Жанр: Ужасы и Мистика » Говард Лавкрафт » Хребты Безумия (страница 15)


     Раньше мы не теряли надежды и убеждали  себя в том,  что  встречающийся повсеместно мотив пятиконечия -- всего  лишь знак культурного и религиозного почитания некоего древнего  физического объекта, имевшего подобные признаки: минойская   цивилизация  на  Крите  использовала  в  качестве  декоративного элемента священного быка, египетская -- скарабея, римская -- волчицу и орла, а  дикие, первобытные  племена --  разных тотемных животных.  Но  теперь все иллюзии отпали, нам предстояло смириться  с  реальностью,  от которой волосы вставали на голове. Думаю,  читатель уже догадался,  в чем дело;  мне трудно вывести эти слова на бумаге.

     Существа, которые  в эпоху  динозавров владели этими  мрачными замками, сами динозаврами не  являлись.  Дело обстояло иначе. Динозавры не  так давно появились на Земле, они  были  молодыми животными  с  неразвитым  мозгом,  а строители города -- старыми и мудрыми. Камень запечатлел и сохранил следы их пребывания  на Земле,  уже тогда насчитывающего почти тысячу  миллионов лет: они построили город задолго до того, как земная жизнь пошла в своем развитии дальше простых соединений клеток. Более того, они-то и являлись  создателями и властителями этой  жизни, послужив  прототипами для самых  жутких  древних мифов, именно на них робко намекают Пнакотические рукописи и "Некрономикон". Они  назывались Старцами и прилетели на Землю в ту пору, когда  планета была еще молода. Плоть их сформировалась за годы эволюции на далекой планете: они обладали  невероятной,  безграничной  мощью.  Подумать  только,  ведь  мы  с Денфортом  всего  лишь  сутки назад  видели  их  члены,  отделенные  от тел, тысячелетия пролежавших во льду, а  бедняга Лейк с товарищами,  сами того не ведая, созерцали их подлинный облик...

     Невозможно припомнить, в каком порядке собирали мы факты, относящиеся к этой  невероятной главе из истории планеты до  появления  человека.  Испытав глубокий шок, мы прервали осмотр, чтобы немного прийти в себя, а когда вновь приступили,  занявшись  теперь систематическим обследованием, было  уже  три часа. Судя  по  геологическим,  биологическим и  астрономическим  признакам, скульптурные   изображения  в   доме,   где  мы   первоначально   оказались, принадлежали  к  относительно  позднему  времени,  им  было  не  более  двух миллионов лет  и в сравнении  с барельефами  более древнего  здания, куда мы перешли  по мостику, выглядели просто  декадентскими. Этому величественному, высеченному  из  цельного  камня сооружению  было  никак не меньше сорока, а возможно, и пятидесяти миллионов  лет, оно относилось к позднему  эоцену или раннему  мелу, и  его  барельефы превосходили  в  мастерстве  исполнения все виденное нами, за одним исключением -- с ним мы встретились позже -- то была

древнейшая в городе постройка.

     Не  будь необходимости прокомментировать снимки, которые скоро появятся в прессе,  я бы из опасения прослыть сумасшедшим  придержал язык  и не  стал распространяться о  том, что  именно  увидел я на  стенах и к каким  выводам пришел. Конечно, можно было отнести к области мифотворчества барельефы,  где изображалась  жизнь  звездоголовых  существ в  бесконечно отдаленные  эпохи, когда они  обитали на другой планете, в иной  галактике  или даже вселенной, однако некоторые высеченные  на  камне  чертежи  и  диаграммы заставляли нас вспомнить  о  последних открытиях  в  математике и  астрофизике, и тут уж  я совсем растерялся. Вы меня поймете, когда сами увидите эти фотографии.

     На каждом барельефе рассказывалась, естественно, только небольшая часть единой истории,- и "читать" мы ее начали не с начала и не по порядку. Иногда на стенах нескольких комнат или коридоров разворачивалась подряд непрерывная хроника  событий, но неожиданно  туда  вклинивались тематически обособленные залы.  Лучшие  карты  и графики  висели на  стенах бездонной  пропасти:  эта каверна  площадью  двести  квадратных  футов  и  глубиной  шестьдесят  футов образовалась, видимо,  на месте  бывшего  учебного центра или чего-то в этом роде. Некоторые  темы,  отдельные исторические  события  пользовались особой популярностью и  у  художников,  и у самих  обитателей  города, барельефы  с подобными сюжетами повторялись с раздражающей навязчивостью. Впрочем, иногда разные версии одного события проясняли нам его значение, заполняли лакуны.

     Мне до  сих пор непонятно, каким образом уяснили мы суть дела за  такой небольшой  срок. Впоследствии,  рассматривая  снимки и  зарисовки, мы многое уточнили и заново переосмыслили, хотя и теперь  кое-что  остается  загадкой. Нервный  срыв  Денфорта,  возможно,  объясняется  именно  этими  позднейшими расшифровками  его   впечатлительная   натура  не  смогла   вынести   жутких воспоминаний,  смутных, мучительных  видений  и  вновь  пережить  тот  ужас, который  он испытал, увидев нечто такое,  о чем он не решился поведать  даже мне.

     И   все   же  нам  пришлось   заново   просмотреть  все  документальные свидетельства:  нужно  представить миру  как можно  более полную информацию, чтобы  наше  предостережение,  такое актуальное, стало еще и убедительным. В неразгаданном мире Антарктики, мире смещенного времени и противоестественных законов,  человек   испытывает   губительные   для   него  влияния,  словом, продолжение там исследований попросту невозможно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать