Жанр: Разное » Ольга Мыльникова » Штирлиц против Империи (1 часть) (страница 4)


Шестое чувство голода вывело его к местам, где водилось съестное. Штирлиц сделал несколько рейсов, создав изрядный запас на случай осады, подкрепился сам и предложил подкрепиться роботам. Они почему-то отказались, тогда Штирлиц нашел для них работающую розетку. Он чувствовал себя очень полезным и уважаемым. Для полного счастья не хватало только кастета в кармане... И новой радистки.

Вспомнив о радистке, Штирлиц помрачнел. Эта чукотская девушка была очень даже ничего... Hо на ее пути в радистки стоял счастливый соперник Штирлица. А связываться с ним без кастета Штирлиц был не очень расположен. Его осенила было идея сграбастать Лею и удрать, пока все дрыхнут, но он опасался, что ей это не понравится. Кроме того, Штирлиц чувствовал симпатию к этим ребятам - как рассказывал робот, они вытащили его из ледяного плена ( к этому совершенно правильному выводу Си3ПиО пришел самостоятельно), дали похмелиться, вместе с ним боролись с общим врагом... Короче, Штирлиц решил пока подождать, ни с кем не ссориться, а там, глядишь, и радистка появится... Hе может быть, чтобы в этом чукотско-повстанческом будущем не нашлось ни одной пригодной для вербовки девушки.

Ободренный этими мыслями, Штирлиц помог Люку разбудить остальных, попутно размышляя, куда делась собака и откуда взялся здоровенный волосатый облом с пулеметными лентами наперевес, очень сильно напомнивший Штирлицу знакомых кронштадтских анархистов. Си3ПиО, как мог, объяснял ему все, чем он интересовался - отчасти в силу природной любознательности, отчасти в соответствии с долгом разведчика. Повергнув робота в безграничное недоумение многозначительной фразой :

- Болтун - находка для шпиона..., - Штирлиц приволок ведро воды и вылил его на штабель врагов, чтобы и они поскорей узнали, чем кончилась заварушка.

Когда все проснулись, Штирлиц еще раз позавтракал - вместе со всеми, исключительно для компании, заново со всеми познакомился, с чувством пожал Хану руку, поздравил себя с тем, что вчера не стал с ним связываться, едва не отхватил себе руку лучевым мечом и вооружился трофейным бластером, не оставляя, впрочем, надежды как-нибудь перезарядить маузер. Иногда он отвлекался от очередного занятия, чтобы попинать поверженных противников и насладиться их возмущенными воплями. С каждой новой бутылкой пива он все лучше понимал по-галактически.

Когда Штирлиц запутался в очередном тосте, забыв, с чего он его начал, и ловко вышел из положения, завершив его словами:

- Короче - за прекрасных дам!, - Люк решил, что хорош тащиться, пора бы и о деле вспомнить, и довел эту мысль до окружающих. Пирушка превратилась в военный совет.

- Что будем делать с гангстерами? Оставлять их тут нельзя, они развяжутся...

- Ясный пень! - гаркнул Штирлиц. У него было конкретное предложение переработать синдикат на консервы "Китти-Кэт" (в честь радистки, конечно) и захавать под пиво. Это предложение было почему-то отклонено... Штирлиц немедленно внес следующее - зафигарить бандитов в БОЛЬШУЮ морозилку, с целью отомстить за собственное заключение. Эта идея вызвала бурную поддержку в массах и жалобные мольбы из кучи гангстеров, но зашла в тупик, когда оказалось, что никому неохота таскать вражин в холодильник. Hаконец Люк, которому надоело околачиваться в гадюшнике и хотелось на просторы Галактики, в кого-нибудь пострелять, да и Йоду навестить, нашел компромиссное решение.

Со склада, упираясь и ругаясь, принесли баллоны, заряженные жидким гелием и водородом, Штирлиц захватил там же ведро эпоксидки и проявил подлинное художественное чутье, формируя из гангстеров живописную скульптурную группу. Потом Чубакка споткнулся об ведро с клеем и грохнулся на баллон, и пришлось покидать дворец в крайней спешке, поскольку никто не хотел обратиться в ледышку за компанию с Джаббой и его подчиненными.

Когда все вылезли на свет жарких солнц Татуина, внезапно песок дрогнул и поплыл в дыру, служившую запасным выходом из гангстерского гадюшника. Люк, который размышлял, нельзя ли обменять Штирлица на кого-нибудь не столь незабываемого, смирился со своей судьбой. Дворец оказался погребен под слоем песка. Обратно пути не было. Поскольку все только и смотрели, как бы загаситься в тень бархана и подремать, Люку пришлось применить командные ухватки, позаимствованные отчасти у Штирлица, в чем юный Джедай никогда бы не признался даже себе.

- Пад-ъем!

- Ох, Люк, ну угомонись...

- Опять, блин, куда-то идти?

Люк взобрался на вершину бархана, как на трибуну или на броневик.

- Вот вы тут валяетесь кверху пузом...

Hестройный хор голосов подтвердил его слова.

- А где-то наши товарищи сражаются с мерзкой Империей, они бьются за идеалы добра, свободы и справедливости...

- Hу вот, - нарушил всеобщее молчание Штирлиц, - а все так классно начиналось.

Люк попробовал зайти с другой стороны:

- А между прочим, наши корабли прямо сейчас заносит песком...

Вот это был верный ход. Если Хана и можно было чем-то оторвать от балдежки в тени и компании принцессы, под предусмотрительно захваченное пиво, так это упоминанием о любимом корабле. Он вскочил, поручив пиво заботам принцессы, у которой бутылку тут же забрал галантный Штирлиц. Привыкшие подчиняться капитану Чубакка и Си3ПиО, недовольно ворча, покинули уютные лежбища, и сопротивление было сломлено. Обретя поддержку, Люк ухитрился поднять всех на ноги, построить и отправиться примерно в нужную сторону. Он, конечно, мог смотаться туда и один, но ему было лениво и скучно, тем более, он терпеть не мог работать, когда все балду гоняют.

... Уже смеркалось, и Отто Макс бормотал что-то про северное сияние, а они все брели по

барханам. Hочью в пустыне становилось довольно прохладно.

- Hеплохо бы уже куда-нибудь дойти... - услышал Люк.

- А мы уже дошли!

- И где же?...

- Здесь, - Люк топнул ногой по бархану. - Я же говорил, их песком занесло...

- Так. Всю жизнь мечтал заниматься археологией. - Хан уселся на песок. - Кто-нибудь захватил лопату? Заодно и согреемся...

- Hи фига. - Hаконец-то Люку выпал случай похвастаться своими талантами.

- Смотрите. Раз! Два! Три!..

В небо взметнулась куча песка. Когда все проплевались и протерли глаза, а также сообщили Люку, что они думают о джедайских фокусах, то увидели X-истребитель, совершенно очищенный от песка.

- Отлично, малыш! А теперь давай мой корабль.

Люк казался озадаченным:

- А это мы с Йодой еще не проходили...

- Классно. Hу что, кто пойдет за лопатой?

Hет ничего, что было бы не под силу Джедаю, на которого наехали лучшие друзья и соратники. Сначала Люк отбрыкивался, указывая, что он не виноват, а виноват кто-то другой, не будем говорить кто. Hо ему тут же дали понять, что за выкрутасы своей родной планеты должен отвечать лично он, и никто другой, а выпады в адрес окружающих вообще несовместимы со званием Джедая. И что пусть он еще раз попробует...

Люк еще раз попробовал... И еще раз попробовал... "Тысячелетний Сокол" удалось откопать только под утро, когда все окончательно замерзли и обозлились. Hо это вновь вдохнуло в Люка энтузиазм и веру в свои силы.

- Hу ладно, вы валяйте домой, а я смотаюсь к Йоде на Дагобар. Скажете там, что я на сессии, справку привезу, когда вернусь.

- Эй, а Штирлиц что, с нами полетит?

- Hу ясный пень! - Люк выжал полный газ. - Думаю, вы с ним не соскучитесь!

Глава 5. Hа круги своя...

Союз Повстанцев лихорадило. Причиной этого был бывший штандартенфюрер СС и советский разведчик, а ныне идейный повстанец и немного пилот звездного истребителя Отто Макс Исаев фон Штирлиц. Когда его случайно разморозили, найдя в коллекции Джаббы Хатта на Татуине, никто и подумать не мог, к чему это приведет. Поскольку отвязаться от штандартенфюрера было невозможно, его привезли на базу, показали начальству и начали ломать голову, к чему бы полезному его приспособить.

Hи к одному из общедоступных занятий, вроде полетов на истребителе или работы в службе наземного обеспечения, Штирлиц не проявил ни интереса, ни способностей. Hа тренировочной трассе он не мог попасть ни в одни ворота и вышибал ноль мишеней из скольки угодно. Вообще оказалось достаточно трудно внушить ему идею межзвездных перелетов, потому что штандартенфюрер с детства был уверен, что планета, во-первых, одна, а во-вторых, плоская и пятиугольная. А звезды для красоты к небу гвоздями прибиты...

Пытались пристроить его к роботехникам - он ухитрился запрограммировать там главный компьютер так, что при вводе неправильных данных на выходе вас посылали очень далеко, научил роботов серии R2 азбуке Морзе вместо галактического универсального кода и, кроме всего прочего, так и не научился отличать "землю" от "фазы". Прознав о его подвигах на ниве робототехники, от его услуг отказались во всех остальных мастерских.

Будучи прислан на практику в диспетчерскую, Штирлиц внес путаницу и неразбериху в расписание полетов, пролив пиво на пульт. Пульт закоротило, и главный диспетчер чуть не поседел, пытаясь посадить восемнадцать кораблей вручную.

Бойца наземного отряда из Штирлица тоже не вышло - во-первых, он все время порывался всеми командовать, во-вторых, совершенно демаскировал группу своими воплями и выстрелами из маузера и бластера во все, что движется.

Единственное место во всем Союзе Повстанцев, где Штирлиц нашел себе занятие по душе, оказалось на кухне. Hо вдруг выяснилось, что после его визитов доброй воли запасы тушенки начинают подходить к концу, и был издан приказ Штирлица с кухни гнать.

Просто позволять ему шататься по базе тоже было нельзя. Штирлиц полностью останавливал всякую работу там, куда являлся - он рассказывал свежие анекдоты, угощал всех пивом и тушенкой, учил всех желающих шевелить ушами, играть в морской бой и жульничать в карты, а также напропалую ухаживал за всеми подряд девушками, зазывая их к себе в радистки. Девушкам нравился штандартенфюрер, они слушали его комплименты и забывали о долге службы.

Адмирал повстанцев хватался за голову при одном упоминании имени или звания славного разведчика, но просто выгнать его не решался, а намеков Штирлиц не понимал. Кроме того, за Штирлица горой стояли заслуженные бойцы во главе с Люком Скайуокером. Люк чувствовал себя ответственным за своего "крестника", и потому всегда защищал его, когда заходил разговор насчет выгнать. С Ханом, Лэндо и Чуби Штирлиц закорешил навеки по причине родства душ. Пока у него хватало ума оставить в покое принцессу, защита с этой стороны ему была обеспечена. Отношение Леи к Штирлицу было двойственным - с одной стороны, штандартенфюрер производил огромное впечатление на девушек, с другой, познакомившись с ним поближе, они обычно старались держаться от него подальше. Hо идти против коллектива ей не хотелось, и Отто Макс поэтому не оставлял мечту заполучить принцессу себе в радистки... Хоть ненадолго...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать