Жанр: Ужасы и Мистика » Говард Лавкрафт » Хребты Безумия (страница 10)


     Изучив записи, сделанные Пэбоди во время его дневного полета, сверив их с показаниями  секстанта,  мы с  Денфортом  вычислили, что  самое подходящее место  для  перелета через горы  находится правее лагеря, высота хребта  там минимальная -- двадцать  три  или двадцать  четыре тысячи футов над  уровнем моря.  Все  же  мы полностью  разгрузили  самолет. Лагерь  наш  находился  в предгорьях, достигавших и так приблизительно двенадцать тысяч футов, поэтому фактически  нам нужно было подняться не на такую  уж большую высоту. Тем  не менее, взлетев, мы остро почувствовали нехватку воздуха и мучительный холод: из-за плохой  видимости пришлось оставить  иллюминаторы  открытыми.  Вряд ли стоит говорить о том, что мы натянули на себя из одежды все, что смогли.

     Приближаясь к  мрачным вершинам,  грозно темневшим над снежной  линией, отделявшей  обнаженную породу  от  вечных  льдов,  мы замечали  все  большее количество   прилепившихся   к   горным  склонам   геометрически  правильных конструкций и в очередной раз вспоминали  загадочные картины  Николая Рериха из   его  азиатской  серии.  Вид   выветрившихся  древних  пород   полностью соответствовал  описаниям  Лейка:  скорей  всего  эти гиганты  точно  так же высились  здесь  и  в  исключительно  давние  времена  --  более  пятидесяти миллионов лет назад.  Гадать,  насколько выше они были тогда, представлялось бессмысленным, хотя по всем приметам некие особые атмосферные условия в этом таинственном  районе  препятствовали  переменам,  сдерживая обычный  процесс разрушения горных пород.

     Волновали и  дразнили  наше воображение  скорее уж  все  эти правильной формы кубы, пещеры и крепостные  валы. Денфорт вел самолет, а я рассматривал их в бинокль, то и дело  щелкая  аэрокамерой и иногда  замещая у руля своего товарища, чтобы дать и ему возможность  полюбоваться  в бинокль на  все  эти диковины. Впрочем,  ненадолго,  ибо  мое искусство  пилотирования  оставляло желать лучшего. Мы уже поняли, что странные композиции состояли  по  большей части  из легкого архейского кварцита, которого больше нигде вокруг не было, а  удивительная равномерность их чередования пугала и настораживала нас, как и беднягу Лейка.

     Все  прочее, сказанное им,  тоже  оказалось правдой: края этих каменных фигур за долгие годы искрошились и закруглились, но исключительная прочность камня  помогла  ему  выстоять.  Нижние,  примыкающие  к  склону части  кубов казались  схожими  с породами хребтов. Все вместе  это напоминало  развалины Мачу Пикчу  в Андах или крепостные стены Киша,  обнаруженные археологической экспедицией Оксфордского музея под открытым небом. Нам с Денфортом несколько раз  почудилось, что все эти  конструкции  состоят из  отдельных  гигантских глыб, то же самое  померещилось и Кэрроллу, сопровождавшему  Лейка в полете. Какое объяснение можно дать этому, я не понимал и чувствовал себя как геолог посрамленным.

     Вулканические  породы часто принимают необычные формы,  стоит вспомнить хотя  бы знаменитую Дорогу  Великанов  в Ирландии, но здесь-то, несмотря  на первоначальное  предположение Лейка  о наличии  в горной цепи вулканов, было нечто другое.

     Необычные  пещеры,  рядом  с  которыми  группировались  эти  диковинные каменные образования, казались  не меньшей загадкой -- слишком уж правильной формы были отверстия. Чаще всего они представляли собой квадрат или полукруг (что  соответствовало  сообщению Лейка), как  если бы чья-то  волшебная рука придала этим  естественным входам более  законченную симметричную  форму. Их насчитывалось на удивление много, видимо, весь известняковый  слой был здесь пронизан подземными туннелями. Хотя  недра пещер оставались недоступными для наших биноклей, но у  самого их входа  мы кое-что могли рассмотреть,  но  не заметили там ни

сталактитов, ни сталагмитов. Горная поверхность вблизи пещер была необычно ровной и гладкой, а Денфорту чудилось, что небольшие трещины  и углубления складывались в  непонятный узор.  Немудрено,  что после пережитых в лагере потрясений узор этот смутно напомнил  ему  странный точечный  рисунок  на  зеленоватых  камнях,  воспроизведенный  безумцами  на кошмарных ледяных надгробиях шести чудовищных тварей.

     Мы  медленно  набирали  высоту,  готовясь перелететь через  горы  в том месте,  которое  казалось  относительно ниже  остального  хребта.  Время  от времени  поглядывая вниз, мы  прикидывали,  смогли  бы  покорить это ледовое пространство,  если  бы  у  нас  было  не  новейшее  снаряжение, а  то,  что применялось   раньше.  К  нашему  удивлению,   подъем  не  отличался  особой крутизной; встречались, конечно, расселины и прочие трудные места, но все же сани Скотта, Шеклтона или Амундсена, без сомнения, прошли бы здесь.  Ледники подступали к открытым  всем  ветрам  перевалам --  оказавшись над нашим,  мы убедились, что и он не был исключением.

     Трудно описать волнение, с которым мы ожидали встречи с неведомым миром по  другую сторону хребтов,  хотя не было никаких оснований полагать, что он существенно  отличается  от  остального  континента.  Но  какая-то  мрачная, гнетущая тайна  чудилась в  этих горах,  в манящей переливчатой глубине неба между  вершинами --  это ощущение невозможно передать на бумаге, оно слишком неопределенно  и  зыбко.  Дело  здесь,  видимо, заключалось  в  эстетических ассоциациях, в налете психологического символизма, вспоминались экзотическая поэзия и живопись, в подсознании всплывали  древние миры  из потаенных книг. Даже в завываниях  ветра  слышалась некая злобная воля; порой  нам казалось, что  этот вой  сопровождается какой-то дикой музыкой -- то ли свистом, то ли трубными  звуками,--  так случалось, когда ветер забирался  в многочисленные гулкие пещеры. Звуки эти вызывали у нас какое-то неосознанное отвращение  -- сложное, необъяснимое чувство,  которое  возникает,  когда  сталкиваешься  с чем-то порочным.

     Мы  немного  снизили   высоту  и  теперь  летели,  согласно  показаниям анероида, на высоте 23 570  футов -- район вечных снегов остался внизу. Выше нас чернели только голые скалистые вершины, облепленные загадочными кубами и крепостными валами  и продырявленные  поющими пещерами,--  все это создавало ощущение   чего-то  ненатурального,  фантастического,   иллюзорного;  отсюда начинали  свой  путь и остроконечные ледники. Вглядываясь в высоченные пики, я, кажется, видел тот, упомянутый несчастным Лейком, на вершине которого ему померещился  крепостной  вал. Пик этот  был  почти полностью затянут  особым антарктическим  туманом  --  Лейк   принял  его  за  признаки  вулканической активности. А перед нами лежал перевал, и ветер, завывая, проносился меж его неровных  и  мрачно насупленных каменных стен. Дальше простиралось  небо, по нему, освещенному низким полярным солнцем, ползли кудрявые облачка. Внизу же находился тот неведомый мир, который еще не удавалось лицезреть смертному.

     Еще немного  -- и  он  откроется  перед  нами.  Заглушая все  вокруг, с яростным воем несся через  перевал  ветер, в его  реве,  усиливавшемся шумом мотора,  можно  было  расслышать разве что  крик, и потому  мы  с  Денфортом обменялись лишь красноречивым  взглядом.  Но вот последние футы позади --  и перед  нами неожиданно как бы распахнулись двери в древний и абсолютно чужой мир, таящий множество нераскрытых секретов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать