Жанр: Современные Любовные Романы » Эмма Дарси » Свадьба во спасение (страница 2)


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Двадцать два года спустя…

Джонни Эллис верхом на лошади въехал в старый западный городок, который на самом деле был декорацией, построенной специально для съемок вестерна. Позади него простиралась Аризонская пустыня, а перед ним маячил на кране оператор с камерой. Все, что Джонни должен был делать в кадре, — это скакать на лошади с серьезным выражением лица, соответствующим образу его героя-ковбоя, выполняющего особую миссию — миссию отмщения.

— И все-таки Джонни не сдержался, и легкая усмешка приподняла уголки его губ. Он находился сейчас на вершине успеха — его диски с песнями в стиле кантри были платиновыми и расходились миллионными тиражами, и вот теперь он снимался в своем первом фильме. Это было невероятно и превосходило все его самые смелые мечты.

Ездить верхом он научился в Гундамурре. Несмотря на то что он был высоким и крупным, смотрелся он в седле очень естественно, чем могли похвастаться немногие именитые голливудские актеры. Продюсеры фильма сделали ставку на его популярность, но сам Джонни предпочитал думать о себе как о последователе Джона Уэйна.

Митч и Рик любили посмеиваться над этой его идеей.

Но сейчас Джонни был предельно серьезен.

Камера взяла крупный план — ковбой спешивается, соскакивает с лошади, привязывает поводья к забору и уверенно входит в салун. Это был последний дубль на сегодня, и Джонни не хотел его испортить — все-таки он был профессионалом, привыкшим к сцене, к публичным выступлениям.

Это уже давно стало его второй натурой.

Двери салуна захлопнулись за его спиной, и режиссер крикнул: «Снято!» Джонни теперь уже с улыбкой вышел на улицу, уверенный, что переснимать не придется. Улыба стала шире, когда он увидел Рика Донато, спрятавшегося на спинами членов съемочной группы.

Как здорово, что друг нашел время приехать!

Джонни пригласил его приехать на съемки, когда Рик, ставший всемирно известным фотографом, позвонил и сообщил, что будет в Лос-Анджелесе по своим делам. Жаль, что Лара и дети не приехали с ним. Жена Рика была прекрасной женщиной, а дети… У Джонни таяло сердце каждый раз, когда он видел их. Маленькому Патрику, которому на Рождество исполнилось три года, наверняка понравилось бы кататься на операторском кране.

— Рад тебя видеть, Рик! — радостно поприветствовал он друга. — Познакомить тебя с ребятами?

— Нет.

Быстрый и резкий ответ насторожил Джонни.

Он внимательно посмотрел на друга и отметил, что тот плохо выглядит. Вернее, выглядит опечаленным, потрясенным, как будто изнутри его гложет какая-то душевная боль. Обычно сверкающие темные глаза были тусклыми и пустыми.

— Мы можем пойти в твой трейлер, Джонни?

Или куда-нибудь, где бы могли поговорить с глазу на глаз?

— Конечно.

Джонни махнул рукой, указывая дорогу, и они пошли бок о бок, но не касаясь друг друга. В другое время Джонни обнял бы друга за плечи, выражая свою радость от встречи, но только не теперь, когда Рик выглядел таким далеким и замкнутым.

Желудок Джонни начал спазматически сжиматься, как бывало всегда, когда он интуитивно чувствовал беду.

Он не смог дождаться, пока они дойдут до трейлера.

— В чем дело, Рик? Говори! — потребовал он.

— Мне позвонил Митч, — ровным голосом произнес он, — а ему позвонила Меган.

— Меган Магуайр?

Перед его мысленным взором немедленно возник образ младшей дочери Патрика Магуайра грива рыжих кудрей, веснушчатое лицо, серые глаза цвета предгрозового неба, которые всегда предостерегающе вспыхивали, стоило Джонни предложить ей помощь в любой работе на ферме, как будто своим предложением он оскорблял ее, давая понять, что она не годится для этой работы и не способна управлять Гундамуррой так же хорошо, как и ее отец.

Гундамурра была ее жизнью, и иной она для себя не видела. Но Джонни никогда не критиковал ее за это — наоборот, он восхищался тем, как она справляется с работой, которая по плечу далеко не всякому мужчине. Он никак не мог понять, почему она избегает его, когда он приезжает в Гундамурру, почему каждый раз отказывается покататься вместе верхом, почему в отличие от отца раз от раза становится все негостеприимнее. А стоило им оказаться вместе, она обязательно начинала насмехаться над его популярностью.

А ведь будучи маленькой, она очень любила слушать, как он играет на гитаре и поет, повторяя за ним все слова его песен. Когда же она превратилась в такую далекую и неприступную женщину? Но, черт побери, даже ее неприязнь и отчуждение не удержат его от поездок в Гундамурру.

Патрик для него как отец… Единственный отец, которого он знал…

— Патрик… — Джонни как будто ударили под дых. — Что-то с Патриком?

Рик со свистом выдохнул через стиснутые зубы.

— Он умер, Джонни.

Джонни показалось, что у него остановилось сердце, а ноги перестали повиноваться. Он потряс головой, отказываясь поверить в услышанное. В груди родился мучительный стон:

— Нет… нет…

— Два дня назад, ночью, — произнес Рик тоном, не оставляющим надежды на то, что это ужасная ошибка. — Он умер во сне. Его сердце просто остановилось. Никто ничего не знал до самого утра.

Первой его нашла Меган. Ничего не поделаешь, Джонни. Он ушел от нас.

Ушел…

Ушел, оставив огромную черную дыру в сердце. Джонни едва чувствовал, как рука друга крепко стискивает его локоть. Он двигался автоматически, не видя и не слыша ничего вокруг, и очнулся только тогда, когда ощутил в руке стакан с виски, который подал ему Рик. Джонни с недоумением обнаружил,

что сидит на диване в личном трейлере, предоставленном ему кинокомпанией.

— Это огромная потеря для всех нас, Джонни.

Джонни кивнул. Говорить он не мог, как не мог проглотить ни капли виски.

— Я заказал билеты для нас обоих. Ты сможешь договориться, чтобы тебя отпустили? Они же могут снимать эпизоды, в которых ты не задействован?

Фильм… Как это неважно сейчас!

Боль от потери была нестерпимой. У Рика есть Лара и дети. У Митча — Кэтрин и ребенок, который должен вскоре родиться. Оба его друга создали семьи и имеют собственные дома. Для Джонни же домом по-прежнему оставалась Гундамурра, а семьей — Патрик. И вот теперь Патрика не стало… Как будто его с корнем вырвали из сердца Джонни.

Теперь у него больше не было причин снова и снова возвращаться в Гундамурру.

Меган не захочет его видеть.

Но в этот последний раз ему никто не помешает поехать. Он должен попрощаться с человеком, относившимся к нему как к сыну, и пусть Меган сколько хочет выказывает свое недовольство. С ним Рик с Митчем. Они всегда будут помнить, что Патрик дал им он подарил им свое огромное щедрое сердце.

Почему это случилось?

Джонни с мукой посмотрел на Рика.

— Ведь ему было всего семьдесят.

— Семьдесят четыре, — тихо напомнил Рик.

— Но он был такой крепкий. Он мог дожить до ста лет!

— Все мы так думали… — Мы же видели его всего три месяца назад на Рождество. Он выглядел как обычно.

Рик покачал головой.

— Да, я тоже не заметил никаких признаков болезни. Может быть, его подкосили переживания по поводу засухи, из-за которой погибло много овец и уволилось много работников…

— Я предлагал ему помощь. Предлагал деньги, чтобы он мог платить им, чтобы они не разбежались…

Губы Рика изогнулись в ироничной усмешке.

— Я тоже предлагал. И Митч.

— Он же помог нам, черт побери! Почему же он не позволил теперь нам помочь ему?! — Джонни крепко стиснул руки. — Уверен, это Меган отговорила его принять нашу помощь. Чересчур уж она гордая. А Патрик никогда бы не пошел против нее.

— Не надо обвинять Меган, Джонни. Ей и так тяжело, чтобы взваливать на нее еще и бремя вины за смерть отца. На твоем месте я бы был к ней добрее, друг. Думаю, этого хотел бы и Патрик.

— Да… Я знаю… я понимаю… — Джонни разжал руки и развел их в стороны жестом, полным беспомощности. — Я буду скучать по нему.

Рик кивнул и отвернулся, но Джонни успел заметить, как подозрительно блеснули его темные глаза. Это напомнило ему, что Патрик стал отцом не только для него, но и для Митча с Риком. Рику тоже больно сейчас. И Митчу…

Митч наверняка уже в Гундамурре, оказывает семье всяческую помощь, в том числе и юридическую. А помощь нужна не только Меган, но и Джесси с Эмили. Для всех них это большой удар.

Рик прав — Патрик хотел бы, что его мальчики позаботились о его девочках.

— Мы никогда не узнаем, отчего он умер, — отрывисто произнес Рик. Может быть, просто пришло его время? Нужно собираться, чтобы успеть на самолет. Ты уже в состоянии решить все свои проблемы?

Джонни наконец протолкнул виски в горло. На глазах выступили слезы — то ли оттого, что виски обожгло горло, то ли…

— Все нормально. Я сделаю несколько звонков, и можно ехать.


Вертолетом до Феникса, самолетом до Лос-Анджелеса… Прошло много часов, прежде чем Рик и Джонни пересели наконец на самолет австралийской авиакомпании, летевший в Сидней.

Они заняли свои места и приготовились к долгому полету над Тихим океаном. Стюард предложил им шампанское, оба отказались, попросив апельсиновый сок — им нечего было праздновать.

Несколько вопросов уже давно не давали покоя Джонни.

— Почему Митч не позвонил мне сам? Почему ты приехал за мной?

— Мы подумали… будет лучше, если мы полетим вместе.

— Я рад твоей компании, но мы могли бы встретиться прямо в аэропорту.

Рик бросил на друга насмешливый взгляд.

— Зная твою привычку всегда поступать по-своему, мы решили подстраховаться.

Джонни нахмурился.

— Ты хочешь сказать, что меня нужно держать за ручку?

— Не в этом дело, Джонни. Митч не хотел сваливать на тебя все сразу, тем более по телефону.

Он поручил это мне, посоветовав поговорить об остальном, когда ты немного придешь в себя от шока.

Желудок Джонни снова ожил, предупреждая, что грядут новые беды.

— Тогда выкладывай свое остальное. Видишь, я сижу и даже пристегнут. О чем еще я должен узнать?

Рик пристально посмотрел на друга, будто прикидывая, готов ли тот воспринять, что он собирался сказать.

— О завещании Патрика. Оно у Митча, и он вскрыл его.

— И? — Джонни испытал облегчение. — Уверен, с ним все в порядке. Патрик всегда был честным и справедливым.

— Джонни, приготовься еще к одному потрясению. Почти половина Гундамурры завещана тебе.

— Что?!

— Ты получаешь сорок девять процентов, а Меган — пятьдесят один. Она остается хозяйкой, о чем всегда мечтала. Только, по правде говоря, вряд ли она мечтала разделить владение Гундамуррой с тобой, Джонни. Закономерно было бы ожидать, что Патрик разделит ферму между тремя сестрами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать