Жанр: Ужасы и Мистика » Говард Лавкрафт » Хребты Безумия (страница 2)


     7 ноября горная цепь на западе временно исчезла из поля  нашего зрения; мы  миновали остров Франклина, а  на следующий день  вдали,  на фоне длинной цепи гор Перри, замаячили конусы вулканов Эребус и Террор на острове Росса [Здесь и далее имеется в виду полуостров Росса - прим. переводчика]. На востоке же белесой полосой протянулся огромный ледяной барьер толщиной не менее двухсот футов. Резко обрываясь, подобно отвесным скалам у берегов Квебека, он ясно говорил, что кораблям идти дальше нельзя. В полдень мы вошли в  залив  Мак-Мердо  и  встали на  якорь у  курящегося вулкана Эребус. Четкие очертания этого  гиганта высотой 12 700 футов напомнили мне  японскую гравюру священной Фудзиямы; сразу  же за ним призрачно белел потухший вулкан Террор, высота его равнялась 10 900 футам.

     Эребус  равномерно  выпускал  из своего  чрева дым,  и  один  из  наших ассистентов, одаренный  студент  по фамилии Денфорт,  обратил наше внимание, что  на  заснеженном  склоне  темнеет  нечто, напоминающее  лаву.  Он  также прибавил, что, по-видимому, именно эта гора, открытая в 1840 году, послужила источником вдохновения для По, который спустя семь лет написал:

     Было сердце мое горячее,      Чем серы поток огневой,      Чем лавы поток огневой,      Бегущий с горы Эореи      Под ветра полярного вой,      Свергающийся с Эореи,      Под бури арктической вой.

          Денфорт,   большой  любитель   такого  рода  странной,  эксцентрической литературы, мог говорить о По часами. Меня самого интересовал этот писатель, сделавший Антарктиду местом действия  своего самого длинного произведения -- волнующей и загадочной "Повести о приключениях Артура Гордона Пима".

     А на голом побережье  и на  ледяном барьере  вдали  с шумным гоготанием бродили, переваливаясь  и  хлопая  ластами,  толпы  нелепейших  созданий  -- пингвинов,  В  воде  плавало  множество  жирных чаек,  поверхность  медленно дрейфующих льдин была также усеяна ими.

     Девятого числа, сразу после полуночи,  мы с превеликим трудом добрались на крошечных лодчонках  до  острова Росса, таща за собой канаты, соединяющие нас  с  обоими  кораблями;  снаряжение  и продовольствие доставили позже  на плотах.  Ступив  на  антарктическую  землю,  мы  пережили  чувства  острые и сложные, несмотря на  то,  что до  нас здесь  уже  побывали Скотт и Шеклтон. Палаточный лагерь,  разбитый нами прямо у подножия вулкана,  был всего  лишь временным  пристанищем,  центр  же   управления  экспедицией   оставался  на "Аркхеме". Мы перевезли на берег все бурильные  установки,  а  также собак, сани,  палатки,  продовольствие,  канистры  с   бензином,  экспериментальную установку  по  растапливанию  льда,  фотоаппараты,  аэрокамеры,  разобранные самолеты и прочее снаряжение, в том числе три миниатюрных  радиоприемника -- помимо тех, что помещались в самолетах. В какой бы части ледяного континента мы  ни  оказались,  они помогли  бы  нам не  терять связь с "Аркхемом".  А с помощью мощного радиопередатчика на "Аркхеме" осуществлялась связь с внешним миром;  сообщения о ходе работ регулярно  посылались в  "Аркхемскую газету", имевшую свою радиостанцию в Кингпорт-Хеде (штат  Массачусетс).  Мы надеялись завершить  дела  к   исходу  антарктического  лета,   а  в   случае  неудачи перезимовать на "Аркхеме", послав "Мискатоник"  домой заблаговременно --  до того, как станет лед,-- за свежим запасом продовольствия.

     Не хочется повторять то,  о  чем писали  все газеты, и рассказывать еще раз  о штурме Эребуса; об удачных пробах, взятых в разных  частях острова; о неизменной, благодаря  изобретению  Пэбоди,  скорости  бурения,  которая  не снижалась даже при работе с очень твердыми  породами;  об удачных испытаниях устройства по растапливанию льда; об опаснейшем  подъеме на ледяной барьер с санями и  снаряжением и о сборке пяти  самолетов  в лагере на ледяной круче. Все  члены  нашей  экспедиции -- двадцать мужчин- и пятьдесят  пять  ездовых собак --  чувствовали  себя превосходно,  правда,  до  сих  пор  мы  еще  не испытывали лютого холода  или ураганного ветра. Ртуть в термометре держалась на отметках 4'  -- 7' ниже нуля  -- морозы, к  которым мы привыкли у  себя в Новой Англии,  где зимы бывают довольно суровыми. Лагерь на ледяном  барьере был  также  промежуточным,  там  предполагалось  хранить  бензин,  провизию, динамит и еще некоторые необходимые вещи.

     Экспедиция  могла  рассчитывать   только   на  четыре  самолета,  пятый оставался  на базе под присмотром летчика и еще двух  подручных  и  в случае пропажи  остальных  самолетов должен был  доставить нас на "Аркхем".  Позже, когда  какой-нибудь  самолет  или  даже   два  были  свободны  от  перевозки аппаратуры, мы использовали их для связи: помимо этой основной  базы, у  нас имелось еще одно временное пристанище на расстоянии шестисот -- семисот миль -- в южной части огромного плоскогорья, рядом с  ледником Бирдмора. Несмотря на метели и  жесточайшие ветры,  постоянно дующие с  плоскогорья, мы в целях экономии и эффективности работ отказались от промежуточных баз.

     В   радиосводках  от  21  ноября   сообщалось  о  нашем   захватывающем беспосадочном  полете   в  течение  четырех  часов  над  бескрайней  ледяной

равниной,  окаймленной  на западе горной грядой. Рев мотора разрывал вековое безмолвие; ветер  не мешал полету, а  попав в туман, мы  продолжили путь  по радиокомпасу.

     Когда между 83'  и 84' южной широты впереди  замаячил некий  массив, мы поняли,  что достигли ледника Бирдмора, самого большого шельфового ледника в мире; ледяной покров моря сменяла здесь суша, горбатившаяся хребтами. Теперь мы окончательно вступали  в сверкающее  белизной мертвое безмолвие  крайнего юга. Не успели мы это осознать, как вдали, на востоке, показалась гора

     Нансена,  высота  которой равняется  почти  15  000  -- футов.  Удачная разбивка  лагеря за ледником на  86'  7' южной широты  и 174' 23'  восточной долготы  и  невероятно  быстрые  успехи  в  бурильных  и  взрывных  работах, проводившихся  в  нескольких местах, куда мы  добирались на  собаках  или на самолетах,--  все  это  успело  стать  достоянием  истории,  так  же  как  и триумфальное восхождение  Пэбоди с двумя  студентами, Гедни  и  Кэрролом, на гору Нансена, которое они совершили 13  -- 15  декабря. Находясь на высоте 8 500 футов над  уровнем моря,  мы путем  пробного  бурения обнаружили твердую почву  уже  на  глубине  двадцати  футов  и, прибегнув  к установке  Пэбоди, растапливающей снег и лед, смогли  добыть  образцы пород там,  где до нас не помыслил  бы  это  сделать ни один исследователь.  Полученные таким  образом докембрийские  граниты  и  песчаники  подтвердили наше предположение,  что у плато  и   большей,   простирающейся  к   западу,   части   континента  одно происхождение, чего нельзя было сказать о районах, лежащих  к юго-востоку от Южной  Америки;  они,  по  нашему  разумению,  составляли  другой,  меньший, континент,  отделенный от основного  воображаемой линией,  соединяющей  моря Росса и Уэдделла. Впрочем, Бэрд никогда не соглашался с нашей теорией.

     В некоторых образцах песчаников, которые после бурения и взрывных работ обрабатывались  уже долотом,  мы  обнаружили  крайне  любопытные  вкрапления органических  остатков   --   окаменевшие  папоротники,  морские  водоросли, трилобиты, кринойды  и некоторых  моллюсков --  лингвелл и гастроподов,  что представляло   исключительный  интерес  для  изучения  первобытной   истории континента.   Встречались  там  и   странного  вида  треугольные   полосатые отпечатки, около фута в основании, которые Лейк собирал по частям из сланца, добытого на большой глубине в  самой западной точке бурения, недалеко от гор Королевы  Александры.  Биолог  Лейк  посчитал  полосатые  вкрапления  фактом необычным и наводящим на  размышления; я же как геолог не нашел здесь ничего удивительного -- такой эффект часто встречается в осадочных  породах. Сланцы сами  по  себе  --  метаморфизированные   образования,  в  них  всегда  есть спрессованные  осадочные породы; под  давлением  они  могут принимать  самые невероятные формы -- так что особых причин для недоумения я тут не видел.

     6 января 1931 года Лейк, Пэбоди, Дэниэлз, все шестеро студентов, четыре механика и я вылетели на двух самолетах  в направлении Южного полюса, однако разыгравшийся не  на шутку ветер,  который,  к счастью,  не перерос в частый здесь свирепый ураган, заставил нас пойти на вынужденную посадку. Как писали газеты, это был один из наших разведывательных полетов, когда мы наносили на карту  топографические особенности местности,  где  еще  не побывал  ни один исследователь  Антарктиды.  Предыдущие  полеты  оказались  в  этом отношении неудачными,  хотя  мы  вдоволь   налюбовались  тогда   призрачно-обманчивыми полярными миражами, о  которых  во время морского путешествия получили  лишь слабое  представление. Далекие горные  хребты парили в воздухе как сказочные города,  а  белая пустыня  под волшебными  лучами  низкого полночного солнца часто обретала золотые, серебряные и алые краски страны грез, суля смельчаку невероятные  приключения.   В   пасмурные   дни  полеты  становились   почти невозможны:  земля  и небо сливались в  одно таинственное целое и разглядеть линию горизонта в этой снежной хмари было очень трудно.

     Наконец  мы  приступили  к  выполнению  нашего  первоначального  плана, готовясь перелететь  на пятьсот миль к западу и разбить там еще один лагерь, который,  как  мы  ошибочно  полагали,  будет  находиться  на  другом  малом континенте.  Было  интересно  сравнить геологические образцы обоих  районов. Наше физическое состояние оставалось превосходным -- сок лайма  разнообразил наше питание, состоявшее из консервов и солонины, а умеренный холод позволял пока не кутаться. Лето было в самом разгаре, и, поспешив, мы могли закончить работу  к марту и тем избежать долгой тяжкой зимовки в период антарктической ночи. На нас уже обрушилось  несколько жестоких ураганов с  запада, но урона мы  не понесли благодаря изобретательности Этвуда, поставившего элементарные защитные устройства  вокруг  наших  самолетов  и  укрепившего  палатки.  Нам фантастически везло.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать