване.

- Ты что, до сих пор переживаешь из-за тех врагов? Перестань, идет война, флот, кстати, уже почти наш. Завтра, вот, и на днях, только сбросим по флотилии мусор весь, и победа, можно считать, полная.

- А ты не просто убийца, ты ведь маньяк, Рап, - начал я, не дав ему полностью закончить.

- Да ты брось меня учить. Между прочим, Рапа уже нет, - он встал с кресла и подошел к дивану.

- Это как так нет? Куда же он делся? Может, сдох от угрызений совести? Хотя, о чем это я, какая совесть, ее и в помине у него никогда не было.

Рап перевернулся на бок

- Умер Рап, нету его. В честь его и корабль этот назвали. А я Стап, приемник его и продолжатель. Что, не веришь, так посмотри получше.

Я пригляделся. Действительно, на диване лежал человек без бороды, волосы на голове были густые и зачесанные назад. Вот только усы и остались, выросли еще больше.

- Дурака сделать хочешь из меня? Не получится. Ладно, не Рап ты, Стап ты. Имя новое себе взял, бог с тобой, точнее, черт. Меня-то уж вовек не заставишь поверить, что ты - это не ты, а другой, преемник.

Стап сел.

- А тебя и не надо. Ты кто есть, забыл, что ли? Ты наблюдатель. Их надо - их я заставил, - он махнул рукой на дверь. - Люди верят мне, понимаешь? Я зажег в них веру, и они ею горят, аж плавятся. А пока они горят, пока так, что аж плавятся, я тут кое-что поменял, чтобы, как у всех, с историей с самого начала, чтоб чисто и красиво. Корабль "Рапист" назвал, вчерашний день Днем Освобождения назвал, теперь можно и дальше идти. Знамя есть, символ есть, все есть, чего еще надо для борьбы.

Я переступил с ноги на ногу.

- "Рапист", значит, корабль назвал? А зачем же в "Авангардист" его до этого переименовал?

- Вот, хитрый ты, знаешь сам, зачем, дорогой. Затем и переименовал, чтобы потом "Рапистом" сделать. Во-первых,

люди к частым сменам названий привыкают, а во-вторых, не переименуй я его, потом не звучало бы. Сам смотри, ни так, ни эдак не всунешь Рапа никуда. А тут все как по маслу. Вот и убил двух зайцев сразу.

Я повернулся и пошел к креслу.

- Предусмотрительный, мерзавец, дальновидный, честь тебе и хвала, подлец.

Он опять лег.

- Ну, зачем так, дорогой, это ведь все ерунда. Хочу вот я столицу перенести. Надоело старое место. Да и не место Стапу возле Рапа. Рап мертв, и задачи у него не те, что у Стапа - живого. Думаю, вот, на второй корабль перебраться, ты как посоветуешь?

Я сел.

Бэрт был прав, он настоящий оборотень. Что это, ведь не парик и не инопланетный разум-диверсант? Может, какая-нибудь мутация, я слышал, они раз в сто тысяч или там в миллион лет бывают. Жуткое чудовище, мутант ужасающий.

- Я тебе не советчик, решай сам. Просьба только. Не желаю я видеть твое творчество, избавь меня от этого. Усыпи, а, скажем, где-то через год разбуди. Дольше я тебя, уж извини, терпеть не смогу, или убью, или сам себя кончу.

Стап задумался.

- Ладно, уговорил. Сентиментален я. Рап, так тот был жестче, а я добрый, уступить могу. Но через год, как штык, слово есть слово. А убить меня ты не можешь, и не старайся. Умереть я смогу лишь тогда, когда случатся кое-какие обстоятельства. Ты их не знаешь и не узнаешь, так что иди, спи спокойно.

* * *

Я открыл глаза. Стеклянный колпак крыши стоял вертикально у моих ног, лежа, я видел лишь его верхнюю часть. Сперва подошел какой-то человек в черном костюме и очках.

- С приятным пробуждением. Как спалось? Как самочувствие? - Он подал мне руку и, помогая подняться, сразу же стал пожимать. - Будем знакомы, я личный советник Стапа по безопасности. Мне поручено встретить вас и ознакомить с нашим днем, так сказать.

Я встал и, присев пару раз, повернулся к нему лицом. Человек был толстым, небольшого роста. Лицо его было до такой степени неприятным, что смотреть на него более минуты становилось невыносимым.

- Не скажу, что я рад вас видеть, советник, но делать тут нечего. Знакомьте. Между прочим, где Стап и как мне его увидеть.

Советник отошел в угол.

- Соратник Стап сейчас в своей ставке, увидеть его практически невозможно, но вас это, не беспокойтесь, не касается. Стап готов принять вас, как только вы пожелаете. В свободное же время вашим гидом и экскурсоводом буду я.

Я сел за маленький столик, где стоял, как уже повелось, горячий завтрак для пробудившегося. Пища оказалась отменной.

- Стап всегда любил роскошь в еде, - начал я, уплетая прекрасно сделанных трепангов. - И что же, все у вас теперь так питаются или , как раньше, только Стап?

Советник невесело улыбнулся.

- Ну, почему же не все, народ у нас на это не жалуется. Всего вдоволь, работать мы научились отлично, и плоды труда не малые.

Я оторвался от деликатесов.

- О, а где это подевались всякие там железные соратники, стратеги бойни и прочие прихлебатели вашего замечательного Стапа.

Советник ничуть не смутился

- Завидую я вам. Что ни ляпнешь, как с гуся вода. А соратники - кто умер, а кого и наказать пришлось за ошибки в нашем деле. Вот уже после тех даже, за последние полгода двоих советников безопасности устранили. Чересчур неосмотрительны были в средствах и методах.

Советник сел в кресло возле моего прозрачного ложа.

- Так вы теперь, я смотрю, караете больше сами себя, чем тех, над кем правите? Очень интересный поворот. Наверное, и демократия у вас теперь не пустое слово. Гуманнее, может, стали? Не верится мне, ей-богу, не верится, быть этого не может.

Советник протер очки.

- Зря обижаете, зря. Что до демократии, то она нам изначально присуща была, еще соратник Рап первыми своими распоряжениями ее основы заложил. А насчет покарания, то караем врагов, иначе нельзя, враги ведь все-таки.

Я поперхнулся.

- Ага, видел я эти основы, ничего не скажешь, прекрасное начало, могу себе представить, как вы его продолжаете. И что, есть еще на ком? Очень странно, я думал, при таких темпах уже некуда дальше будет.

Советник встал. Стекла его очков поблескивали в свете ламп.

- Хочу предложить вам небольшую прогулку по кораблям. Стап распорядился, чтобы вы были обязательно ознакомлены со всем происходящим до вашей встречи.

Я закончил есть и тоже встал.

- Да, опять променаж на бойню, помню, как же. Железный соратник однажды проветрил меня одной чудесной прогулкой. Ну, что ж, пошли.

Я оделся, и мы вышли в коридор. Коридор был необычайно велик, у соседней стены стояла передвижная капсула с открывшимся верхом, внутри сидела охрана.

- Вы что, реконструировали корабль, ездить теперь стали, ходить лень уже?

- Вы не правы, уважаемый, - перебил советник, садясь в капсулу. После внутриэкипажной войны все это, - он показал вокруг, - было в руинах. Нашим людям пришлось вложить в нынешнее процветание изрядную долю своего энтузиазма. Восстанавливали со вкусом, по-новому. Время идет, прогресс неумолим, нам уже надо и передвигаться и все-все делать быстрее, вот мы и делаем.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать