Жанр: Ужасы и Мистика » Говард Лавкрафт » Хребты Безумия (страница 5)


     Крылья этой твари перепончатые, остов их трубчатый.  На концах  каждой секции видны  крошечные отверстия. Поверхность ссохлась, и потому непонятно, что находится внутри и что оторвалось. Нужно будет, вернувшись на базу,  тут же вскрыть этот таинственный организм.  Пока не могу решить  -- растение это или  животное?  Многое,  говорит в  пользу  того,  что неизвестный  организм относится к  древнейшему  времени.  В  это  трудно  поверить. Заставил  всех обрубать  сталактиты и искать другие  экземпляры, подобные этому. Нашли  еще несколько костей с глубокими зарубками, но с  этим можно подождать. Не знаю, что делать с собаками. Они будто взбесились, остервенело  лают  на находку и наверняка разорвали бы ее на куски, не удерживай мы их на расстоянии силой".


x x x


     "23.30. Всем,  всем -- Дайеру, Пэбоди,  Дугласу. Дело,  можно сказать, чрезвычайной важности.  Пусть  "Архкем"  тут  же  свяжется  с  радиостанцией Кингспорта.  Отпечатки   в   архейском  сланце   принадлежат  именно   этому бочкообразному "растению".  Миллз, Будро и  Фаулер нашли  и  других подобных особей --  целых тринадцать  штук -- в сорока футах  от скважины. Они лежали вперемешку с  обломками тех  гладких, причудливой формы  мыльных камней: все камни -- меньше  предыдущих, тоже звездчатые, но  без отбитых концов,  разве только покрошились немного.

     Из этих органических особей восемь  сохранились превосходно,  целы все отростки.  Все экземпляры извлекли из пещеры, предварительно отведя подальше собак. Те  их просто не выносят, так и заливаются истошным лаем. Прослушайте внимательно точное  описание  нашей  находки  и  для  верности  повторите. В газетах оно должно появиться предельно точным.

     Длина   каждого  экземпляра   --   восемь  футов.  Само  бочкообразное, пяти-складочное тело равняется шести футам в длину  и трем с половиной  -- в ширину. Ширина указывается в центральной части, диаметр же оснований -- один фут.  Все особи  темно-серого  цвета,  хорошо  гнутся и  необычайно прочные. Семифутовые перепончатые "крылья" того же цвета,  найденные сложенными, идут из борозд  между  складками.  Они более светлого цвета, остов трубчатый,  на концах  имеются  небольшие  отверстия.  В раскрытом  состоянии --  по  краям зубчатые. В центре тела, на каждой из пяти вертикальных, похожих  на клепки, складок -- светло-серые гибкие лапы-щупальца.  Обвернутые в настоящий момент вокруг тела, они способны в  деятельном  состоянии дотягиваться до предметов на  расстоянии  трех футов -- как примитивная  морская лилия  с  ветвящимися лучами.  Отдельные щупальца  у  основания -- трех дюймов  в  диаметре, через шесть  дюймов  они  членятся на пять  щупалец, каждое  из  которых еще через восемь  дюймов  разветвляется на  столько  же  тонких,  сужающихся  к  концу щупалец-  усиков --  так что на каждой " грозди" их  оказывается по двадцать пять.

     Венчает торс светло-серая, раздутая, как от  жабр,  "шея ", на  которой сидит  желтая  пятиконечная, похожая  на морскую звезду  "головка", поросшая жесткими разноцветными волосиками длиной в три дюйма..

     Гибкие  желтоватые трубочки длиной три дюйма свисают с каждого из  пяти концов массивной (около двух футов в окружности) головки.  В самом центре ее -- узкая щель, возможно, начальная часть дыхательных путей.  На конце каждой трубочки  сферическое  утолщение,  затянутое  желтой  пленкой,  под  которой скрывается  стекловидный  шарик  с  радужной  оболочкой  красного  цвета  -- очевидно, глаз.

     Из  внутренних углов  головки тянутся еще  пять  красноватых  трубочек, несколько  длиннее  первых, они заканчиваются своего рода мешочками, которые при  нажиме раскрываются, и по краям круглых отверстий, диаметром два дюйма, хорошо  видны острые выступы белого цвета, наподобие зубов. По-видимому, это рот.  Все  эти трубочки, волосики  и пять концов головки аккуратно сложены и прижаты к раздутой  шее  и  торсу.  Гибкость  тканей  при такой прочности -- удивительная.

     В нижней части туловища находится грубая копия  головки, но  с  другими функциями. На светло-серой  раздутой  лжешее отсутствует подобие  жабр,  она сразу  переходит  в зеленоватое  пятиконечное  утолщение,  тоже напоминающее морскую звезду.

     Внизу также находятся прочные мускулистые щупальца длиной около четырех футов.  У самого туловища ширина их в диаметре составляет  семь дюймов, но к концу они утончаются, достигая не более двух с половиной дюймов, и переходят в зеленоватую треугольную перепончатую "лапку" с  пятью  фалангами. Длина ее -- восемь  дюймов, ширина у "запястья" -- шесть. Эта лапа, плавник или нога, словом,  то, что  оставило  свой  след на камне  от тысячи до пятидесяти  -- шестидесяти миллионов лет назад.

     Из  внутренних  углов  пятиконечного  нижнего  утолщения  также тянутся двухфутовые красноватые трубочки, ширина которых колеблется от трех дюймов у основания  до одного -- на  конце. Заканчиваются  они  отверстиями. Трубочки необычайно плотные и прочные и при этом удивительно гибкие.

     Четырехфутовые щупальца с лапками, несомненно, служили для передвижения -- по суше или в воде.  Похоже, очень мускулистые. В настоящее время все эти отростки  плотно обвиты вокруг лжешеи и низа туловища -- точно так же, как и в верхней части.

     Не  совсем уверен,  к  растительному  или животному  миру  отнести  это существо,  но  скорее  все  же  к  животному.  Может  быть,  это  невероятно продвинутая  на пути  эволюции  морская  звезда,  не утратившая,  однако,  и

некоторых признаков примитивного  организма.  Свойства  семейства  иглокожих налицо, хотя кое-что явно не согласуется.

     При  том   что  морское  происхождение   в  высшей   степени  вероятно, озадачивает наличие  "  крыла" (хотя  оно могло помогать при  передвижении в воде),   а  также   симметричное   расположение  отдельных   частей,   более свойственное   растениям  с  их  вертикальной   постановкой,  в  отличие  от горизонтальной  --  у  животных.  Эта тварь  находится  у истоков  эволюции, предшествуя даже простейшим архейским одноклеточным организмам; это  сбивает с толку, когда задумываешься о происхождении таинственной находки.

     Неповрежденные  особи  так  напоминают  некоторых  существ  из  древней мифологии,  что  нельзя  не  предположить,  что  когда-то  они  обитали  вне Антарктики. Дайер  и  Пэбоди  читали "Некрономикон", видели  жуткие  рисунки вдохновленного им Кларка Эштона Смита и потому понимают меня, когда я говорю о Старцах -- тех, которые якобы породили жизнь на Земле не то шутки ради, не то по ошибке.  Ученые всегда считали, что прообраз  этих Старцев  -- древняя тропическая   морская   звезда,  фантастически   преображенная   болезненным сознанием.  Вроде  чудовищ из  доисторического  фольклора,  о  которых писал Уилмарт. Вспоминается культ Ктулху...

     Материал  для изучения  огромный. Судя  по всему,  геологические пласты относятся к позднему мелу или к раннему эоцену. Над ними  нависают массивные сталагмиты.  Отколоть  их  стоит  большого труда,  но  именно такая  высокая прочность  препятствовала  разрушению.  Удивительно, как  хорошо  все  здесь сохранилось -- очевидно, благодаря  близости  известняка.  Других интересных находок пока нет  -- возобновим  поиски позже. Главное теперь -- переправить четырнадцать крупных экземпляров на базу и уберечь  их от собак, которые уже хрипят от лая. Держать животных вблизи находок нельзя ни в коем случае.

     Оставив трех человек стеречь собак, мы вдевятером  без труда  перевезем драгоценные экземпляры  на трех санях,  хотя ветер сильный.  Нужно  сразу же наладить  воздушное  сообщение с базой у  залива и заняться транспортировкой находок на  корабль.  Перед сном препарирую  одну из особей. Жаль, нет здесь настоящей  лаборатории. Дайеру, должно  быть, стыдно, что он возражал против экспедиции на запад. Сначала  открыли высочайшие в мире горы, а теперь вот и это. Думаю, наши находки сделали бы честь любой экспедиции. Если это не так, значит, я ничего не смыслю. Сделан большой вклад  в науку. Спасибо Пэбоди за его устройство, оно нам очень помогло при бурении, иначе мы не проникли бы в пещеру. А теперь вы, на "Аркхеме",  повторите  дословно  описание  найденных особей".


     Трудно передать наши с Пэбоди чувства после получения этой радиограммы. Ликовали  и  все наши  спутники.  Мактай  торопливо переводил  на английский звуки, монотонно доносившиеся из принимающего  устройства. Как только радист Лейка  закончил  диктовку, Мактай  аккуратно переписал все донесение. Все мы понимали, что это открытие  знаменует переворот в науке, и я  сразу же после того, как  радист  с "Аркхема" повторил описание находок, поздравил Лейка. К этим поздравлениям присоединились Шерман, глава базы  в заливе  Мак-Мердо, и капитан Дуглас от имени команды "Аркхема". Позже я  как научный руководитель экспедиции сказал несколько слов, комментируя это открытие. Радист "Аркхема" должен был донести мои  слова до мировой общественности. О сне, естественно, никто и подумать  не мог. Все находились в состоянии крайнего возбуждения, а моим единственным  желанием было как  можно скорее оказаться в лагере Лейка. Меня  очень расстроило его  известие,  что ветер в горах  усиливается, делая воздушное сообщение на какое-то время невозможным.

     Но  через   полтора  часа  мое  разочарование  вновь  сменилось  жгучим интересом.  Лейк  в  новых  донесениях  рассказывал,  как  все  четырнадцать экземпляров благополучно доставили в  лагерь. Путешествие оказалось нелегким -- находки оказались на удивление тяжелы: девять  человек едва  справились с этим  грузом. Для собак пришлось  городить на безопасном  от базы расстоянии укрытие  из снега. Предполагалось, что там их будут  держать  и кормить. Все найденные экземпляры  разложили  на плотном  снегу рядом с палатками,  кроме того, который Лейк отобрал для предварительного вскрытия.

     Препарирование оказалось делом  не столь легким,  как  могло на  первый взгляд показаться. Несмотря на жар,  шедший от газолиновой горелки в наскоро оборудованной  под  лабораторию  палатке,  обманчиво гибкая ткань выбранной, хорошо  сохранившейся  и  мускулистой  особи  нисколько  не  утратила  своей удивительной плотности. Лейк ломал голову, как сделать необходимые надрезы и одновременно не  нарушить  внутренней  целостности  организма.  Конечно,  он располагал еще семью абсолютно неповрежденными  особями, но ему  не хотелось кромсать их без крайней надобности, не зная, обнаружатся ли в пещере другие. В конце концов Лейк решил не вскрывать этот экземпляр, а, убрав его, занялся тем, у  которого  хоть и  сохранились  звездчатые утолщения  на концах, были повреждения и разрывы вдоль одной из складок туловища.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать