Жанр: Ужасы и Мистика » Говард Лавкрафт » Хребты Безумия (страница 13)


     Кружа по  этому сумрачному каменному лабиринту,  мы  останавливались  у каждого доступного нам отверстия, чтобы заглянуть внутрь и прикинуть, нельзя ли туда  забраться.  До  некоторых окошек  было невозможно дотянуться, в  то время  как другие  открывали  нашему взору вросшие в лед руины  под открытым небом,   вроде  повстречавшейся  нам   первой  крепости.   Одно,  достаточно просторное,  так и  манило  воспользоваться  им,  но  под  ним  разверзалась настоящая  бездна, а  никакого спуска  мы не разглядели. Несколько  раз  нам попадались  уцелевшие  ставни;  дерево,  из  которого  их изготовили,  давно окаменело,  но  строение  его,  отдельные  прожилки  еще  различались, и эта ожившая перед нами древность кружила голову. Ставни вырезали из  мезозойских голосеменных хвойных  деревьев, а также  из веерных пальм  и покрытосеменных деревьев  третичного  периода.  И здесь  -- ничего  моложе плиоцена. Судя по расположению ставен, по краям которых сохранились метки от давно распавшихся петель странной формы, они крепились не только  снаружи,  но и  внутри.  Их, казалось,  заклинило,  и  это  помогло им  сохраниться,  пережив  изъеденные ржавчиной металлические крепления и запоры..

     Наконец мы напали  на целый  ряд окон --  в венчавшем здание громадном пятиугольнике; сквозь них просматривалась просторная,  хорошо  сохранившаяся комната  с   каменным  полом,   однако  спуститься  туда  без   веревки   не представлялось возможным. Веревка  лежала у  нас  в рюкзаке, но не  хотелось возиться без  крайней  необходимости с двадцатифутовой  связкой, особенно  в такой  разрежённой  атмосфере,  где сердечно-сосудистая  система  испытывала большие перегрузки. Огромная комната  была, скорее всего, главным вестибюлем или  залом,  и  наши электрические  фонарики  высветили четкие  барельефы  с поражавшими  воображение  резными  портретами, идущими  широкой  полосой  по стенам  зала и отделенными  друг от друга традиционным  точечным орнаментом. Постаравшись  получше запомнить это место, мы решили  вернуться сюда  в  том случае, если не найдем ничего более доступного.

     В результате  мы отыскали проем в стене  с арочным перекрытием, шириной шесть и  длиной  десять  футов  --  прежде  сюда подходил  воздушный мостик, соединявший  между  собой здания.  Не знаю,  как  раньше, но  теперь  бы  он располагался всего в пяти  футах над ледяным покровом. Эти сводчатые проходы соответствовали  верхним этажам; сохранился здесь, к счастью, и пол. Фасадом это доступное для нас строение  было  обращено на запад, спускаясь ко льду террасами. Напротив него,  там, где  зиял другой  арочный проем, возвышалась обшарпанная глухая постройка цилиндрической формы с  венчающим  ее  округлым утолщением -- футах в десяти над единственным отверстием.

     Гора обломков облегчила нам  вход в первый дом, но хотя мы ждали такого удобного случая и мечтали о

нем, на какое-то время нас охватило сомнение. Мы не побоялись  влиться в эту стародавнюю  мистерию,  это правда, но  тут  нам предстояло вновь  собраться с духом  и войти в  уцелевшее здание баснословно древней  эпохи, природа  которой постепенно  открывалась нам  во  всей своей чудовищной  неповторимости.  В   конце  концов  мы   почти   заставили  себя вскарабкаться  по  обледенелым  камням к  провалу  в  стене  и спрыгнуть  на выложенный  сланцами  пол --  туда,  где,  как  мы  еще  раньше  разглядели, находился вестибюль с барельефными портретами по стенам.

     Отсюда во  все стороны расходились  арочные коридоры,  и, понимая,  как легко заблудиться в этом сплетении  коридоров и  комнат, мы решили, что пора рвать  бумагу.  До сих пор  мы ориентировались по компасу, а  то и просто на глазок --  по видимым  отовсюду хребтам, лишь ненадолго заслоняемым  шпилями башен, но  теперь  это  было  невозможно.  Мы порвали  всю лишнюю  бумагу  и запихнули клочки  в  рюкзак  Денфорта,  порешив тратить  ее  по  возможности экономнее.  Этот способ казался  подходящим: в  старинном сооружении не было сквозняков.  А в  случае, если ветер вдруг все  же  разгуляется или кончится бумага,  мы сможем прибегнуть к более надежному, хотя и  требующему  больших усилий способу -- начнем делать зарубки.

     Трудно было понять,  как  далеко простирается этот лабиринт. Строения в городе  так  тесно соприкасались  друг с другом, что  можно  было  незаметно переходить  из одного в другое по  мостикам прямо подо льдом, если, конечно, не  натолкнешься  на  последствия  геологических  катаклизмов.  Обледеневших участков внутри  встречалось  не  так  уж  много.  Там же,  где мы  все-таки натыкались  на ледяную толщу, повсюду  сквозь прозрачную  поверхность видели плотно закрытые ставни,  как будто город специально подготовили  к нашествию холода  -- как бы  законсервировали на  неопределенное  время.  Трудно  было отделаться  от  впечатления, что  город  не  бросили  в спешке,  застигнутые внезапной  бедой, а покинули сознательно. И речи не  могло  идти постепенном вымирании.  Может, жители знали заранее о вторжении холода,  может, ушли  из города en masse, отправившись на поиски более надежного пристанища? Нельзя ответить с  точностью, какие геофизические условия способствовали образованию ледяного покрова  в районе города. Это не мог быть долгий, изнурительный процесс. Возможно, причина крылась в излишнем скоплении снега  или  в  разливе  реки,  а может,  прорвала заслоны  снежная лавина,   обрушившаяся  на  город   с  гигантских  горных  хребтов.  В  этом невероятном месте могли прийти на ум самые фантастические объяснения.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать