Жанр: История » Александр Заблотский, Роман Ларинцев » Советские ВВС против кригсмарине (страница 3)


Лучший ас Балтийского флота

Железнодорожная артиллерия КБФ против люфтваффе

Несмотря на название, речь пойдет вовсе не о героических летчиках-истребителях Балтики. Более того, перефразируя Твардовского, — это «не зенитчики и не летчики, хоть герои не хуже их». Но не будем дальше интриговать читателей: мы расскажем о малоизвестной странице боевой деятельности морской железнодорожной артиллерии Краснознаменного Балтийского флота в период битвы за Ленинград.

В начале тридцатых годов прошлого столетия на вооружение береговой обороны возрождающегося Красного флота стали поступать железнодорожные артиллерийские установки. Первоначально для их создания использовался задел еще царских времен. В частности, на железнодорожные транспортеры были установлены 356-мм орудия, заказанные для линейных крейсеров типа «Измаил». Затем стали использоваться пушки уже советского производства, в том числе 180-мм орудия Б-1-П. Транспортеры с такими артиллерийскими системами получили название ТМ-1-180. Применение в береговой обороне подвижных железнодорожных установок давало ощутимые преимущества по сравнению со стационарными батареями. В полной мере достоинства железнодорожных транспортеров проявились в период обороны Ленинграда. Развитая сеть ленинградского железнодорожного узла позволяла успешно маневрировать не только огнем (как, например, артиллерия Кронштадской крепости), но и колесами. В отличие от стационарных батарей транспортеры могли менять огневые позиции, которые зачастую выбирались в непосредственной близости от переднего края, иногда на расстоянии до 2,5 километров, их было легче маскировать. При необходимости можно было сосредоточить массированный огонь крупнокалиберной артиллерии на нужном направлении. Подвижность транспортеров повышала их живучесть, не позволяя вражеской артиллерии пристреляться по обнаруженному орудию.

В начале 1942 года вся железнодорожная артиллерия КБФ была сведена в 101-ю морскую железнодорожную артиллерийскую бригаду под командованием генерал-майора И.Н. Дмитриева. Самыми мощными и дальнобойными в ее составе были три батареи 180-мм (№ 12, 18 и 19) и одна 356-мм калибра (№ 11). Если последняя использовалась относительно редко, то 180-миллиметровки играли роль «длинной руки» ленинградской артиллерии. Основной задачей 101-й бригады была контрбатарейная борьба с группировкой осадной артиллерии, сосредоточенной противником под Ленинградом. Однако большая дальность стрельбы артиллерийских транспортеров ТМ-1-180, достигавшая 37 километров, позволяла наносить удары и по объектам в сравнительно глубоком немецком тылу. Среди таких целей наибольшее внимание уделялось городу Гатчина (Красногвардейск). Здесь кроме крупной железнодорожной станции находился передовой немецкий аэродром, на который в течение всей блокады базировались части 1-го воздушного флота люфтваффе. В основном гатчинский аэродром использовали истребители из JG54 «Grunherz», которые первыми испытали на себе удары артиллеристов 101-й бригады.

Для обстрелов Гатчины чаще всего привлекались 18-я и 19-я железнодорожные батареи, причем роль «первой скрипки» обычно играла 19-я батарея под командованием капитана В.Н. Мяснянкина. Для уменьшения противодействия противника одновременно со стрельбой 180-мм транспортера несколько батарей меньшего калибра вели огонь по ближайшим позициям немецкой артиллерии. Именно так был организован удар по гатчинскому аэродрому 10 июня 1942 года. В 2 час. 05 мин. один транспортер 19-й батареи открыл огонь по цели. Еще три железнодорожные батареи навязали огневую дуэль вражеским орудиям, пытавшимся противодействовать стрельбе. По данным воздушной разведки результаты огневого налета были отличными. Все снаряды упали в районе цели, а три из них попали непосредственно в ангары. Действительно, по немецким данным, в этот день 1-я эскадрилья 54-й истребительной эскадры потеряла три машины. Были уничтожены связной Klemm 35 (заводской номер 3060) и Bf-109F-4 (заводской номер 7631). Еще один «мессершмитт» с «зеленым сердцем» (заводской номер 13182) был тяжело поврежден и уже не подлежал восстановлению.

Архивные материалы противника отмечают в 1942 году еще два случая успешного обстрела аэродрома Гатчины советской артиллерией. 24 февраля был поврежден Bf-109F-2 из 1-й и 7 сентября — Bf-109G-2 из 3-й эскадрильи JG54. В первом случае имеющиеся в нашем распоряжении материалы не подтверждают факта обстрела аэродрома железнодорожной артиллерией КБФ. Впрочем, возможно, это связано с качеством используемого источника[1]. Не обстреливался

аэродром и 7 сентября. Однако в этот день 19-я батарея вела огонь по станции Гатчина-Балтийская, которая находится рядом с аэродромом. В данном случае, вероятно, помог известный закон рассеивания. Видимо, отклонившийся снаряд упал в районе аэродрома и повредил истребитель.

Естественно, что при обстрелах страдала не только техника, но и личный состав подразделений люфтваффе. Так, 5 сентября 1942 года при артобстреле был убит один зенитчик 766-го легкого резервного зенитного дивизиона, а через десять дней, 14 сентября, при аналогичных обстоятельствах понес потери 361-й резервный зенитный дивизион. На этот раз снова один человек погиб, а еще четверо были ранены.

Но свою лучшую «противосамолетную» стрельбу 19-я батарея провела в апреле 1943 года. Незадолго до этого из отдельных «беспокоящих» эскадрилий, созданных по образцу и подобию советских ночных легкобомбардировочных авиаполков, оснащенных самолетами У-2, в составе 1-го воздушного флота под командованием майора Boris von Maubeuge была образована легкобомбардировочная группа (Stoerkampfgruppe Luftflotte I)[2]. Матчасть «беспокоящих» эскадрилий, а теперь и новой группы, состояла из устаревших легких бомбардировщиков и учебных самолетов, взятых из различных летных школ люфтваффе. «Ночники» Stoerkampfgruppe летали на весьма разношерстной «коллекции», состоявшей из разнообразных бипланов, таких как Ar-66, Go-145, Не-45, Не-46 и W.34. Чтобы с большим эффектом использовать эти легкие машины, имевшие незначительный радиус действия, их надо было расположить как можно ближе к линии фронта. Поэтому вполне естественно, что группу разместили на передовом аэродроме в Гатчине.

Нам неизвестно, успели или нет немецкие «швейные машинки» начать свою боевую работу до ночи 9 апреля, когда на летном поле Гатчины опять стали рваться советские снаряды. Состояние Stoerkampfgruppe после окончания огневого налета лучше всего описывать только одним словом — погром. В одночасье группа лишилась двенадцати легких бомбардировщиков. Погибли восемь Не-46 (заводские номера 261, 323, 327,404, 706, 755,1154,1227) и четыре «арадо» (заводские номера 279, 1005, 1223, 1227).

История воздушной войны на советско-германском фронте знает и более успешные удары по немецким аэродромам. Однако и на их фоне события 9 апреля — явление неординарное. Например, в известном по многим историческим очеркам ударе авиации КБФ по аэродрому Котлы 20 марта 1943 года немцы потеряли два бомбардировщика Ju-88A-4 безвозвратно. Еще три «юнкерса» были повреждены (по немецкой классификации потерь — 30, 15 и 10 %). 21 марта тяжело поврежден еще один бомбардировщик. Даже с учетом несравнимо большей боевой ценности уничтоженных в Котлах машин результаты этой операции и апрельского огневого налета на Гатчину по меньшей мере сравнимы.

То, что уничтожение дюжины вражеских машин — заслуга все той же батареи № 19, не вызывает особых сомнений. Правда, согласно уже упомянутой «Хронике» удар по немецкому аэродрому наносился с 4 час. 10 мин. до 4 час. 16 мин. 10 апреля 1943 года. Операция производилась по типовой схеме: один 180-мм транспортер вел огонь по аэродрому, второй наносил отвлекающий удар по городу Красное Село. Четыре 130-мм батареи вели предупредительный огонь по огневым позициям немецкой артиллерии. Расхождения в датах на один день, как показывает изучение документов Бундесархива, дело достаточно обычное. Впрочем, не исключено, что опять помог все тот же закон рассеивания. Дело в том, что и 9 апреля 19-я батарея стреляла по Гатчине. Однако целью в этот день была станция Гатчина-Товарная. Все-таки мы склоняемся к версии ошибки в немецких документах.

Таким образом, 13–14 немецких самолетов можно с полным правом занести на боевой счет железнодорожной артиллерийской батареи № 19. Учитывая, как нелегко давался советским летчикам и зенитчикам каждый сбитый самолет люфтваффе, это очень большая цифра. Кроме того, действия 19-й батареи — яркий пример грамотного использования всех возможностей своего оружия. Мы надеемся, что эта статья станет маленьким кирпичиком в огромном здании Истории Великой Отечественной войны. Истории, где будет место как честному признанию собственных ошибок, так и спокойному описанию своих побед.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать