Жанр: Научно-образовательная: Прочее » А Мурсалиев » Третья мировая война окончена (страница 3)


Пожалуй, единственная страна на Балканах, с которой у Турции стабильно недружественные отношения - это Греция.

Отношения с Болгарией достигли критической точки в последние годы правления Тодора Живкова, во время гонений на болгарских турок и их массового исхода в Турцию, когда насильственной "болгариэации" подвергались не только живые, но и мертвые. На кладбищенских надгробиях турецкие имена переделывались на болгарские.

После падения режима Живкова отношения Анкары и Софии пошли на улучшение. А представляющее интересы болгарских турок и мусульман Движение за права и свободы входит в коалицию с правящим Советом Демократических сил.

ТРЕТЬЯ БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА?

На Балканах фактически завершается процесс формирования трех блоков, которые условно можно обозначить как "католический" (прозападный), "православный" (провосточный) и "мусульманский" (проюжный).

С одной стороны, Словения, Хорватия, а также сочувствующие им венгры, у которых более чем достаточно претензий к своим южным соседям: Сербии и Румынии. За спиной у этого блока - Австрия и Германия.

С другой - Сербия с Черногорией, объединенные в "малой Югославии" и примыкающие к ним сербские "республики" на территориях Хорватии и Боснии, а также Румыния и Греция. Эти страны последние полтора столетия ориентировались на Россию.

И, наконец, третья сторона: Босния, Албания, Македония и Турция (плюс, возможно, Косово). При нейтралитете Болгарии. За этим блоком стоит чуть ли не весь мусульманский мир, у которого появляется реальный рычаг давления на Европу. Здесь пристально и с тревогой следят за событиями в Боснии. Исламские страны уже принимали участие в Лондонской конференции, активно выступают за давление на Сербию.

Со времен раздела Рима на Западную и Восточную (Византийскую) империи на Балканах шло соперничество между тремя геополитическими образованиями: Западным, Восточным и Южным. Сменялись династии, религии, народы. Давно уж нет Великого Рима, погасла Византия, исчезли, оставив в изумлении древнерусских летописцев, авары, а за ними печенеги и куманы...

А старые рубежи вновь бросают народы друг на друга во славу призраков - прошлых и будущих.

ВЕТЕР С СЕВЕРА.

Есть все основания подозревать, что Америка была открыта задолго до Колумба. Но колонизация ее началась лишь после XVI века.

Энергичный Запад оказался к тому времени прочно зажатым на своем полуострове московитами и османами. Лишние буйные люди, тремя столетиями ранее отправляющиеся в крестовые походы, а ныне грозившие разорвать на клочки старушку Европу, потянулись "осваивать" новые земли за океаном. А в Испанию потекло золото инков, очень быстро перекочевавшее из королевской казны в лавки торговцев и ростовщиков Нижних земель (Нидерландов).

Золото инков стало вторым, после награбленного крестоносцами в Святой земле, вкладом в кошели нарождающейся европейской буржуазии. (Позднее Давид Рикардо и Адам Смит назвали этот период эпохой первичного накопления капитала). Эти сокровища стали горючим для серии буржуазных революций, обновивших Европу и вооруживших ее новой суперидеей - национализмом.

Запад продолжил борьбу с Востоком, опираясь уже на ресурсы новообретенных тылов за океаном и новую идею. И в 1918 году прорвался-таки на Ближний Восток, расчленив после Мудросского мира своего злейшего геополитического врага - Османскую империю.

В 1991 году запад Запада - США прочно поставил ногу на аорту Востока Персидский залив... Но между Мудросским миром и "Бурей в пустыне" произошло много событий, изменивших расстановку сил в регионе. Запад не смог одержать полную и безоговорочную победу над Востоком. И прежде всего потому, что одна из двух противостоящих ему восточных империй - Российская - устояла. И поспешила заполнить брешь на юге.

Сразу же после окончания первой мировой Россия заключает союз со вчерашним врагом и геополитическим собратом - Турцией, которая в тотальном вражеском окружении подняла знамя антиимпериалистической, антизападной войны. Большевистские газеты в этот период именовали ее "Красной Анатолией". Отложившееся от России и переориентировавшееся на Запад Закавказье вместе с Северным Кавказом оказалось зажатым между двумя союзниками.

28 апреля 1920 года 11-я Красная Армия вошла в Баку, и Азербайджанская Демократическая республика превратилась в Азербайджанскую ССР. Между Москвой и Анкарой оставалось еще два западных буфера - Армения и Грузия. Но уже осенью того же года 11-я Красная Армия разгромила поддерживаемого Антантой врага Турции - Армению. Анкара смогла перебросить высвободившиеся части с востока на запад, против греческого экспедиционного корпуса и сбросить греков в море. Закавказье же вернулось под руку Москвы.

И даже когда в 1921 году Мустафа Кемаль Ататюрк потопил в Черном море у берегов Трабзона заброшенный в Турцию коммунистический десант (все руководство созданной в Баку Турецкой компартии во главе с генсеком Мустафой Субхи), на отношениях Москвы и Анкары это особо не сказалось. Геополитические интересы оказались сильнее чувства "партийного товарищества".

Серьезные разногласия между Турцией и СССР начались лишь в тридцатые годы, когда у нас нэп был окончательно свернут, а в Турции продолжился, и Анкара, отказавшись от идеи геополитического реванша, избрала четкую ориентацию на Запад.

Но Москва продолжила свой "южный поход". На горячей почве Ближнего Востока начался бурный рост компартий.

В 1943 году север Ирана был оккупирован советскими войсками. Через пару лет там возникли сразу две республики - Азербайджанская со столицей в

Тебризе и Курдская - в Мехабаде. Кремлевские уши торчали из обеих.

Но после войны Тегеран получил поддержку Запада. Советские войска были выведены. Обе республики пали.

Но отступление Москвы было временным. Набирало силу национально-освободительное движение, в котором не последнюю роль играли ударные отряды Кремля - компартии. Под напором этих сил начался процесс деколонизации.

Однако Запад ушел с Ближнего Востока, предварительно расчленив его. Практически однородный регион, оказался разделенным на более чем полтора десятка государств, находящихся не в лучших отношениях друг с другом.

ГРАНИЦЫ И АНКЛАВЫ.

Сулейман Демирель, нынешний премьер-министр Турции, как-то заметил, что в результате политики Англии, делившей Ближний Восток, границы Турции начинаются там, где заканчивается нефть. К этому можно добавить, что границы остальных государств были проведены так, что нефть оказалась в одних странах, а людские ресурсы - в других. Лишь Ирак получил и то, и другое...

Запад постарался сохранить в регионе свои плацдармы. Любопытно, что созданы они там же, что и тысячелетие назад в эпоху Крестовых походов.

14 мая 1948 года в Палестине было провозглашено Государство Израиль. А через несколько часов в ночь с 14 на 15 мая началась первая арабо-израильская война.

Результатом этой войны стало возникновение палестинского вопроса и обмен беженцами. Более полумиллиона палестинцев бежало в соседние арабские страны, оттуда, в свою очередь, в Израиль до середины 50-х годов прибыло около 800 тысяч евреев.

За первой арабо-израильской войной последовали еще три. Это противостояние предопределило политический климат Ближнего Востока на весь послевоенный период. Израиль с момента своего рождения превратился в государство-солдата, окопавшегося на прибрежной полосе. Без "тылового обеспечения" - поддержки Запада - он не мог бы просуществовать и недели. Долг же, как известно, платежом красен. И "земля обетованная" превратилась в средство давления на арабов, своеобразный поршень для выкачивания нефти.

Вторым западным анклавом стал расположенный прямо над Святой землей Ливан. А вернее, одна из его христианских общин: марониты, в XII веке союзники крестоносцев.

Сам Ливан к XX веку напоминал модель Ближнего Востока в миниатюре: здесь представлены практически все конфессии региона. И, уходя, Франция, бывшая мандатарием Ливана, разработала достаточно незатейливую, но грозящую серьезными потрясениями модель государственного устройства. По так называемому национальному пакту президентом мог быть только маронит, премьером - мусульманин-суннит, спикером - шиит, его заместителем православный и т. д.

В 1976 году, после стычек маронитов с палестинцами, которые к тому времени составили значительную часть населения "арабской Швейцарии", началась гражданская война.

Ливанская модель стала классикой в политике. Достаточно похожее разделение постов существовало до последнего конфликта и в Абхазии (да и большинство национально-территориальных образований бывшего СССР в той или иной степени носили на себе отпечаток некоторой "ливанности").

Следует заметить, что нигде в мире эта попытка распределения серег в зависимости от весовой категории каждой из сестер, не имела успеха.

Пожалуй, ни один народ Ближнего Востока не эксплуатировался в нынешнем веке великими державами столь нещадно, как курды. Причиной тому их геополитическое положение. По оценкам, всего курдов на земле то ли 20, то ли 30 миллионов. Живут они компактно в Иране (6 миллионов), Турции (12 миллионов), Ираке (3 миллиона) и Сирии (1 миллион). И, заручившись дружбой курдов, можно лупить по голове каждую из этих стран.

Первыми "курдскую карту" стали разыгрывать англичане еще в годы первой мировой войны. В годы второй мировой курдов, уже против англичан. пытался поднять третий рейх. А затем эстафетную палочку подхватила Москва. СССР поддерживал курдское движение в Ираке до тех пор, пока не подружился с Багдадом.

И теперь уже Вашингтон стал разучивать роль защитника курдов. Буш в открытую призвал их восстать против Саддама, что, впрочем, не помешало Белому дому хладнокровно наблюдать за тем, как иракская армия погнала почти пять миллионов жителей севера. Когда же мировая общественность была достаточно подготовлена, союзники взяли под контроль север Ирака.

В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО ПРОСТРАНСТВА.

После распада Союза стали очевидными попытки Запада создать новые плацдармы уже на севере региона.

13 февраля 1988 года на улицы глухого советского провинциального городка вышли демонстранты с первыми в стране требованиями территориального передела. Через короткий промежуток времени название городка и области стали известны всему миру. В Степанакерте в этот день началась самая затяжная я кровопролитная война эпохи перестройки - карабахская. Шло время, менялись лидеры, лозунги, аргументация, а маховик войны все раскручивался. Если вначале упор делался на экономические условия, затем - на право наций на самоопределение, то теперь все более открыто выдвигается тезис о западном (российском) форпосте против исламского фундаментализма (или же пантюркизма).



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать